ВТОРНИК, 16 ОКТЯБРЯ 2018 ГОДА
15-06-2012, 07:24

Вперед, в прошлое?

Наша газета на протяжении нескольких номеров публиковала мнения и оценки экспертов - как казахстанских, так и российских - по поводу набирающей обороты интеграции Казахстана и России. Понятно, что рассуждения высоколобых интеллектуалов важны во всех смыслах. Но, как нам кажется, не менее важным является и мнение тех, кто, собственно, и составляет категорию, именуемую "народ".

Все более активное вхождение Казахстана в совместные интеграционные проекты с Россией с самого их начала подвергается достаточно ожесточенной критике. Особенно со стороны национал-патрио­тического лагеря. В принципе, в этом нет ничего необычного, каждый исповедует свои принципы. Удивительно другое. Ни одна более или менее заметная политическая сила (будь то партии или же общественные объединения) не обозначила публично свое отношение - позитивное или негативное - к политике сближения с северным соседом. Ну да Бог с ними, как-нибудь разберутся сами.

Нам же представляется, что гораздо любопытнее то, как воспринимают происходящее обычные среднестатистические граждане наших стран. Тут мы намеренно хотели бы абстрагироваться от результатов проводимых время от времени социологических опросов. Во-первых, потому, что однозначного доверия к ним нет. Во-вторых, культура восприятия и учета результатов таких исследований в нашем обществе пока еще не прижилась, а потому вряд ли они в полной мере могут отражать реальные умонастроения.

Но, с другой стороны, все интеграционные проекты отражаются в первую очередь на самочувствии именно простых людей. Поэтому всегда важно знать и - что гораздо сложнее - учитывать мнения рядовых налогоплательщиков по этому поводу.

Мы пошли самым доступным и простым путем, опросив круг своего общения: коллег, соседей, родственников, просто знакомых и даже случайных людей, с которыми пересеклись наши пути-дорожки. Возможно, кто-то скажет, что такой подход не научен и методологически не выверен. Может быть, так оно и есть, но с другой стороны, именно в таких приватных разговорах люди бывают наиболее открыты и искренни в своих рассуждениях и оценках.

Как мы воспринимаем друг друга? Насколько наши общества готовы к сближению друг с другом? Нужно ли это делать вообще? Какие факторы раздражают нас в восприятии друг друга? Короче говоря, тысяча и один вопрос, знаменатель которого сводится к следующему: оно нам надо? Сразу же оговоримся, что мы решили привести наиболее характерные точки зрения.

Итак, что думают обычные казахстанцы об интеграции с Россией?

Елена, преподаватель музыки, 45 лет: "Я не хочу лезть в политику, но мне абсолютно непонятно, зачем нам это сближение? В России его застрельщиками выступают люди, неприятие которых там нарастает прямо на глазах. Мне, например, очень понятно, почему Путина и Медведева сами же россияне не любят все больше и больше. У них что, нет никаких проблем внутри страны, которые требуют безотлагательного решения? И что, они все бросят и начнут решать наши? Я не против сближения, но только после того, как и мы, и они решим большую часть своих внутренних проблем. А так пока я вижу больше минусов, чем пользы. Вы посмотрите, куда рванули цены! Я не специалист в вопросах экономики, но почти на сто процентов уверена, что если бы мы не вошли в Таможенный союз, этого бы не случилось". 

 

Владимир, 47 лет, занимается перегоном и продажей автомобилей: "Слушай, если честно, я этого Путина с некоторых пор очень сильно невзлюбил, и это я еще очень мягко говорю. Он со своими интеграционными инициативами просто убил мой бизнес. Причем тут он, говоришь?.. Да ладно! Что мы - дети, что ли?.. Вот они все твердят: вместе лучше, вместе легче. Давайте тогда уточним, кому легче и где стало лучше? Цены растут, продажи упали, люди в унынии. Неужели они там думают, что после немецких и япон­ских авто, пусть и подержанных, кто-то позарится на их "Лады"?! Ну это же полная утопия. Так и напиши…"

 

Мадина, 30 лет, домохозяйка (находится в декретном отпуске): "Вы знаете, у меня высшее экономическое образование плюс очень хороший английский язык (технический). Лет 5-7 назад для меня найти работу не составляло никаких проблем. И даже во время кризиса на меня был спрос. А вот сейчас я сижу с ребенком и вижу, как на глазах сокращается пространство для работы. Поэтому я перестаю что-либо понимать. Правда, я не могу доказать, что на это повлияло сближение с Россией, но чувствую, что какая-то взаимосвязь здесь присутствует. Хотя сама я не против того, чтобы быть поближе с ней. Все-таки это страна, которая мощнее нас во всех смыслах, и, наверное, из этого мы могли бы извлечь свои выгоды".

