ВТОРНИК, 10 ДЕКАБРЯ 2019 ГОДА
10747 27-06-2016, 09:23

Что или кто стоит за активизацией Карима Масимова?


Ставший крайне закрытым после своего второго пришествия в премьер-министры Карим Масимов в последние дни вдруг превратился чуть ли не в главного ньюсмейкера страны. Причем активность его странным образом совпала с новыми кадровыми рокировками и весьма неоднозначными намеками главы государства относительно преемника (преемницы). Премьер начал ездить в горячие точки, озаботился бензиновым рынком, занялся предсказаниями и стал критиковать министров и акимов. С чего бы это? Готовится на другую должность, вспомнил о своих обязанностях? А может, ответ нужно искать где-то глубже? 

Примерный премьер

Ровно месяц назад мы задались вопросом, почему Карим Масимов вдруг спрятался в ракушку своего премьерского кабинета в Үкімет үйі и даже перестал ездить по регионам. Раньше, бывало, он и интервью давал, и свои странички в соцсетях поддерживал, и заводы-фабрики открывал, а тут даже заседания кабмина для прессы «засекретил», хотя прежде редкое заседание (обычно по вторникам) правительства обходилось без его политико-экономических афоризмов, которые с удовольствием тиражировали даже паркетные журналисты.

Дошло до того, что общество (а точнее, наиболее политически озабоченная его часть, обитающая в социальных сетях) предрекло Кариму Кажимкановичу скорую отставку вместе с его «не оправдавшими доверие» министрами. Не просто предрекло, а стало настаивать на этом. И, конечно, закрытость кабмина была не главным поводом для «үкімет, кет!». Просто общественность стала воспринимать это как нежелание правительства считаться с мнением и настроениями народа, что недопустимо, особенно на фоне земельных протестов, ухудшения социально-экономической ситуации в стране и, наконец, красно-желтой террористической угрозы.

Впрочем, именно события в Актобе, похоже, сподвигли премьера к выходу из «ракушки». Произошло это, конечно, не сразу. Сначала он выступил в узком кругу, заверив, что президент страны взял под личный контроль всю эту кровавую неразбериху, а потом, спустя 10 (!) дней, когда в Актюбинской области уже все стихло (во всяком случае, по докладам КНБ), вылетел на место событий. К слову, вылетел он туда в день своего рождения – 15 июня нашему герою исполнился 51 год. 

«Задачи, поставленные главой государства по обеспечению общественной безопасности и стабильности, выполнены, – констатировал высокий инспектор из Астаны и добавил: – Теперь главное вернуть регион к прежнему режиму». Какой именно режим имел в виду г-на Масимов, он не уточнил, но лишний раз дал понять, что действует исключительно по напутствиям своего главного работодателя.

А потом Карима Кажимкановича словно прорвало! Он то «подмоченному» Байбеку пригрозит личной проверкой ситуации в южной столице, то бум индивидуального жилищного строительства спрогнозирует, то министру экономики два раза сплюнуть посоветует (говоря о запуске Кашагана). А еще по регионам стал ездить, напоминая о своем существовании. Более того, он вдруг объявился в социальных сетях, о которых «забыл» сразу же после своего ухода на пост главы администрации президента в сентябре 2012 года. Сначала он возродил свой «Твиттер», а спустя пару дней реанимировал записи в «Фейсбуке», причем первое, что он там написал, - это мысли-опасения насчет будущего Великобритании, чей народ большинством голосов решил выйти из Европейского союза.

На интересе Масимова к ЕС мы остановимся попозже, а пока зададимся вопросом: с чего это вдруг премьер-министр развернул кипучую деятельность? Прямо, как десять лет назад, когда он впервые обживался в кресле главы правительства РК. Версии здесь высказываются разные и порой полярные, но большинство их так или иначе касается пресловутого транзитного периода. Рассмотрим некоторые из них. 

Версия первая. Логическая

Эта версия, как говорится, лежит на поверхности. Она стала еще более популярной после того, как об операции «Преемник» заговорили не только политологи и оракулы-самозванцы, но и политически подкованные плебеи, больше привыкшие мыслить лозунгами и заготовками, чем фактами.  Как вы поняли, речь идет о том, что Карим Кажимканович готовится стать вторым президентом Республики Казахстан. Или его готовят – не столь важно.

Не секрет, что Карим Масимов стабильно входит в топ-3 «рейтинга преемников», причем номинантом он стал еще в период прошлого премьерства. При этом составители таких рейтингов почему-то запамятовали, что, помимо личной преданности первому президенту, от претендента на высший в стране пост требуются и многие другие качества, в том числе  знание государственного языка. А нынешний премьер-министр, насколько можно судить по его выступлениям, лучше знает английский и даже французский, не говоря уже о китайском. В многовекторности, говорят, помогает.

Однако казахстанская специфика такова, что требования к одним кандидатам на выборную должность могут смягчаться, а к другим, наоборот, ужесточаться. Уже не говоря о том, как у нас привыкли считать голоса избирателей. Другое дело, как воспримут того или иного «наследника» различные слои населения. И именно по кандидатуре Карима Масимова может возникнуть серьезное недовольство со стороны отдельных кланов, общественных групп и целых движений, прежде всего, национал-патриотического.

