ВТОРНИК, 25 СЕНТЯБРЯ 2018 ГОДА
5761 3-09-2018, 19:02

Азиатское фиаско: Казахстан смещен с 4-й позиции Узбекистаном и Индией

На завершившихся в воскресенье летних Азиатских играх Казахстан не только не смог подтвердить статус 4-й спортивной державы континента, но и вообще оказался в конце первой десятки. И если в 1998-м и 2010-м, когда конкуренты отодвигали нас на 5-ю позицию, можно было сослаться на особенности соревновательной программы Азиад, то теперь и такое оправдание не принимается. Ведь, если даже учитывать результаты только в олимпийских дисциплинах, наша страна заняла лишь 8-е место, пропустив вперед себя в том числе Узбекистан, Индию и Бахрейн, чего никогда прежде не случалось.  

Объективная картина

Размещенную на сайте Азиады-2018 таблицу неофициального командного зачета (НКЗ) не стоит воспринимать слишком серьезно. В ней сразу за «большой тройкой» – Китаем, Японией и Южной Кореей – располагается Индонезия, причем на значительном отдалении ото всех остальных. Но если посмотреть на то, в каких видах спорта отличились хозяева Игр, то выяснится, что чуть ли не половину золотых медалей им принес национальный вид боевых искусств «пенчак силат», в котором они, не имея равноценных соперников,  завоевали 14 чемпионских званий. Точно таким же сомнительным достижением можно считать 6 наград высшей пробы, завоеванных узбеками в их любимой борьбе «кураш», которая тоже впервые была включена в программу Азиады.

Чтобы получить максимально объективную картину, автору этих строк пришлось считать количество медалей, завоеванных странами-участницами только в олимпийских видах спорта и только в олимпийских дисциплинах. В них разыгрывалось около трехсот комплектов наград (из 465, которые оспаривались в общей сложности). И что мы имеем в результате такого подсчета?

Позиции Китая, Японии и Южной Кореи в первой тройке остаются незыблемыми. А вот дальше расклад уже другой. Индонезия с шестью золотыми медалями оказывается за пределами «топ-10», а на четвертую строчку поднимаются Узбекистан и Индия с совершенно одинаковыми показателями. Иран, не уступив им по числу наград высшей пробы, остается на 6-м месте из-за меньшего количества «серебра». За ним идет Бахрейн, который практически все свои медали завоевал в беговых дисциплинах легкой атлетики, причем благодаря не доморощенным спортсменам, а натурализованным спринтерам из Нигерии и стайерам из Кении, Эфиопии, Марокко…

Казахстан располагается на 8-й позиции. Причем наши спортсмены завоевали в олимпийских дисциплинах столько же «золота», что и северные корейцы, занявшие 9-е место. Да, по общему количеству медалей (64) мы опередили узбеков, индусов (50), иранцев (44), не говоря уже об атлетах из Бахрейна (26), но при итоговом ранжировании в первую очередь учитывается число наград высшей пробы. И потом, если вы взглянете на предлагаемую ниже таблицу, то увидите: у наших соперников нет перекоса  в сторону медалей какого-то одного достоинства, тогда как казахстанская копилка почти на 60 процентов состоит из «бронзы», ценность которой в ряде видов спорта сомнительна, что связано где-то с малочисленностью участников, а где-то с невысоким уровнем конкуренции в Азии. Например, в женской борьбе Эльмира Сыздыкова одну схватку проиграла, одну выиграла, и этого оказалось достаточно для того, чтобы стать бронзовым призером. В таэквондо двое казахстанцев поднялись на пьедестал почета, имея соотношение выигранных и проигранных боев 2:1. И т.д.

 

Стоит отметить, что у всех главных конкурентов Казахстана были свои «ударные» виды спорта, благодаря которым они и заняли высокие места. У Узбекистана это бокс (5 золотых медалей), у Ирана – борьба (5), у Индии и Бахрейна – легкая атлетика (7 и 12 соответственно, причем Индия, в отличие от Бахрейна, обошлась собственными силами), у КНДР – тяжелая атлетика (8).  Тогда как у нас таких видов спорта не оказалось.

Где мы недобрали?

