ВОСКРЕСЕНЬЕ, 31 МАЯ 2020 ГОДА
2400 5-02-2016, 00:00

От выборов к выборам оппозиция становится все слабее


На предстоящих выборах оппозицию будет представлять только ОСДП. Даже сама она очень скромно оценивает свои возможности - об этом свидетельствует уже тот факт, что в ее партийный список включены лишь 27 человек. Возглавили его в качестве "паровозов" Жармахан Туякбай, Балташ Турсумбаев и Петр Своик.

Примечательный факт: владельцы санатория "Кок Тобе", где должен был состояться съезд ОСДП, в день его проведения вначале передумали и отказались предоставлять помещение. Дело было улажено после приезда акима Медеуского района, который под свою ответственность открыл зал.

Поговаривают, что он сделал это по звонку градоначальника Бауржана Байбека. Из чего наблюдатели сделали вывод: власть заинтересована в участии ОДСП в избирательной кампании, поскольку это подкрепляет легитимность выборов.

За два с лишним десятилетия отечественная оппозиция пережила несколько попыток объединения и расколов. Однако так и не смогла сохранить обратную связь с протестным электоратом. Хотя еще в конце 1990-го потенциал последнего, даже по оценкам самого главы государства, оценивался в 25% от общей численности избирателей.

Отсчет борьбы за роль второй силы в политическом спектре страны следует начать с досрочных президент­ских выборов в январе 1999-го. Лидер Коммунистической партии Казахстана (КПК) Серикболсын Абдильдин решил выдвинуть свою кандидатуру, тогда как бывший премьер-министр Акежан Кажегельдин, которого не зарегистрировали в качестве кандидата, склонялся к бойкоту выборов.

Стремление коммунистов в итоге взяло верх. На короткое время эта тактика обернулась выигрышем для Абдильдина и для руководимой им КПК: он стал вторым по итогам голосования на президентских выборах, а на парламентских выборах осенью того же года КПК заняла второе место после "Отана" - речь идет о количестве голосов, поданных за партийные списки.

В те дни главная интрига возникла вследствие затянувшегося подсчета голосов. Во время этой паузы член Центризбиркома Елена Кулешова неосторожно озвучила предварительные цифры, согласно которым КПК получила около 30%. Абдильдин публично заявил, что Центризбирком должен "по справедливости" выделить Компартии хотя бы четыре мандата (из стоявших на кону десяти).

Однако глава Центризбиркома, этого "ведомства по выборам", Загипа Балиева дезавуировала слова Кулешовой, которая, кстати, впоследствии не попала в состав этого госоргана.

Согласно официальным данным Центризбиркома, за "Отан" проголосовали 30,9% избирателей, за КПК - 17,8%, за Аграрную партию - 12,6%, за Гражданскую партию - 11,2%. В итоге коммунисты получили лишь два мандата - столько же, сколько "аграрии" и "гражданцы".

По итогам следующих выборов в мажилис, которые проходили в 2004-м и по той же системе, что и пятью годами раньше, звание "второй партии" перехватил тоже оппозиционный "Акжол". Впрочем, он, как и КПК, оставался в этом статусе не больше одного парламентского срока.

…Судя по программным заявлениям, казахстанская оппозиция в конце 1990-х и до 2007-го ставила вопрос об изменении политического режима. В рамках этой логики борьбы за демократию не имело особого значения, кто будет "второй партией". Важнее было совместными усилиями изменить "правила игры".

Но на "круглых столах" 1996-2007 гг. власть переиграла лидеров оппозиции. Последние один за другим соглашались проводить эти переговоры на условиях, предложенных властью: чисто рекомендательный характер принятых консенсусом предложений.

Но лидеры оппозиции лукавили - все-таки на первом месте у них был непосредственный краткосрочный интерес стать второй партией. Кроме того, с конца 1990-х ряды оппозиции стали пополняться бывшими высокопоставленными чиновниками. Наибольшая волна пришлась на ноябрь 2001-го, когда был создан "Демократический выбор Казахстана" (ДВК).

Отколовшиеся от власти были далеки от стратегических замыслов строительства партии на века, способной пережить своих основателей. Как показали последующие события, эти люди больше предпочитали "синицу в руке, чем журавля в небе".

Борьба за статус "второй партии" была использована властью в качестве инструмента ослабления оппозиции. В этом плане показательна ожесточенная дуэль между Общенациональной социал-демократической партией (ОСДП) и "Акжолом" на выборах в мажилис в августе 2007-го. Они направили огонь критики друг против друга, а не против основного конкурента - "Нур Отана".

То есть одна часть оппозиции действовала против другой, ослабляя политический потенциал оппозиции в целом. Это при том, что, начиная с избирательной кампании 2004-го, законодательно было разрешено формировать предвыборные блоки.

Исход выборов 2007-го известен: борьба одной части оппозиции против другой привела к тому, что "Нур Отан" монопольно завладел всеми 98 депутатскими мандатами.

…И лояльным, и оппозиционным партиям присущи одни и те же болезни - чрезмерно большая роль лидера, объединение на основе не идеологии, а иных мотивов, отраслевых и личностных. У первых есть две перспективы: опереться на авторитет лидера и местные структуры власти (путь "Нур Отана"), либо превратиться в "диванные" партии наподобие прежних Партии патриотов и "Ауыла" до их объединения.

У оппозиции же дилемма более жесткая: выжить на обочине политики или прекратить существование.

Известно, что неучастие в выборах часто становится прологом к самоликвидации партии. Два раза оказались вне избирательной гонки - и появляются законные основания для того, чтобы решением суда запретить деятельность партии.

Так почила в бозе, даже без судебного решения, в конце 1990-х Соцпартия - правопреемница Компартии КазССР. А в прошлом году была закрыта КПК, та самая, которая стала второй после "Отана" на выборах 1999-го.

Конструкция "управляемой демократии" подразумевает высокую степень регулирования со стороны государственной бюрократии. Но последняя часто мыслит по-канцелярски и стремится сделать ситуацию удобной для себя. В частности, слова о необходимости "конструктивной оппозиции" имели такую подоплеку. Вытеснив к 2012-му с партийного поля непримиримую оппозицию в лице ДВК и незарегистрированную партию "Алга", бюрократия оставила на время КПК.

Но только затем, чтобы спустя некоторое время, воспользовавшись старением партии, исчезновением ряда местных организаций в силу ряда причин (в том числе убытия по возрасту стариков-коммунистов), вынудить и ее самораспуститься. Впрочем, имели место и ошибки ее лидеров, связанные с размыванием идеологических основ партии.

КПК единственной из отечественных партий имела в 1990-х оформленную идеологию, но в 2002-м руководящий состав коммунистов давал понять, что это не марксистская партия, а скорее партия оппозиционных бизнесменов, таких как Толен Тохтасынов. 

Что же касается демократической партии "Азат", то было достаточно ухода из политики ее лидера Булата Абилова, и осенью 2013-го она постепенно свернула свою дея­тельность. Осталась одна ОСДП, которая не доставляет власти особого беспокойства. Ее попросту не видно и не слышно.

Да, правила игры изменчивы и не приняты общим консенсусом заинтересованных участников - это беда и недостаток наших избирательных кампаний, да и всей политической и экономической жизни в стране. Но разве доля ответственности за это не лежит на самих лидерах оппозиции, которые больше думали о сиюминутных выигрышах и выгодах для себя?

Комментарии