ЧЕТВЕРГ, 19 СЕНТЯБРЯ 2019 ГОДА
11641 28-06-2019, 13:47

Какова судьба протестного движения в Казахстане и чем ответит власть?


Выборы-2019 сопровождались небывалой гражданской активностью. И хотя многие казахстанцы остались разочарованными их итогами, в целом общество пребывает в некой эйфории от того, что ему, наконец, удалось «проснуться» и заставить власть считаться с ним. Да и сама власть заметно смягчилась, начала демонстрировать готовность к сотрудничеству и даже решила создать Национальный совет общественного доверия (НСОД). Все это, конечно, мы уже не раз проходили, вот только запала хватало ненадолго... Можно ли переломить эту тенденцию? Удастся ли нынешнему протестному движению окрепнуть и стать постоянным явлением? И на что должна пойти власть, чтобы сохранить стабильность в стране? С этими вопросами мы обратились к нашим экспертам.

Талгат Исмагамбетов, политолог: «Природу общественных закономерностей не обмануть»

- Протестное движение, выполнив свои заявленные задачи – изменение законодательства о выборах, партиях, собраниях и митингах – может сойти с политической сцены, трансформировавшись в иные повестки дня.

Вообще, сами по себе предвыборные и послевыборные события в стране были достаточно показательными. Политтехнология «сверху», когда якобы оппозиционер Амиржан Косанов должен был аккумулировать протестные голоса, привела к неожиданным последствиям.

Во-первых, признание Косановым своего поражения еще до объявления Центризбиркомом итогов голосования стало открытой демонстрацией его аффилированности с Акордой, что разочаровало многих избирателей, оказавших ему поддержку.

Во-вторых, еще до выборов исчезла партийная оппозиция как реальный их участник. Вместо нее выдвинулась фигура независимого наблюдателя, благодаря которой, например, удалось выявить, что в Алматы и Уральске Косанов получил больше голосов, чем официально озвучили соответствующие территориальные избиркомы. И это лишь усилило протестные настроения.

В-третьих, дискредитировал себя так называемый национал-патриотизм в лице того же Косанова, Расула Жумалы, Айдоса Сарыма, которые нисколько не озаботились результатами подсчета голосов избирателей. Общественники задались резонным вопросом: зачем национал-патриоты призывали идти за ними, если в итоге «слились» с Акордой?

Теперь что касается формата НСОД. С 2002 года инициативы по созданию диалоговых площадок, с одной стороны, и досрочные выборы, будь то президентские или парламентские, с другой, идут все более синхронно. Все-таки природу общественных закономерностей, также как и любой закон природы (например, закон сохранения энергии), нельзя обмануть или проигнорировать. Поскольку действующая политическая система не учитывает интересы избирателя, то приходится после каждых выборов организовывать диалоговые площадки, чтобы придать устойчивость политическому режиму. Но этого уже недостаточно. Кризис нарастает, хотя после 2002 года не было ни одной попытки вотума недоверия правительству со стороны парламента. Как следствие, приходится без конца перезагружать политическую систему досрочными выборами.

НСОД как формат, предложенный властью, – это новая, но далеко не первая (за последние 20 лет) ее попытка подзарядиться общественным доверием. Тем более это актуально сейчас, поскольку в ходе выборов возможность такой подзарядки была исключена административным вмешательством. Так что речь идет не о послаблениях от власти, а о ее кровной заинтересованности в своем самосохранении.

Не случайно все предыдущие диалоговые площадки, последней из которых была Госкомиссия по демократизации (2006-2007 гг.) с точки зрения формально заявленных целей оказались нерезультативными. Но, несмотря на свой полный провал, они оправдали себя в плане придания устойчивости режиму.

Серик Бейсембаев, эксперт ИМЭП при Фонде первого президента РК: «Власть пытается подстроиться под изменившиеся реалии»

- Один из очевидных векторов изменений казахстанского общества за последние несколько лет - рост горизонтальных связей, усиление взаимодействия и активности общественных структур. Этот тренд во многом характерен для крупных городов, где можно увидеть новые формы самоорганизации и рост волонтерских движений. Люди осознали свои общие интересы и научились объединяться для решения проблем. С каждым годом такая активность будет только нарастать.

При этом, как показывают наши исследования, одна из главных претензий к государству – это отсутствие возможности влиять на чиновников, игнорирование мнений граждан при принятии решений. Видно, что прежняя установка «наверху разберутся» или «начальству виднее» теряет свою актуальность. И, напротив, усиливается желание быть частью политического процесса. Например, массовые опросы показывают, что большинство казахстанцев хотят, чтобы акимы избирались путем всеобщего голосования, а не назначались вышестоящим должностным лицом. Это мнение в последние несколько лет только укрепилось.

Таким образом, протестная активность, проявившая себя на президентских выборах, – это результат, с одной стороны, накопленного опыта гражданского взаимодействия, а с другой, нарастания социального недовольства поведением властей. Чем чаще управленческий аппарат будет принимать непродуманные решения, тем больше будет эта критическая волна, а применение силовых методов приведет лишь к радикализации такой активности.

Мне кажется, власть пытается подстроиться под изменившиеся реалии. Похоже, у нее появилось осознание того, что прежние методы уже не работают, что нужны более открытые и честные форматы взаимодействия. Однако главная задача – не «установление диалога», а удовлетворение запроса общества на политическое участие. Поэтому создание Нацсовета – может, и хороший шаг, но без структурных реформ вряд ли можно будет обойтись.

Ислам Кураев, политолог: «Любая ошибка власти чревата последствиями»

- Гражданская активность всегда играет положительную роль в формировании политической культуры общества. Народ проснулся, и это факт. Хотя тут уместнее было бы слово «созрел», поскольку нынешние активисты – дети независимого Казахстана, которые повзрослели, окрепли и готовы отстаивать свои права. Эти люди способны взбудоражить всю страну, и время на их стороне.

Я считаю, что глас народа нельзя характеризовать как протестный – это, скорее, крик души. Причин здесь много: например, то обстоятельство, что в последние годы в стране заметно ухудшились экономическая ситуация и социальные условия жизни, однако государство продолжает тратить огромные средства на имиджевые мероприятия. Выход людей на улицы можно рассматривать как их попытку донести до власти, что государство – это не столько чиновники, сколько народ, благодаря которому оно, то есть государство, и существует.

Именно после событий 9 июня аккумулировался процесс консолидации: молодые активисты группируются уже не просто по дружеским интересам, но и по политическим. Все готовятся к выборам в парламент. Поэтому, думаю, политическая активность будет расти, и это хорошо.

Диалог между властью и обществом продолжится, но будет исключительно визуальным. Так уж выстроена наша система - либо ты в ней, либо за бортом происходящих событий. Поэтому многие активисты, лидеры добиваются именно хорошего положения для себя. И только малая их часть ратует за интересы народа. Хотя без диалога с властью ты «политический труп».

Думаю, что процесс формирования политической платформы займет порядка 5-7 лет. В итоге мы получим страну без сильной власти. То есть не за горами клановая система, где будут договаривать и идти на уступки друг другу.

Фото: Regnum

Комментарии