ЧЕТВЕРГ, 23 ЯНВАРЯ 2020 ГОДА
4048 2-02-2016, 06:33

Победа оппозиции на выборах? Такое было возможно только в Кызылординской области


Еще с советских времен некоторые называют этот регион «Кызыл-дырой». Причем имея в виду и менталитет местных жителей. Между тем, в плане политической, а если точнее, протестной активности и достижений на «фронте борьбы за демократию» кызылординцы еще совсем недавно были абсолютными лидерами в Казахстане. И сегодня, когда начинается  новая электоральная кампания, самое время вспомнить те события. Тем более что автор этих строк был их свидетелем, а в ряде случаев и участником.  

Протестный регион

Политические настроения избирателей наиболее ярко проявляются тогда, когда они голосуют за партийные списки. Как известно, первые такие выборы в Казахстане состоялись осенью 1999-го.

За год до этого произошло резкое падение цен на нефть, следствием чего стали чуть ли не двукратная девальвация тенге и серьезные проблемы с формированием республиканского и местных бюджетов (а в соседней России и вовсе случился дефолт). Начались задержки с выплатой зарплат и социальных пособий.

На Кызылординской области эта ситуация сказалась особенно негативно – ведь здесь людям, по сути, было негде работать, кроме как в нефтяных и обслуживающих их компаниях, а также в бюджетных учреждениях. И именно в этом регионе страны произошли наиболее массовые акции протеста. Достаточно вспомнить, как в Аральском районе большая группа женщин в буквальном смысле  легла на железнодорожные рельсы, почти на сутки перекрыв движение поездов, в том числе международных.  

Надо сказать, что в Кызылординской области еще с конца 1980-х, то есть с перестроечных лет, была весьма сильная оппозиция. Главная роль в ней принадлежала Сагату Жусипу – одному из самых последовательных оппонентов власти в стране. Он же в начале 1999-го создал местную ячейку Республиканской народной партии Казахстана (РНПК).

В нее вошел и автор этих строк, работавший тогда заместителем главного редактора областной, то есть акиматовской, газеты. Правда, моя оппозиционная деятельность ограничивалась  лишь участием в собраниях ячейки и тем, что я встречал на вокзале поезд из Алматы, через который передавали пару тысяч экземпляров газеты «451 градус по Фаренгейту» (ее еще называли «кажегельдинской»), после чего передавал их для дальнейшего распространения.

Но были и гораздо более активные люди, в том числе беспартийные, которые помогали Сагату и его единомышленникам, состоявшим в РНПК, в других оппозиционных объединениях. Они же во время осенних выборов в мажилис стали агитаторами, а затем и наблюдателями на избирательных участках, причем самыми принципиальными и несговорчивыми. 

Незадолго до дня голосования руководство РНПК заявило об отказе от участия в выборах по партийным спискам – в связи с тем, что ей «не дают возможности вести работу с избирателями». В этой ситуации большинство членов и сторонников РНПК решило сосредоточиться на поддержке Коммунистической партии  Казахстана (КПК), возглавляемой Серикболсыном Абдильдиным.  

Сильные протестные настроения и активная деятельность оппозиции в Кызылординской области стали главными причинами успеха КПК в этом регионе. Хотя прошло уже много времени, я хорошо помню тот день, когда мне в облизбиркоме сообщили первые итоги выборов.

Результаты голосования по партийным спискам в Кызылординской области выглядели так: за Компартию – 26,08 процента избирателей, за «Отан» (его правопреемником и является нынешний «Нур Отан») – 23,92 процента, за Аграрную партию – 12,11 процента и т.д. Причем в  родном для меня Аральском районе за КПК было отдано вдвое больше голосов, чем за «Отан», а в соседнем Казалинском и в городе Кызылорде показатели этих двух партий были примерно одинаковыми.

В таком виде информация и была опубликована в нашем издании (в этом можно убедиться, пролистав старые подшивки «Кызылординских вестей»).

Вечером, когда газета уже подписывалась в печать, мне, оставшемуся в тот день за главного редактора, позвонили  из облакимата и попросили убрать часть текста, касающуюся результатов голосования по партийным спискам – мол, цифры еще нуждаются в уточнении.

