ПОНЕДЕЛЬНИК, 21 ОКТЯБРЯ 2019 ГОДА
13462 3-06-2019, 12:33

Какую власть над казахским народом имели ханы?


Неделю назад в интервью с историком - профессором одного из отечественных вузов мы говорили о том, из какого круга претендентов и как выбирали ханов в казахской степи. Теперь мы задались другими вопросами: какой властью они обладали, какие имели полномочия и обязанности, на чье мнение полагались при принятии ключевых решений, и что скрывается за явлением, получившим название «степная демократия»?

Больше авторитета – больше полномочий

- Что входило в круг властных полномочий хана? Какие вопросы он мог решать самостоятельно, без оглядки на кого бы то ни было?

- Хан обладал всей полнотой верховной власти в государстве, включая внутреннюю и внешнюю политику. Можно выделить пять его основных полномочий.

Первое – только он имел право управлять всей территорией страны, всеми землями и пастбищными угодьями, кочевками, определять места летовок и зимовок, границ подвластных родов и племен.

Второе – ему как главнокомандующему армией принадлежало право объявлять войну и заключать мир.

Третье – именно он определял внешнеполитический курс государства и вел переговоры с правителями других стран.

Четвертое – ему принадлежала роль верховного судьи: он разбирал жалобы и имел право вынесения смертного приговора или помилования виновного.

Пятое – только он мог издавать законы и иные правовые акты, обязательные для исполнения всеми членами общества.

- То есть власть хана была, по сути, неограниченной?

- Он делил власть с главами улусов, султанами, биями, крупными родоправителями и наместниками в городах. Хотя в форс-мажорных обстоятельствах ханы нередко поступали по своему усмотрению, ни с кем не советуясь. Так, хан Абулхаир в 1730 году самолично решил, что Младший жуз примет российское подданство, не поставив в известность родоправителей. Тем самым он превысил свои полномочия, в чем его позже упрекали старшины, но пошел на этот шаг ради спасения народа и в сложившейся на тот момент ситуации был прав.

То, какой властью обладал тот или иной хан, зависело и от его личных качеств, авторитета. Например, Чокан Валиханов писал о своем прадеде Абылае, что казахи считали его воплотившимся духом (аруақ), ниспосланным для свершения великих дел, что уважение к нему среди народа имело буквально мистический характер, что ни один другой хан не имел такой неограниченной власти, как он. В частности, Абылай первым наделил себя правом назначать смертную казнь, хотя раньше такой приговор выносило только народное собрание. Такой же харизмой обладал и его внук Кенесары Касымов. Кстати, у Абылая был 71 сын от многих жен и наложниц, в основном калмычек, и это обстоятельство еще больше поднимало его авторитет в глазах подданных.

- Но даже самому великому монарху иногда нужно с кем-то посоветоваться…

- При верховном правителе Казахского государства существовал ханский совет - высший совещательный орган, в состав которого входили близкие родственники хана. На этом совете обсуждались наиболее важные вопросы государственной жизни, а выполнение принятых решений и указаний поручалось специальным жасаулам (есаулам) из числа ханских туленгутов. В период войн создавался военный совет во главе с самим правителем. Его членами становились известные военачальники, батыры, дипломаты, другие авторитетные лица.

В своей повседневной деятельности хан опирался на крупных родоначальников и мусульманское духовенство – ходжей («қожа»), а также на традиции обычного народного права, закрепленного в трех наиболее известных сводах законов. Это «Қасымханның қасқа жолы», «Есімханның ескі жолы» и «Жеті жарғы». В южных регионах, где среди казахов (они жили оседло, занимались земледелием, ремеслами и торговлей), был распространен ислам, действовали нормы мусульманского права – шариата. Там судебные функции осуществляли казии (қазы).

Заслугой хана Тауке, помимо принятия свода законов «Жеті Жарғы», было упорядочение родовой структуры казахского общества путем присоединения мелких родов к более крупным, разделение родов и племен по жузам, определение территорий всех трех жузов, закрепление летовок и зимовок. Также он утвердил родовые тамги и боевые ураны. А.И.Левшин называл его «казахским Ликургом», т.е. законодателем, надолго упорядочившим нормальное функционирование традиционного кочевого общества.