На предыдущей летней Азиаде-2014, которую принимал южнокорейский Инчхон, казахстанцы в олимпийских дисциплинах завоевали 22 золотые медали – ровно вдвое больше, чем на нынешних Играх в Джакарте. Это обеспечило нашей стране безоговорочное 4-е место в НКЗ – в активе ближайшего конкурента Ирана тогда было 14 побед. Иначе говоря, не столько соперники прибавили (хотя Узбекистан и Индия действительно прибавили), сколько мы рухнули вниз.

Половина нашего «золота» в Инчхоне (11 из 22-х) пришлась на два вида спорта – мужской бокс (6) и греблю на байдарках и каноэ (5). Теперь же в них казахстанцы лишь дважды праздновали успех.

Да, можно сетовать на то, что организаторы исключили из программы боксерского турнира соревнования в трех самых тяжелых весовых категориях. Но даже с учетом этого обстоятельства результаты, показанные казахстанцами на ринге Джакарты, выглядят удручающими. Лишь двое из семерых вернулись домой с медалями (серебряными). Для сравнения: все семеро узбеков добрались до финальных боев, и пятеро из них стали чемпионами.

По окончании Азиатских игр Мырзагали Айтжанов, который уже девять лет руководит нашей сборной, снова затянул привычную и изрядно надоевшую песню о «рефери-убийцах». Его поддержали многие болельщики: мол, узбеки во главе с нынешним президентом AIBA Гафуром Рахимовым «всех купили». Но, во-первых, казахстанцы проигрывали не только соседям, но и соперникам из Филиппин, Таиланда, Китая. Во-вторых, монгол, выступавший в весе до 60 кг, в день финальных боев наглядно показал, за счет чего можно, невзирая ни на чьи «козни», побеждать боксеров из Узбекистана. В-третьих, азиатской конфедерацией этого вида спорта руководит наш Серик Конакбаев. В-четвертых, бокс в Казахстане курирует сам президент Национального олимпийского комитета (НОК) Тимур Кулибаев, человек очень влиятельный. И в этой ситуации как-то не верится в существование заговора против наших боксеров. Может, дело в чем-то другом?

Сдали мы свои позиции и в гребле на байдарках и каноэ. По сравнению с прошлой Азиадой сократилось общее количество завоеванных медалей (с 10 до 7) и в том числе золотых (с 5 до 2-х). Здесь главными нашими обидчиками стали китайские гребцы, которые, проиграв казахстанцам в общекомандном зачете четыре года назад, теперь вернули себе лидерство.

Недосчитались мы «золота» и в плавании. Если в Инчхоне наш Дмитрий Баландин трижды поднимался на высшую ступень пьедестала почета (дважды по итогам заплывов в олимпийских дисциплинах), то теперь он был далеко не в лучшем своем состоянии, из-за чего даже пропустил соревнования на коронной для себя 200-метровке брассом. А других претендентов на чемпионство у нас попросту нет. Хотя молодые способные пловцы появляются – например, Адильбек Мусин.

С каждой очередной Азиадой все хуже и хуже результаты в легкой атлетике. Если в 2006-м и в 2010-м казахстанцы завоевали в этом виде спорта четыре золотые медали, в 2014-м – три, то теперь – только одну. Добывшая ее Ольга Рыпакова уже далеко не молода и вряд ли выступит на следующих континентальных Играх. Тем более что в последние годы она не отличается дальностью прыжков.  

По одному «золоту» - если сравнивать с предыдущей Азиадой - мы недосчитались в борьбе и в тяжелой атлетике. На результатах выступлений борцов автор этих строк подробно остановился в предыдущем номере Central Asia Monitor и сегодня не видит смысла повторяться. Со штангистами тоже все ясно – срок их дисквалификации еще не истек, и представление о том, на что они, включая Илью Ильина и Зульфию Чиншанло,  способны, мы получим в начале ноября, когда состоится чемпионат мира.

Олимпийская проекция

Как известно, после зимней Олимпиады-2018 последовали серьезные оргвыводы, в том числе и тренерские отставки. Если учесть, что итоги летних Азиатских игр принесли еще большее разочарование, то следует ожидать, как минимум, не менее жестких мер. Тем более что всего через два года предстоит Олимпиада-2020 в Токио.

