СУББОТА, 23 СЕНТЯБРЯ 2017 ГОДА
2447 13-04-2017, 07:50

Эпитафия по «зиялы қауым»: кризис казахской интеллигенции

Ряды «зиялы қауым» в последние годы изрядно поредели, и даже само понятие обмельчало. Если раньше казахи подразумевали под ним исключительно сливки интеллектуальной элиты страны, людей, имевших безусловный авторитет, обостренное чувство справедливости и большое влияние на умонастроения граждан, то сегодня так называют всех подряд из числа тех, кто имеет хоть какое-то отношение к национальной интеллигенции. Однако мало кого из них можно назвать «совестью нации», лишь единицы находят в себе мужество открыто и честно апеллировать к власти. Что же случилось с «зиялы қауым»? Этот вопрос мы задали общественным деятелям.

 

Джанибек Сулеев,
web-издатель

«Элита элит, которой нет в природе…»

– «Зиялы қауым» – понятие достаточно специфичес­кое… Помнится, ваша редакция уже рассматривала достаточно дискуссионный вопрос об интеллигенции вообще и современной национальной интеллигенции в частности. Так вот, если попытаться упрощенно объяснить, что такое «зиялы қауым», то это что-то вроде… не просто соли земли казахской. «Зиялылар» – это соль национальной интеллигенции, лучшие из лучших, так сказать, краса и гордость. Это некие духовные авторитеты, к чьему мнению принято прислушиваться.

Классический «зиялы», как правило, не сельский учитель, а обязательно, скажем, академик со званиями, регалиями, госнаградами. Хотя, в принципе, тот же учитель в своем селе и даже районе может считаться «зиялы қауым». Но мы-то говорим о республиканском масштабе. А еще точнее, общенациональном. А это уже другой коленкор...

При этом немаловажный фактором выступает возраст. Как правило, это аксакалы, агашки – 35-летних там нет. И как-то так повелось, что в когорту «зиялы» у нас больше «кооптируются» писатели, акыны, историки, филологи (непременно специалисты казахской филологии и почему-то ни одного представителя романо-германской, хотя среди последних есть очень даже достойные люди) и прочие «гуманитарщики», вплоть до артистов театра, кино и эстрады…

А еще есть такая аксиома: «зиялы» сегодня – это обязательно почти что национал-патриот, тогда как «чаадаевых» там днем с огнем не сыщешь. И от этого становится даже как-то скучно… Причем надо иметь в виду, что основной костяк «зиялы қауым» составляют продукты еще «совкового» разлива. То есть они еще в те приснопамятные времена были назначены «солью» земли казахской… и так ею и остались.

В этом есть некоторый парадокс и странность, поскольку подавляющее большинство таких «зиялы» сегодня то время беспрестанно хают. Как будто это не метрополия давала им зал в Останкино для поэтических вечеров или не выпускала многотысячными тиражами их книги, причем на нескольких языках. Как будто не они получали страшно дефицитные квартиры в Алма-Ате. И это в то время, когда в столице республики численность коренного населения составляла не более двух десятков процентов. В «совковые» времена они взахлеб писали оды советской власти, а потом в одночасье кардинально перекрасились.

Самый яркий и наглядный пример такой мимикрии – Мухтар Шаханов, наиболее признанный наш «зиялы», бывший посол РК в Кыргызстане. Но он хоть с какой-то искрой поэтического таланта, а ведь многие его идеологические подражатели из сонма литераторов, кинематографистов, ученых, руководителей всяких рангов, прямо скажем, не более чем пустое место…

Еще одна особенность наших «зиялы» заключается в следующем: сегодня уже более чем очевидно, что никто из них не обладал бесспорным статусом «зиялы» для всех. В большинстве своем, несмотря на все имеющиеся заслуги объективного характера (а были и такие!), все известные писатели и акыны в определенных регионах были чуточку более любимы, чем, скажем, в других, отдаленных от места своего рождения. Понимаете, о чем я?.. И это уже давным-давно секрет Полишинеля.

Я уже не говорю о том, что в самой «зиялыкауымовской» страте (среде) не было хотя бы двух-трех непререкаемых авторитетов. Скажем, в 1970-х и отчасти предперестроечных 1980-х кумиром молодежи, особенно просвещенной городской (можно читать – «шалаказахской»), и среднего поколения был русскоязычный поэт и видный общественный деятель Олжас Сулейменов, который секретарствовал и в Союзе писателей, и в Союзе кинематографистов, а позже стал послом в ЮНЕСКО. Так вот, в советской действительности Олжас Омарханович был не только объектом, а порой и активным субъектом внутрикорпоративных интриг, которые довольно спокойно и с высокой долей точности можно идентифицировать как межжузовые, а по сути трайбалистские (увы, из песни слов не выкинешь). Специфика этих сшибок состояла в том, что на него обычно накидывались сворой, а он, как любимец первого секретаря ЦК Компартии, мог вести «бой» в одиночку.