Что касается кланов, то убрать вероятного «преемника» - не такая простая задача для конкурентов (как, например, это было сделано с другим бывшим премьером, который получил солидный срок «за себя и того парня»). Его пытались опорочить путем вброса информации о скандалах, связанных с коррупцией, шпионажем и лоббированием интересов национальных и транснациональных корпораций. И какое-то влияние на общественное мнение это, наверное, оказало. Но вряд ли мнение рядовых граждан учитывается в той большой игре, которая ведется на властном Олимпе. 

Здесь стоит отметить, что Масимов является неким проводником в Европу и обратно. В последнее время это не очень хорошо получается (главное оправдание – «глобальный экономический кризис»), приток инвестиций сокращаются, а скандалы нарастают - утечки «Виккиликса», совсем свежие «аэрокосмические» откровения французской прокуратуры… Насколько это снизило доверие европейских финансовых и политических воротил к Казахстану и его премьер-министру, пока трудно сказать. Тем более что свое мнение о стране и ее руководстве они привыкли строить через призму взглядов конкретных лиц, которым доверяют. Например, через Тони Блэра и менее известного (но не менее влиятельного) консультанта сэра Ричарда (Дика) Эванса.

Короче говоря, последние события в Европейском союзе могут резко изменить внутриполитическую ситуацию в РК, преподнеся личность премьера Масимова с новой стороны. Но как бы то ни было, для того, чтобы раскрутиться до президентской должности с премьерской (вспомните пример Владимира Путина 17-летней давности), вовсе необязательно проявлять бурную активность.

Версия вторая. Преданный друг

Чтобы понять логику действий или бездействия Карима Кажимкановича, нужно помнить  об одной важной детали – он пользуется максимальным доверием президента страны. Максимальным, насколько это возможно в политике вообще и в казахстанской в частности. Ведь, помимо всего прочего, он, как выразился один «знающий человек», обладает способностью фондировать проблемные участки экономики с помощью незаемных капиталов. От себя добавим – огромных капиталов. Недаром он в лихие 1990-е «окучивал почву» в Юго-Восточной Азии.

Накануне очередных кадровых перестановок Масимову предрекали возвращение на пост главы АП, чтобы он мог с большей эффективностью заняться рутинными делами, связанными с транзитным периодом, и отойти от неблагодарной работы на посту премьера. А в кресло главы правительства можно было бы на время и Бакытжана Сагинтаева посадить, тем самым удовлетворив амбиции кое-кого. Но Карим Кажимканович из тех, кто «красит место», а не наоборот. Впрочем, как поговаривают в астанинских коридорах, он вполне удовлетворился тем, что прежнего руководителя АП «вернули на место» (во всех смыслах).

Но мы отвлеклись. Итак, вторая версия активизации нынешнего премьер-министра заключается в том, что он попросту выполняет директивы своего шефа. Ведь по сложившемуся устойчивому мнению, г-н Масимов все делает согласно указаниям, советам и поручениям президента, а если и импровизирует в чем-то, то тоже вдохновляясь словами Нурсултана Абишевича. В крайнем случае, можно будет возложить вину на кого-то из членов правительства – неправильно разъяснил или не так понял.

Версия третья. Межклановая

Карим Масимов для Нурсултана Назарбаева - как старые, но добротные тапочки. Они если не сшиты под хозяина, то уж точно растоптаны под его ноги. Растоптаны настолько удобно, что не хочется ничего нового. И, между прочим, эта уютная обувь, если прикажут, может стать и хромовыми сапогами силовика, и туфлями с жестким каблуком чиновника-администратора, и секретной обувью с двойным дном.

Но при всем при этом недооценивать фигуру Масимова нельзя (точно так же, как и переоценивать). И она достаточно самостоятельная, чтобы в нее могли «кидать камни», не боясь попасть в президента. Особенно это хорошо получается у конкурентов, придерживающихся пророссийской (евразийской, неосоветской, кремлевской – на выбор) позиции. Ведь у этой группировки имеются и неплохой административный ресурс с поддержкой в силовых органах, и информационно-идеологическая армия, вооруженная по последнему слову российских технологий, и мощные финансовые активы (не только в виде банков) в стране и за рубежом.

За Масимовым, как известно, тоже стоят большие силы – и государственные, и финансово-олигархические, и медийные. Кстати, на информационном поле Казахстана и ближнего зарубежья можно иногда услышать отголоски схваток между этими кланами, в том числе и в виде утечек информации, упомянутых выше скандалов и откровенных намеков на то, что тот или иной кандидат в президенты из числа конкурентов никуда не годится.

В общем, есть мнение, что нынешнее внезапное пробуждение Карима Масимова связано именно с последним накалом страстей в битве между кланами, а точнее – со стремлением премьер-министра и доверенного лица подстраховаться, продемонстрировать свою дееспособность и нанести пару упреждающих ударов. И здесь надо смотреть и анализировать – как, где и почему он стал светиться, на кого «наезжает», кого хвалит, с кем появляется на людях (например, в минувшее воскресенье он занимался дуатлоном вместе с новым-старым руководителем АП).

Поэтому третья версия – это «защита нападением». Впрочем, сама личность действующего пока премьер-министра, особенности национальной электоральных игр и складывающаяся внутриполитическая ситуация в сумме дают повод думать, что все вышеизложенные версии имеют право на существование. Ведь Карим Кажимканович, как и его шеф, не просто придерживается многовекторности, но и может умело ею пользоваться.

Комментарии

Author Аноним
Редактировать / Удалить/ Цитировать
27-июн-2016, 17:44

Третья версия, только автор что-то её не очень рассматривает. Интересно, по какой причине?