Но я ответил, что уже поздно, а человек на другом конце провода почему-то не стал настаивать. Впрочем, спустя несколько дней в сообщении Центризбиркома применительно к Кызылординской области значились уже другие цифры – с небольшим перевесом в пользу «Отана». А в целом по стране партия власти набрала почти вдвое больше голосов, чем КПК – опять же, если верить официальным данным

«Ак жол» против «Отана»

Еще более интригующими выдались следующие выборы в мажилис, состоявшиеся в сентябре 2004-го. За ними я, к тому времени уже беспартийный, наблюдал больше со стороны, хотя определенные симпатии и предпочтения у меня, конечно, были. Снова, как и пятью годами раньше, выборы проводились по смешанной системе: 10 депутатов избирались по партийным спискам, 67 – по мажоритарному принципу, в одномандатных округах.

В ходе той избирательной гонки было много такого, чем в общем-то и интересны обывателю электоральные кампании: дискуссии и даже перебранки на страницах газет, использование всевозможных, в том числе «грязных», политтехнологий, провокации, взаимные обвинения… Впрочем, не будем заострять на них внимание – это тема отдельного разговора.

В качестве главного политического оппонента «Отана» на сей раз выступила партия «Акжол», в которой погоду делали, как их тогда называли, «младотюрки». Ее сопредседателями, напомню, были Булат Абилов, Ораз Жандосов, Алтынбек Сарсенбаев, Алихан Байменов и Людмила Жуланова… Как бы в тени находился еще один лидер – глава тогда могущественного «Казкома» Нуржан Субханбердин.

И в Кызылординской области «Акжол» не просто дал бой «Отану» – он выиграл. За партию конструктивной оппозиции, как она себя называла, проголосовали 37,95 процента избирателей, тогда как за «Отан» – 34,49 процента.

Это уникальный случай в отечественной истории выборов, когда, согласно официальным данным Центризбиркома, в каком-то из шестнадцати регионов страны партия власти оказалась побежденной (победу КПК над ней в 1999-м будем считать неофициальной). Следующего такого результата, скорее всего, придется ждать еще очень долго.
 

Более или менее близко к Кызылординской области подобрались в тот год только Мангистау (там «Отан» и «Акжол» набрали соответственно 47,14 и 32,74 процента) и город Алматы (41,10 и 23,70). Во всех остальных регионах страны партия власти получила, согласно данным ЦИК, более половины голосов, а в целом выиграла у «Акжола»  с пятикратным перевесом – 60,61 против 12,04. В республиканской сводной таблице «Акжол» лишь ненамного обогнал занявшую третье место партию «Асар» (лидер Дарига Назарбаева), которая набрала 11,38 процента.

Кроме того, на тех выборах Кызылординский регион стал опять-таки единственным, где во всех одномандатных округах пришлось проводить второй тур голосования, что тоже свидетельствовало об очень высоком уровне конкуренции, в том числе политической.

На три вакансии претендовали в общей сложности тридцать кандидатов, а в решающий раунд  прошли очень известные в Казахстане люди. В северо-западных районах области за голоса избирателей во втором туре боролись бывший премьер-министр РК, выдвиженец «Отана» Узакбай Караманов и оппозиционный деятель, главный редактор газеты «Азат» Батырхан Даримбет.

В центральных и юго-восточных районах поэту Мухтару Шаханову противостоял член президиума партии «Акжол», главный редактор ее газеты  Нурторе Жусип. Наконец, в областном центре депутатский мандат оспаривали довольно авторитетный Кожахмет Баймаханов, который незадолго до этого оставил пост акима города Кызылорды, и космонавт Тохтар Аубакиров: первого выдвинул «Отан», а голосовать за второго, самовыдвиженца, призывали оппоненты власти.

В итоге Аубакиров выиграл и прошел в мажилис (впоследствии он вступил в оппозиционную партию ОДСП «Азат», а его соперник по второму туру спустя четыре года стал сенатором), тогда как Даримбет и Жусип проиграли. И если поражение второго никто не оспаривал, то первый имел основания предъявить претензии к организаторам выборов.

Со следующего года Кызылординская область начала уступать лидерство в стране по уровню поддержки оппозиционных кандидатов.

Например, на президентских выборах 2005-го в этом регионе за Жармахана Туякбая проголосовали 16,22 процента избирателей, тогда как в Мангистауской области – 20,4.

Впрочем, в сравнении со средней цифрой по республике (6,62 процента) и показателем, например, Алматы (8,97) это было очень много.  

Что касается двух следующих кампаний по выборам в мажилис, когда избиратели голосовали только за партийные списки, то они продемонстрировали очевидную тенденцию к смещению центра протестных настроений в Алматы.

Впрочем, южной столице было очень далеко до прежних результатов Кызылординской области. Да и вообще, на выборах 2007-го и 2012-го отсутствовала сколь-нибудь серьезная конкуренция, и их результаты были слишком предсказуемыми…

 

Комментарии