Одной из обязанностей хана, согласно «Жеті жарғы», было проведение ежегодных общенародных собраний для обсуждения насущных вопросов внутренней и внешней политики с участием биев всех трех жузов. Как правило, они проводились осенью на юге, в местности Култобе близ Туркестана. На них определялись места зимовок родов и общин, порядок сбора налогов и вызова войска в случае нападения врага, принимались решения о направлении посольств к соседям, ведении с ними переговоров и т.д.

Кто мог возразить монарху?

- Часто можно услышать словосочетание «степная демократия». Что под ним подразумевается?

- Понятие «степная демократия» включает в себя совокупность норм, традиций, установлений и предписаний, закрепленных в тех памятниках обычного права, о которых я уже сказал. Если в Европе теория естественного права зародилась лишь в XVIII веке, то кочевое общество изначально формировалось на основе норм естественного права степняков, вытекающих из принципов демократического устройства повседневной жизни номадов. Само слово «қазақ» означает свободного и вольного человека, не признающего над собой чьей-либо власти. Разумеется, речь вовсе не идет о всеобщей анархии – в кочевом социуме действовали строгие нормы правового регулирования всех сторон жизни, закрепленные в соответствующих сводах предписаний, которые опирались на вековой опыт многих поколений.

- То есть наш предок, живший, скажем, четыре-пять веков назад, был более свободным человеком, чем его современник-европеец?

- Специфика кочевого политогенеза заключается в том, что жесткая централизованная власть в обществе возникает лишь в экстремальных случаях – таких, как война, отражение агрессии врага, массовая эпидемия, перекочевка на огромные расстояния и т.п. В мирное время кочевник не нуждается в сильной власти монарха, он выполняет лишь предписанные ему правила повседневной жизни и быта. У него больше свободы передвижения, участия в собраниях и дискуссиях, выражения своего мнения, невзирая на лица. Со своей жалобой рядовой кочевник мог дойти до самого хана, который поручал туленгутам разобраться в сути его претензий. В этом смысле у номадов было больше демократии, чем в оседлых обществах земледельцев, ремесленников и торговцев.

Также стоит сказать об огромной роли в жизни кочевого социума родовых и племенных вождей: биев, батыров, тарханов и других. Они служили опорой ханов и султанов-чингизидов, возглавляли крупные родоплеменные объединения, и вся повседневная жизнь кочевников проходила под их контролем. Одновременно они в какой-то мере ограничивали всевластие и произвол ханско-султанской верхушки, поскольку опирались на народ. Из их среды вышло немало ярких народных вождей – например, батыры Сырым Датов, Жоламан Тленшин, Исатай Тайманов, Жанхожа Нурмухаммедов и другие. Будучи представителями среднего класса кочевников, они являлись выразителями и защитниками интересов основной массы общинников. Если ханами и султанами становились по самому факту рождения (передача титулов по наследству), то статус народных вождей приобретался в силу личных заслуг, военных способностей и человеческих качеств. Иначе говоря, последние воплощали в себе не наследственный, а харизматический тип правления.

- Кто конкретно в казахской степи был, так сказать, субъектом права?

- Полноправным юридическим лицом в традиционном казахском обществе мог быть только свободный и способный носить оружие взрослый мужчина, обладавший личными и имущественными правами. Совершеннолетие у казахов наступало в 16-18 лет, а после 20 лет начинался возраст «жигита», т.е. зрелый возраст. Такой кочевник при оружии вправе был присутствовать на ежегодном народном собрании, выступать, спорить, отстаивать свое мнение – даже в присутствии самого хана. Если он хотел высказаться по какому-то поводу, то бросал в круг свою камчу и говорил: «Дат, хан ием!», т.е. требовал дать ему слово и получал его. Попробовал бы житель европейского города сказать в лицо королю или русский крестьянин царю Ивану Грозному все, что он думает о нем. А казахи смело говорили такое хану или султану, не боясь последствий. И тем приходилось выслушивать нелицеприятную критику в свой адрес.