 

Сабина, 24 года, молодой специалист: "Я бы хотела продолжить образование, и в этом смысле я за любое сближение с Россией. Думаю, что таким, как я, это облегчило бы доступ к российскому образованию. Что бы ни говорили, оно качественнее, чем наше. А ехать в Европу или еще куда я не могу себе позволить из-за материальных трудностей. Вот если бы Назарбаев и Путин договорились в этом плане, то я двумя руками их бы поддержала".

 

Ораз, 49 лет, (скажем так, много переживший человек): "Ей-богу, странные какие-то вопросы. Сближаться - не сближаться, нужно - не нужно. Ты включи телевизор. Что ты там видишь с утра до вечера? Правильно, сугубо российские новости. Мы знаем все, что у них происходит, начиная с того, кого там мутузят на Манежной площади, до извержения камчатских вулканов. И вот мне очень интересно, а в каком-нибудь Нижнем Новгороде смотрят наши телеканалы? Или, к примеру, в Урюпинске в курсе о случившемся на нашей погранзаставе? То-то же… Поэтому я скажу так: мы были и есть вместе. А как там потом будет, это уже пусть наши дети решают. И знаешь, есть у меня по этому поводу некоторые мысли, не очень оптимистические…"

 

Саулет и Дима, 12 лет, одноклассники и закадычные друзья: "А чё, все нормально. Вот сейчас мы болеем за сборную России. Почему? Ну, это же наши… как это… соседи, друзья. Союзники? А это чё такое? Нет, ну серьезно, мы же не оттого, что делать нечего, болеем за русских. Да, родители сильно ругаются из-за цен на базаре и магазине. А чё, это из-за России, что ли?.. Да ну на фиг…"

 

Вот такие зарисовки из жизни. Как это ни странно, но все наши собеседники, независимо от возраста, социального статуса, национальности, в принципе говорят об одном и том же. А точнее - об ухудшении социального самочувствия. Прежде всего это рост цен на продукты питания, на коммунальные услуги. Однако сводить все только к этому было бы верхом лукавства. Все же в некоторых моментах наши соотечественники видят и чувствуют гораздо глубже своего, пардон, желудка.

Самое парадоксальное заключается в том, что часть собеседников из числа наших русских сограждан, приветствуя политику сближения с Россией, в то же время достаточно скептически настроены по отношению к нынешнему политическому режиму в России. Когда начинаешь уточнять, почему, ответ до неприличия банален: люди элементарно дорожат существующей стабильностью. Представляем, сколько яда будет вылито на нас некоторыми нашими соплеменниками в этом месте. Но такова суровая проза жизни, и никуда от этого не денешься.

Так готовы ли общества наших стран к сближению? Как нам кажется, сегодня на этот вопрос еще можно ответить однозначно. В положительном смысле. По одной простой причине: сознательное большинство наших народов составляют люди, у которых не стерся из памяти опыт совместного проживания. А поскольку человеческая память хранит прежде всего положительные аспекты (тем более что их все-таки было больше), то обычная человеческая ностальгия не может трактоваться только как исключительно тяга ко всему советскому. Дело обстоит гораздо проще и в то же время глубже, чем может показаться на первый взгляд. Поэтому голое отрицание прошлого - это путь в никуда. Так же, как и его однобокая политическая интерпретация. Жизнь не состоит только из черного и белого. Ее палитра, как и комплекс восприятия ее, гораздо богаче.

В то же время готовится войти в сознательную пору второе поколение родившихся после развала Союза. Это уже совсем другие люди. Во всем, и особенно в восприятии друг друга. Россия для них не лучше и не хуже других стран зарубежья. Они свободны от догм и стереотипов, которыми были отягощены мы. Они более инициативны, более мобильны и более свободны в своих оценках и пристрастиях. Возможно, то, что казалось нам незыблемым, им кажется второстепенным. И наоборот.

Обе наши страны достаточно уверенно прошли начальный этап рыночных реформ. В чем-то качество этих преобразований схоже, а в чем-то разнится. Но есть аспекты, которые представляют одинаковую сложность и для нас, и для России. Мы имеем в виду некоторую запоздалость политических реформ. Это та точка преткновения, из-за которой Россию сейчас начинает покачивать. И об этом же все чаще и с нарастающей озабоченностью начинают поговаривать и у нас. С этой точки зрения те, кто воспринимает интеграцию с Россией как гипотетическую угрозу политическому суверенитету Казахстана, возможно, что-то прочувствовали верно. Но означает ли это категорично, что с нынешней Россией нам не по пути? Словом, попытка найти ответ на каждый возникающий вопрос порождает множество последующих. Но в любом случае понятно одно. Мы вступаем в такую фазу развития наших государств, когда вектор политической истории должен будет совпадать с вектором истории социальной. То есть истории жизни каждого из нас. Потому что это требование жизни. Потому что за окном 21-й век. И если осознание этого не произойдет, то любой интеграционный проект будет просто обречен. Наша недавняя общая история - самая лучшая тому иллюстрация…

Комментарии