Но это частности, а нас больше интересует то, почему все-таки практически во всех творческих союзах и в научной среде (Академия наук КазССР) такое цвело пышным цветом? Да потому, что все наши сегодняшние «зиялылар» в советскую эпоху были при власти либо около нее, а некоторые даже работали в аппарате ЦК и на других «хлебных» должностях. Литераторы были настолько почитаемы и влиятельны, что умудрялись порой рулить даже кинематографической отраслью. А за обладание всем этим, включая премии и квартиры с лишними девятью метрами, шла жесткая внутри- и межвидовая конкуренция. До признания ли тут чьего-нибудь превосходства было?

Но в отношении того, как ценились таланты, как все-таки мог подняться человек, обладавший настоящими знаниями, ценным бэкграундом, «совок» был не самым худшим временем, особенно в послевоенный период. Понятно, что у бунтарей, даже с талантом, шансы в чрезмерно идеологизированном обществе были практически нулевые. Но у нас, прямо скажем, и личностей таких никогда не было. А в целом, как бы парадоксально ни прозвучала такая оценка, проигравший «холодную войну» СССР в этом смысле даст фору нынешнему положению вещей в русле поднятой темы…

И вот когда пришла эпоха свободы с ее главным маркером в лице американской валюты, оказалось, что ныне и «буйных мало», и линейка «зиялов» почти не поменялась, а те, которые «молодые», как бы пришедшие им на смену, мало чем отличаются по своей внутренней природе от существующих агашек, благополучно перешагнувших из «совка» в «егемендiк». С другой стороны, это можно назвать своеобразной преемственностью. Но, на мой сугубо личный взгляд, она получилась какой-то печальной, если не сказать унылой. В общем, как бы то ни было, нет ни отдельно взятой личности, ни группы товарищей, к которым бы тянулся и стар и млад за умными, объективными суждениями о прошлом, настоящем и будущем.

Скажем, со дня обретения независимости на повестке дня у нас всегда стоит вопрос: мы сильное, хотя бы в потенциале, государство или нет? Можно найти массу оценок, кроме одной – той, что мы все-таки «сильное государство». Причина такой неуверенности в своих силах, закомплексованности заключается, помимо всего прочего, и в том, что у нас даже на фоне прошлого (как далекого, так и близкого) не существует сформировавшейся и влиятельной прослойки «зиялы қауым». Ее заменяет… власть, элита, прослойка, состоящая из миллиардеров (как теньговых, так и долларовых), и в этом ее сила и непререкаемость.

И последнее. Мой ответ был в русле поставленного вопроса. Но само понятие «зиялы қауым» попахивает архаизмом. Оно имеет налет чапанизации (в самом ритуале ничего плохого нет, тут сказано в переносном смысле) и какого-то ненужного благоговения, а когда вглядишься внимательно в результат «деятельности» такого «зиялы», проанализируешь его лозунги и поступки, а, главное, оценишь, к чему можно прийти, следуя их «советам народу», так оторопь берет…

А посему давайте ценить, уважать и, если надо, чествовать и приветствовать специалистов своего дела, людей неоспоримого позитивного результата. И порицать пустобрехов, «решал» (одна из функций многих «зиялов»), торговцев своей сивой бородой. Думаю, это только благодаря нынешним условиям псевдорыночного, квазикапиталистического нью-застоя такой, с позволения сказать, институт еще существует. Как только в Казахстане наступит новый виток развития и как только мы, не побоюсь такой оптимистичной мечты, выйдем на путь подлинного прогресса, это понятие, как и само явление, его характеризующее, должно уйти в небытие.

В ином случае… Ну, об этом даже думать не хочется...

 

Земфира Ержан,

главный редактор kieli7su.kz

«Это совесть нации»

– На мой взгляд, «зиялы қауым» является понятием, к которому следует относиться с особым вниманием. В перспективе оно может оказаться очень полезным антикризисным общественным инструментом, который будет помогать в решении многих злободневных проблем. Другое дело – сможем ли мы воспользоваться его преимуществами...

– Дословный перевод «зиялы қауым» звучит как «интеллигентное сообщество», однако казахи традиционно вкладывают в это понятие гораздо более широкий смысл. Как его правильно трактовать?

– В первую очередь, понятие «зиялы қауым» интересно тем, что оно имеет четко выраженную национальную «прописку». Будучи связано с контекстом казахской истории и культуры, оно не вполне совпадает с такими определениями, как «интеллигенция», «интеллектуальная элита», «культурная элита». «Зиялы қауым» объединяет в себе все названные страты общества. При этом характеризуется как социальный слой с четко выраженной гражданской позицией, которому присущи патриотизм, забота о судьбах Родины и активная (и признанная) деятельность на этом поприще. Такова современная «классическая» трактовка данного понятия.

