СРЕДА, 18 ИЮЛЯ 2018 ГОДА
927 25-07-2016, 06:00

Глава Верховного суда Таджикистана заявил, что в стране нет оппозиции

KZ RUS ENG

Председатель Верховного суда (ВС) Таджикистана Шермухаммад Шохиён утверждает, что в республике нет понятия «оппозиции». Об этом он заявил на встрече с журналистами, когда речь зашла о внесенных недавно поправках в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) Таджикистана, позволяющих возбуждать уголовные дела, проводить расследования, судить и выносить приговоры заочно в отношении лиц, находящихся за пределами страны. Шохиён отметил, что поправки в УПК были приняты не ради привлечения к уголовной ответственности лидера запрещенной в Таджикистане Партии исламского возрождения (ПИВТ) Мухиддина Кабири и его соратников, которые находятся за рубежом, передает «Азия-плюс».

Шермухаммад Шохиён назвал членов ПИВТ «бывшими оппозиционерами», отметив, что «оппозиционеры» в Таджикистане были «до подписания Соглашения об установлении мира и национального согласия» в 1997 году, после которого в течение 2,5 лет в республике действовала Комиссия по национальному примирению. «Все положения и требования как общего соглашения, так и подписанных протоколов полностью были выполнены, и с того времени у нас больше не существует понятий “оппозиция” или “оппозиционеры”»,- отметил председатель Верховного суда Таджикистана.

Слова г-на Шохиёна можно было бы понять, как признание в том, что в Таджикистане, действительно, отсутствуют оппозиционные политические силы. И такое признание отражало бы реальную картину, поскольку после устранения с политического поля ПИВТ в республике осталось 7 политический партий, одна из которых – Народная Демократическая – является партией власти, а пять других представляют собой марионеточные партии. И лишь Социал-демократическая партия Таджикистана до недавнего прошлого отличалась своей независимой позицией, однако в последнее время о ее деятельности практически ничего не слышно.

Таким образом, сколь-нибудь серьезной политической оппозиции сегодня в Таджикистане на самом деле не существует. Однако власти республики всегда подчеркивают, что Таджикистан – демократическое государство, и в подтверждение этому говорят о наличии в стране нескольких партий, то есть многопартийной системы, как обязательного элемента демократического устройства общества. Об этом г-н Шохиён не может не знать. Как и том, что наличие конструктивных оппозиционных сил также является непременным условием демократического государства. Поэтому его слова об отсутствии в Таджикистане понятий «оппозиция» и «оппозиционеры» звучат, как минимум, странно и вовсе не делают чести правительству страны, которая стремится называться демократической.

Но думается, что такую досадную неосторожность в оперировании терминами г-н Шохиен допустил по другой причине. Дело в том, что годы гражданской войны в Таджикистане (1992-1997) оппозицию, которая воевала в правительством, называли сначала «непримиримой», «вооруженной», в затем «объединенной» (поскольку в нее входили как исламские, так и демократические силы). Та «непримиримая» и «вооруженная» оппозиция прекратила свое существование, как верно отметил председатель ВС, после выполнения всех условий мирного соглашения.

Однако, похоже, что понятию «оппозиция» и сегодня, по прошествии почти 20 лет с той войны, все еще придается негативное значение, и его связывают с кем-то воинствующим и направленным против власти, а значит, конституционного строя, поскольку в Таджикистане между этими понятиями различия не делают. И слова г-на Шохиёна это убедительно продемонстрировали. Иначе бы он не стал бравировать тем, что в Таджикистане не существует понятия «оппозиция». Ведь в странах с истинной демократией наличествует не только понятие, но и сама оппозиция, благодаря которой внутри власти постоянно идет борьба за принятие лучших решений в интересах народа. Хотя стоит ли главному судье страны вообще озвучивать свои рассуждения на политические темы – это еще вопрос.

fergananews.com

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение