ВОСКРЕСЕНЬЕ, 16 ИЮНЯ 2019 ГОДА
48824 11-06-2019, 16:19

Почему Амиржан Косанов снял маску еще до того, как опустили занавес?


Электорат, голосовавший за Амиржана Косанова, бурлит, обвиняя его в двойной игре и предательстве, некоторые из «лидеров общественного мнения», активно призывавшие поддержать его кандидатуру, просят прощения за свою политическую наивность и за то, что ввели избирателей в заблуждение. А те из соратников «оппозиционного»  деятеля, которые заранее знали, чем в итоге все закончится, отмалчиваются.

Заявление Косанова, признавшего итоги выборов еще до официального их обнародования, стало последним и почти неопровержимым доказательством того, что все это время он играл отведенную ему роль в пьесе под названием «Выборы-2019». Ни сам незадачливый актер, ни режиссеры спектакля, похоже, не ожидали, что в результате возникнет ситуация, когда придется снимать маску еще до того, как будет опущен занавес и зрители начнут расходиться.

Скорее всего, расчет был такой. Допущенный к выборам кандидат якобы от оппозиции придаст выборам некую легитимность и демократический флер, уверенно займет второе место, набрав «свои» 10-15 процентов голосов даже при том, что административный ресурс не будет использован на всю мощь. Это удовлетворит и действующий режим, и самого Косанова (которому с таким результатом прямая дорога к созданию собственной партии и вхождению в парламент, не считая прочих благ), а заодно несколько успокоит протестный электорат. Однако последний внес в этот сценарий такие коррективы, которых ни власть, ни «оппозиционный» кандидат явно не ожидали.

Во-первых, этот самый протестный электорат решил не дробить свои голоса, а отдать их за одного – пусть не за самого достойного, но как бы олицетворявшего собой  общее  недовольство тем, что происходит в стране. Полагаю, и сам Косанов, если он не витает в облаках, отдает себе отчет в том, что люди голосовали не столько за него, сколько против действующей власти. При этом последняя, видимо, не осознавала до конца масштабы такого недовольства, что в общем-то объяснимо – слишком далека она от народа, чтобы знать реальные его настроения. И даже уроки недавних выборов в Украине как следует не выучила.

А во-вторых, и это самое главное, гражданское общество впервые решило активно защищать свои голоса. Власть оказалась неготовой к такому наплыву общественных наблюдателей, которые своей принципиальной позицией на многих избирательных участках (особенно в Алматы, Уральске) не позволили столь же откровенно, как прежде, фальсифицировать итоги выборов. И из копий протоколов, выложенных ими в соцсетях, весь Казахстан увидел, что кое-где кандидат, поддержанный протестным электоратом, побеждает вроде бы заведомого фаворита президентской гонки. Хотя, конечно, таким  наблюдением удалось охватить далеко не все участки.

И вот тут-то режиссеры поняли, что в последний акт пьесы надо срочно вносить изменения. Уже за полночь один из наиболее близких сподвижников «оппозиционного» кандидата из числа, скажем так, идейных (а еще есть такие, кто решал какие-то чисто конъюнктурные задачи) сообщил на своей страничке в «Фейсбуке»: «Мне пишут, что штаб (предвыборный – прим. авт.) ждет приезда Косанова. Пока он на переговорах. Если он признает итоги выборов, то проиграет весь народ Казахстана».     

Что случилось дальше, все уже знают. И теперь «идейные» клянут тот день, когда поверили Косанову, каются перед избирателями, которых они призвали отдать за него свои голоса, а последние пытаются получить от «конъюнктурщиков» ответ на вопрос: «Вы знали, что этим все закончится? Почему вы обманывали нас?». Но те, похоже, залегли на дно.

Между тем, после того, как Косанова зарегистрировали в качестве кандидата, в казахстанских СМИ и в соцсетях появилось немало публикаций, в которых содержались более чем прозрачные намеки на то, какая роль ему отведена. И представители старой оппозиции, и люди, знающие его комсомольское прошлое, и те, кто сталкивался с ним в период, когда он работал во властных структурах независимого Казахстана, давали понять, что это не тот, с кем можно пойти в разведку. Но наш народ продолжает оставаться наивным – «ах, обмануть его нетрудно, он сам обманываться рад».   

Кроме того, было очевидно, что Косанов представляет вовсе не демократическую оппозицию, а так называемых умеренных казахских националистов, которых, не особо афишируя, но все же явственно поддерживает власть, решающая с их помощью определенные задачи. Об этом можно судить по тем персонажам, которые вошли в его штаб, занимались сбором подписей в его поддержку (среди них, кстати, были и националисты радикального толка – один такой, весьма популярный в «Фейсбуке», собирал подписи в сквере на улице Панфилова в Алматы, чуть ли не под окнами нашей редакции). Это видно и по предвыборной программе кандидата, где один из шести разделов так и называется – «Национальная идентичность». Взгляните на отдельные его пункты.

Например: «Законодательно определить перечень профессий, для которых владение государственным языком обязательно». Понятно, что речь идет не о службе в госорганах (такое требование в законе уже есть), а о публичных профессиях, предполагающих ежедневное общение с людьми, – таких, как врач, продавец, парикмахер, официант и т.д. Но ведь это, по сути, дискриминационная норма, своего рода запрет на профессию по языковому признаку. И надо очень постараться, чтобы увидеть за этими словами  демократа, коим называет себя Косанов.

Или вот другой пункт: «Всем гражданам, в особенности подрастающему поколению, привить сакральные идеи Алаш-Орды». Вроде бы безобидная фраза, но слово «привить» означает чуть ли не насильственное действие и выдает в авторе бывшего вожака комсомольцев, которые тоже помогали своим старшим товарищам – большевикам – «прививать» идеи, хотя и другие. А что касается призыва к декоммунизации, то на эту тему наша газета уже писала в статье «Не собирается ли Амиржан Косанов сам себя высечь?» 

Да и в целом национализм (неважно, какой – казахский, русский, немецкий и т.д.) мало совместим с либеральными ценностями, поскольку допускает и даже предполагает определенные преимущества и преференции для одного этноса, который как бы главнее, чем остальные. Помните у Джорджа Оруэлла в «Скотном дворе»: «Все равны, но некоторые равнее других»? Поэтому говорить о том, что Косанов своей соглашательской ролью, своим поведением в ходе выборов дискредитировал демократическую оппозицию, было бы большим преувеличением.

Кого он дискредитировал, так это ту часть национал-патриотического лагеря, которую представлял. Ведь упомянутые выше вопросы «Вы знали, что этим все закончится? Почему вы обманывали нас?» разочарованные избиратели сегодня адресуют именно тем, кто позиционирует себя как «интеллектуальное ядро» умеренного казахского национализма. Большинство их – участники заграничных турне и посиделок под эгидой небезызвестного движения «Жана Казахстан». А теперь они окончательно показали свое истинное лицо и ангажированность. Возможно, их кураторы из властных структур попытаются под 16-процентный результат Косанова создать партию  и провести этих «политиков» в парламент. Но поддержит ли их протестный электорат? «Однажды солгавшему кто поверит»?

Тем же, кто на самом деле желает демократических перемен в стране, не стоит отчаиваться. Выборы показали, что теперь эта часть общества – реальная сила, с которой нужно  считаться и с которой действующей власти придется вести диалог, если она хочет  выглядеть хотя бы более или менее цивилизованной и адекватной. А из того, чем все в итоге закончилось, активные и неравнодушные казахстанцы, хотелось бы надеяться, вынесут правильный урок.

Комментарии