ПЯТНИЦА, 18 ОКТЯБРЯ 2019 ГОДА
5351 17-06-2016, 00:05

Чего или кого сегодня стоит бояться казахстанцам?


Вот уже несколько недель в Казахстане сохраняется негативный информационный фон. Мало того, что череда произошедших в стране тревожных событий сопровождалась обилием дезинформации и противоречивыми данными (в том числе со стороны официальных СМИ), так еще в конце все смешалось в одну большую кучу. Такая ситуация может поставить в тупик даже знающего специалиста, не говоря уже о простых обывателях, которые чувствуют угрозу, но не знают откуда.

Мы решили разобраться в том, что на самом деле является угрозой для Казахстана и ее граждан, а что - обычным фейком. В данном случае под фейком (в переводе с английского "подделка") мы понимаем событие или ситуацию, которые намеренно создаются, чтобы отвлечь внимание общественности от какой-либо проблемы или сплотить народ вокруг определенной идеи. И если уж власти решаются на такой "спектакль", то проворачивают его максимально аккуратно и правдоподобно... Но только не в Казахстане.

Конечно, мы не беремся судить о том, мог ли "пивной барон" Тохтар Тулешов, находясь в заключении, руководить массовыми "земельными" митингами с целью государственного переворота, или кому из-за рубежа понадобилось финансировать актюбинскую группу террористов, чтобы те организовали в Казахстане "цветную революцию", - это забота судебных органов и экспертов. Но есть явные ляпы, мимо которых пройти нельзя.

Возьмите, например, то обстоятельство, что в список актюбинских террористов, в том числе убитых, попали обычные граждане, далекие от экстремистских движений. Самое интересное - правоохранительные органы признались, что не имеют к этому отношения, лишь после того, когда об этих фактах стало известно широкой общественности. Они уверяют, что список был сфабрикован недоброжелателями. Но кем конкретно и зачем? Да и где после этого гарантия, что среди многочисленных задержанных по данному делу нет невиновных? Ведь в погоне за "раскрываемостью" все способы хороши…

Много вопросов возникает и вокруг мистической "Армии освобождения Казахстана", взявшей на себя ответственность за нападения в Актобе. Она и впрямь появилась из ниоткуда и делась в никуда. Причем никто в эту версию так и не поверил - эксперты назвали ее фейком, и даже сам КНБ РК опроверг сведения о существовании такой организации. Бытует мнение, что этот вброс был сделан намеренно, но поскольку достичь цели не удалось, его как версию сразу отмели.

А буквально на днях появилась свежая версия: МВД РК сообщило, что террористические акты в Актобе могли планироваться из Сирии… Странно, что у нас во всем склонны видеть иностранный след, хотя реального тому подтверждения еще ни разу не прозвучало. Те же беспорядки в Жанаозене, по версии власти, были организованы то ли из-за рубежа, то ли опальными олигархами, то ли местными элитами…

Еще были уникальные находки в Алматы в виде пяти схронов с арматурой, зажигательными смесями и двух квартир, забитых огнестрельным оружием. Все это лидеры общественной организации "Абырой" якобы должны были раздать участникам земельного митинга 21 мая. Причем по инструкции из Украины (!), а конкретно - от члена националистической организации "Правый сектор" Айдоса Садыкова. Можно лишь строить догадки относительно того, какая роль в этом "всемирном заговоре" отведена шымкентскому бизнесмену Тулешову вместе с его высокопоставленными сообщниками. Ведь до сих непонятно, откуда вообще взялась версия об их причастности (источники не сообщаются). Хотя в нее тоже мало кто поверил…

Когда версий (в том числе фейковых) слишком много и ни одна из них не прорабатывается до конца, а в итоге истина так и остается нераскрытой, доверие населения к власти и особенно к тому, что она говорит, стремительно падает. В качестве примера можно вспомнить нашумевшее "дело Челаха": люди до сих пор отказываются верить в то, что простой рядовой мог устроить массовое убийство сослуживцев... Или взять те же преддевальвационные обещания власти, которые возымели обратный эффект: сколько бы теперь официальные лица ни уверяли, что тенге больше падать не будет, граждане продолжают хранить лишние деньги в долларах.