Кстати, женщины в казахской степи тоже обладали достаточной свободой – возможно, даже большей, чем их европейские современницы, жившие в городах (имеются в виду ХVI – ХVIII века). Они никогда не носили паранджу или хиджаб, не закрывали лицо, но при этом, разумеется, соблюдали правила приличия. Что касается обычая левирата, когда вдова становилась женой одного из братьев погибшего мужа, то он позволял спасти ее семью от голодной смерти – в те жестокие времена это было проявлением гуманности.

В целом можно сказать, что многие демократические традиции казахов были заложены еще в эпоху ранних номадов Евразии: саков, сарматов, алан, гуннов, усуней, канглы, затем тюрков, кыпчаков, кимаков, огузов и других жителей степи.

Опыт предков и современное общество

- Можно ли говорить о том, что у рядовых казахов в ту эпоху были достаточно широкие права и свободы?

- У казахов-кочевников, в отличие от представителей оседлых народов, никогда не было рабства в классическом его понимании. Каждый из них являлся свободным общинником, членом какого-либо рода, племени, поколения, общины и находился под коллективной защитой сородичей. Даже самый бедный аульный байгуш оставался свободным человеком и имел больше прав, чем крепостной русский крестьянин или городской житель Европы. Другое дело, что родственными узами он был тесно связан с соплеменниками - оставить их и уйти означало для него если не голодную смерть и унижения, то разные невзгоды.

У казахов были домашние рабы – пленные или купленные на рынках Бухары, Хивы, Ташкента и других среднеазиатских городов. Их труд использовался лишь в домашнем хозяйстве. С течением времени они забывали свое прошлое, принимали ислам, получали свободу, могли завести семьи и становились такими же равноправными сородичами. Например, после похода Абылая в северную Киргизию оттуда вывезли немало кыргызов. Они обосновались среди казахов-аргынов, со временем образовали поколения бай-кыргыз и жана-кыргыз, которые благополучно существуют по сей день, давно став полноценными казахами. Были среди казахов и ассимилированные туркмены, башкиры, татары, каракалпаки, ногаи, сибирские татары. То есть кочевое общество было открыто всему миру, вбирало в себя всех желающих, в том числе и беглых солдат и прочих мигрантов из соседних государств. Бескрайняя степь давала укрытие всем желающим.

- Чем поучителен опыт «степной демократии» для современного казахского общества?

- Сложно сказать, ведь сегодня мы живем в совершенно иных условиях. Могу только отметить два-три момента.

Нормы нашей Конституции в свое время были разработаны на основе мирового опыта развития демократии, они соответствуют принципам Всемирной декларации прав человека от 1948 года. Однако позже был принят ряд законодательных решений, которые создали искусственные ограничения для граждан в реализации их прав. Например, почему президентом страны может быть лишь человек, имеющий пятилетний стаж работы в госаппарате? Тем более что авторитет чиновников в нашем обществе очень низок. А как же тогда быть бизнесменам, ученым, да и вообще людям, заслужившим уважение народа, но не имеющим такого стажа? Ведь Конституция гарантирует всем гражданам равные права, не допускает сословного превосходства, а здесь, получается, госчиновники по статусу поставлены выше всех остальных. Со временем это может привести к тому, что пост главы государства будет приватизирован узкой группой правящей элиты, каким-то одним кланом, а, возможно, даже будет передаваться по наследству, как в средние века. Что в современном обществе недопустимо.

Кроме того, было бы правильно, если бы все важные решения, касающиеся жизни государства, принимались после совета с народом. Значит, нужно не бояться проводить референдумы. Руководителям страны стоило бы регулярно отчитываться перед населением, чаще посещать самые отдаленные аулы, вникать в насущные проблемы людей. А то некоторые высокопоставленные чиновники возомнили себя чуть ли не наследственными султанами-чингизидами (хотя сами родом из аульных пастухов).

Единственным источником государственной власти является народ. Об этом крепко помнили ханы и султаны в ту далекую историческую эпоху. А если забывали, то им об этом напоминали народ и его храбрые батыры…



Комментарии