В основе представлений о роли «зиялы қауым» лежат специфические особенности казахского традиционного общества, которое вплоть до ХVIII века сохраняло принцип важности демократических институтов, основанных на приоритете гуманитарных идей. Наиболее показательный пример тому – система выборности биев (судей). То есть в казахской степи (до периода колонизации) имела место, так сказать, реализация проекта, который был мечтой многих европейских утопистов – о правителе, который опирается и прислушивается к советам признанных в народе мудрецов; об идеале мудрого правления. Бии, как известно, были блестящими ораторами, степными философами.

Помимо них, в казахском традиционном обществе особым почетом пользовались музыканты, певцы, сказители эпоса. Необходимо подчеркнуть: в целом оно было лояльно к гуманитариям и с уважением относилось к самой способности творить, создавать эстетическую среду. Таким образом, истоки специфического национального понятия «зиялы қауым» базируются на представлении о важности гуманитарного начала в общественном развитии.

Интересно, что последовательная и адекватная актуализация этой традиции произошла в первые годы обретения Казахстаном независимости. При создании и продвижении законодательной базы, нацеленной на восстановление языкового пространства, президент активно апеллировал к мнению отечественной культурной элиты. Быть может, в этой связи уместно даже говорить о своеобразном ренессансе самого института «зиялы қауым», авторитет которого привлекался для решения многих важных вопросов. Речь шла в основном об интеллигенции старшего поколения, получившей известность при СССР.

Примечательно, что должность государственного секретаря в те годы занимал известный казахский писатель Абиш Кекильбаев. Случаи присутствия литераторов и вообще представителей творческой интеллигенции в высших эшелонах власти встречаются и в других странах. Но у нас такая ситуация могла восприниматься в том числе и как следование духу национальной исторической традиции.

– Вы говорите о «зиялы қауым» в прошедшем времени. Почему?

– В настоящее время с сожалением приходится говорить о том, что национальная интеллигенция не использовала шанс стать действенной силой в казахстанском обществе. Тому есть много причин, которые требуют отдельного и пространного разговора.

Отмечу лишь, что одна из них связана с тем, что и ныне культурное пространство страны находится во власти, скорее, пролонгирующего действия советской культурной политики, нежели тех, кто способен самостоятельно и осознанно выстраивать культурную стратегию, отвечающую интересам национального развития. В этой связи достаточно указать хотя бы на то, что до сих пор общности, которые должны были бы составить костяк современного «зиялы қауым», разобщены по языку и растрачивают свой потенциал на взаимную критику.

Прибавим к этому, что поколение, рожденное в 1960-х, так и не выдвинуло фигуры, значимость которых была бы признана на национальном уровне. Таким образом, в поколенческой цепи образовалась пустота, последствия которой хорошо видны уже сегодня.

Дело в том, что на фоне культурной дезинтеграции общества стали наблюдаться рост и распространение технократических установок. Сейчас наиболее прогрессивными считаются представления о том, что общество может быть благополучным и успешным, игнорируя важность культурной среды. Пожалуй, наиболее отчетливо такая позиция была выражена в выступлении министра Ерлана Сагадиева на ТedхАлматы, где он говорил о принципиальном разделении и автономности образования и культуры. Вот что сказал Сагадиев: «Культура становится чистым знанием. Ты знаешь свою культуру, но ты ее не практикуешь».

О том, что победа технократов в Казахстане является уже случившимся фактом, свидетельствуют неудачные попытки национальной интеллигенции противостоять реформе образования в стране, введению концепции трехъязычия. Так что говорить о сколько-нибудь существенном влиянии «зиялы қауым» на общественные процессы, увы, не приходится.

Однако хотя мы имеем на сегодня печальный опыт не реализовавшего свой потенциал культурного поколения и девальвацию представлений о месте культуры в жизни общества, это вовсе не означает, что необходимо распрощаться с благородными идеями «зиялы қауым».

– Как вы считаете, сможет ли «зиялы қауым» вернуть былые позиции? И кого конкретно сегодня можно отнести к этой когорте людей?

– «Зиялы қауым» как представление о просвещенном, патриотичном, профессиональном сообществе может обрести черты общенационального проекта по внесению в современную жизнь культурного измерения как основного фактора, гарантирующего его стабильность и процветание.

К современным представителям «зиялы қауым» я бы отнесла множество работающих в самых разных сферах профессионалов, отличительной чертой которых является повышенное чувство ответственности за свое дело и за происходящее вокруг.

Думается, что формирование представительного и способного стать достойной частью социума «зиялы қауым» может стать реальностью уже в недалеком будущем при условии, если отечественные гуманитарии будут активно и результативно исследовать проблемы самоидентификации современного казахстанского общества, его место в мире и перспективы развития, обусловленные его собственной историей и культурой.

Автор: Сауле Исабаева

Комментарии

Author Аноним
Редактировать / Удалить/ Цитировать
14-апр-2017, 12:32

НУ что тут сказать? Нечего. Особенно пот первому спикеру

Author Аноним
Редактировать / Удалить/ Цитировать
06-июн-2017, 17:07

Епитафий - Точнее и не скажешь: )

Оставить мнение