Среди этих бесконечных фейков и противоречивой информации понять, что же сегодня действительно угрожает стране и ее гражданам, очень сложно. Поэтому мы попросили наших экспертов порассуждать о том, какие главные угрозы стоят перед Казахстаном сегодня, а главное - от кого они исходят и как выглядят?

Данил Бектурганов, президент общественного фонда "Гражданская экспертиза":

"Все события имели одну цель - создать нехороший эмоциональный фон"

- Угрозы бывают внеш­ние и внутренние. А бывает и так, что никаких угроз нет, но есть необходимость создать впечатление, будто они есть. А еще хуже, это когда они есть, но мы изо всех сил создаем впечатление, будто их нет. Из чего нужно исходить?

Давайте исходить из того факта, что вся информация о последних событиях - и о земельных митингах, и об обнаружении каких-то подозрительных предметов в арыках, и о теракте в Актобе - носит обрывочный, неполный и часто противоречивый характер. Объяснения и комментарии, которые даются в СМИ, а именно "в телевизоре", порой такие, что и не знаешь, плакать или смеяться. Однако при всей нелогичности и откровенной глупости некоторых комментариев все это выполняет свою работу - создает тревожный эмоциональный фон.

Посмотрим на цепочку событий со стороны: митинг по земле в Атырау - митинги по земле в некоторых других областях - мораторий на Земельный кодекс - аресты и задержания активистов - выявление "схронов с оружием" - срыв республиканского митинга - начало работы общественной комиссии - теракт в Актобе - во всем виноват Тулешов - всем нам перед лицом угрозы (вот и появилось ключевое слово!) нужно сплотиться вокруг президента. Каждое из звеньев этой цепочки можно "обмотать" фактажом, интервью, комментариями, фото- и видеосвидетельствами. Это украсит картину, но это неинтересно. Суть одна: появилась угроза и перед ее лицом нужно сплотиться вокруг президента.

Чуть шажок в сторону - помните теракты во Франции? О чем говорили тамошние политики? О том, что перед лицом угрозы нужно сплотиться. Но там никто не призывал к тому, чтобы сплотиться вокруг президента. Там говорили, что нужно сплотиться для защиты общих ценностей - свободы, демократии и равенства. То же самое сказал Обама в обращении к нации после теракта в Орландо. Чувствуете разницу?

Вот и получается, что все события имели одну цель - создать нехороший эмоциональный фон. Попросту говоря, напугать людей. Страх-то у каждого свой, нужно только его разбудить. А потом показать испуганным людям выход - да просто все, дружище, сплотись вокруг президента, и будет тебе счастье!

Так что же является главной угрозой для Казахстана в свете послед­них событий? Тут без понимания общей ситуации не обойтись. Нужно четко понимать: страна находится в транзите. Это транзит многомиллиардных активов, транзит связей, капиталов - в общем, всего, что определяется коротким словом - власть. Ради этого транзита безжалостно уничтожаются элитные группировки, в прах рассыпаются казавшиеся вчера незыблемыми карьеры. В общем, я цитирую, "любого из вас могут взять за руку и отвести в суд". Если для обеспечения транзита нужно найти какой-то общий страх, который сковал бы общество и парализовал волю, то такой страх будет найден. И применен. Все средства годятся - от расстрелов типа жанаозенского до терактов вроде актобин­ского.

Так вот, на мой взгляд, отсутствие легальных, работающих, общепонятных и не имеющих двойных толкований механизмов транзита власти и является самой главной угрозой для страны. А самое печальное, что осознание этой угрозы никак не влияет на безопасность - это та ситуация, когда все понимаешь, а сделать ничего не можешь. "Титаник" пока плывет…

Толганай Умбеталиева,  гендиректор Центральноазиатского фонда развития демократии:

"Самой большой угрозой в настоящее время является дезинформация"

- На мой взгляд, самой большой угрозой в настоящее время является дезинформация, или игра информацией, или манипуляция информацией. То есть все процессы, которые связаны с предоставлением обществу информации.

Очень важным является то, как она предоставляется: тональность, четкость, полнота. А когда ее содержание постоянно меняется, нет точных данных, то это вводит народ в определенную панику, что впоследствии оказывает сильное влияние на поведение людей.

В частности, все события, происходящие сегодня, в той или иной степени связаны с формой предоставления властью информации обществу. К примеру, в земельных протестах важную роль сыграло то, что власть не донесла свое­временно (до принятия решения) до людей свои намерения и свою позицию. А уже после протестов началась игра с информацией о причинах, мотивах активистов и неких третьих силах, которые якобы за всем этим стоят. Вокруг актюбинских событий такая же проблема: до сих пор нет достоверной информации о том, что там происходило и что происходит сейчас. Или взять реформу системы образования - есть только заявления, а все интересные нюансы, детали, которые могут не понравиться обществу, тщательно вуалируются.

Поэтому, на мой взгляд, есть две основные угрозы для страны: запоздалое информирование общественности (как правило, после принятия решения) и игра информацией (дезинформация, манипуляция и искажение фактов).

Понятно, что эти два фактора могут привести к непредсказуемым последствиям. Допустим, недоверие к власти как источнику информации может обернуться тем, что все, что она станет озвучивать, тут же будет терять силу и значение. А в такой ситуации общество может легко поддаться влиянию других сил.

То есть самым важным при управлении теми или иными событиями и процессами являются характер, тональность и содержание информации. Сами события могут и не приводить к конфликтным ситуациям, а вот дезинформация - вполне.

Асылбек Избаиров,  директор Института геополитических исследований:

"Мы неверно расставили акценты, неправильно определили диагноз"

- После событий, произошедших в Актобе, я вижу нарастание угрозы в конфессиональном пространстве, причем сразу в нескольких направлениях.

Во-первых, это выход из подполья радикальных такфиристских структур, которые, получив установку и приказы от отдельных идеологов и казахстан­ских боевиков ДАИШ, по сути, объявили войну государству. Сегодня такфириты агрессивно отрицают власть государства, трактуемого ими как кафирское (государство неверных), и в мае 2016 года они активно (наравне с некоторыми официальными религиозными деятелями) поддерживали в социальных сетях адептов так называемого земельного протестного движения.

Во-вторых, вследствие террористической атаки в Актобе в обществе усугубился раскол по внутриконфессиональному признаку, и этот раскол может создать для государства очень серьезные проблемы. Как и в 2011 году, в сети часто можно встретить слова "бородачи", "козлобородые", "хиджабницы", "коротко­штанники" и т.д. Эта истерия привела к тому, что некоторые комментаторы предложили отказаться даже от обрезания детей и от фамилий, имеющих араб­ские корни (Аубакиров, Садуакасов, Омаров, Алиев и т.д.), хотя процент арабизмов в казахском языке составляет более 40%.

Запретительные меры могут усилить это противостояние и вывести его на новый уровень, вплоть до открытых конфликтов. Также они могут привести к усилению мотивационных ресурсов радикалов как в противостоянии с лояльными религиозными течениями, так и в плане вербовки новых адептов в террористические структуры. Борьба с такфиризмом, как показывают результаты ОО "Ак-Ниет", возможна только на идеологическом фронте.

Третья угроза заключается в том, что сегодня отдельные религиозные круги пытаются втянуть государство в межгрупповое религиозное противостояние. Увлекшись религиозными проблемами высокой абстракции (в особенности это узкотеологические противоречия вопросов "акиды" - вероубеждения), они активно пытаются внедрить свое понимание в сознание верующих масс.

Инструментарий, который государство сегодня применяет в противодействии религиозному экстремизму и международному терроризму, малоэффективен. Значит, мы неверно расставили акценты, неправильно определили диагноз проблемы и в большинстве случаев отвлекаем силы на второстепенные вопросы. По сути, мы в отдельных аспектах проигрываем идеологии нетрадиционных и радикальных религиозных направлений.

 

Комментарии