Давайте быть реалистами: в большинстве из тех видов спорта, которые принесли нам «золото» в Джакарте, шансы казахстанцев на олимпийские медали будут минимальные. При всем уважении к велогонщику Алексею Луценко, гребцам, гимнасткам-«художницам» (все они по два раза поднимались на высшую ступень пьедестала почета Азиады) надо признать: их успехи в немалой степени были предопределены отсутствием сильных конкурентов международного уровня. То же самое относится к мужской сборной по водному поло и даже к Ольге Рыпаковой. В этих видах спорта и дисциплинах на Олимпиаде будут доминировать представители других континентов – прежде всего, Европы и Америки.

Так что, как и раньше, нам приходится рассчитывать на боксеров, тяжелоатлетов, борцов. Но и эти расчеты теперь оказались под серьезной угрозой. Взять бокс. Во-первых, количество весовых категорий у мужчин будет сокращено с 10 до 8; во-вторых, сам вид спорта может быть исключен из олимпийской программы (этот вопрос рассмотрят через два месяца на заседании МОК); в-третьих, если наши боксеры даже в Азии проигрывают конкуренцию, то чего от них можно ожидать на мировом уровне? В тяжелой атлетике, согласно решению международной федерации, Казахстан сможет заявить на Олимпиаду не более чем двух спортсменов, да и то если принимаемые у нас антидопинговые меры будут признаны достаточными. О ситуации в борьбе, в том числе о качестве ближайшего резерва национальной сборной, мы уже писали. И с учетом всего сказанного сам собой напрашивается вопрос: а где нам брать медали, тем более золотые?

Еще после летней Олимпиады-2012, самой успешной для нас за годы независимости, автор этих строк писал о необходимости диверсифицировать казахстанский спорт, сменить приоритеты. Ведь уже тогда в «ударных» для нас видах просматривались тревожные тенденции: в тяжелой атлетике стало почти нормой применение запрещенных препаратов, бокс погряз в коррупции и судейском произволе, борьба потеряла всякую зрелищность. И МОК рано или поздно должен был взяться за них. Первой едва не потеряла олимпийскую прописку борьба (в 2013-м) – ее с трудом удалось отстоять. Теперь под угрозой исключения оказался бокс. Тяжелую атлетику сумели спасти благодаря тому, что ее международная федерация согласилась отдать «на заклание»  сильнейшие в мире сборные – Китая, России, Казахстана и ряда других стран. Но и она еще не обезопасила себя.

Так стоит ли нам и дальше делать ставку на эти виды спорта? Может, пора всерьез заняться развитием других – легкой атлетики, плавания, спортивной гимнастики и прочих? Тем более что они, в отличие от любительского бокса и борьбы, интересны телевидению, а значит, возможные успехи в них обеспечат Казахстану больше узнаваемости в мире. 

Неспортивная страна?

Кстати, о телевидении. Если четыре года назад отечественное ТВ в лице телеканала Qazsport широко освещало летние континентальные Игры, то на сей раз никаких трансляций оно не вело. Qazsport входит в ТРК «Казахстан», глава которого Ерлан Карин так объяснил ситуацию: «Зарубежная компания, которая продает права на показ, в этом году в разы подняла цену. Данной компанией были выставлены цены, сравнимые с летними Олимпийскими играми или чемпионатом мира по футболу».

Назвать затребованную сумму он отказался, сославшись на то, что не вправе разглашать такую информацию. Олимпийский совет Азии (ОСА), куда обратился за разъяснениями автор этих строк, оставил запрос без ответа – видимо, из тех же соображений. А вот наши соседи-узбеки сумели договориться с компанией-правообладателем, и их телеканал «Спорт» вел трансляции из Джакарты (тоже показатель того, что Узбекистан теперь является более спортивной страной, нежели Казахстан?). Есть неофициальная информация, что цена вопроса составляла от 700 тысяч до двух миллионов долларов, или от 250 до 660 миллионов тенге. Судите сами, много это или мало для такого государства, как наше.  

Понятно, что трансляции с футбольного чемпионата мира, на которые руководство ТРК не пожалело денег (хотя сборная Казахстана в этом турнире не участвовала), выгоднее с точки зрения окупаемости вложенных средств, чем показ Азиатских игр. И если бы речь шла о коммерческом телеканале, то такой подход  не вызвал бы никаких вопросов. Но в данном случае мы говорим о государственном ТВ и о главных летних соревнованиях года (с точки зрения спортивного руководства страны) с участием всех сильнейших казахстанских атлетов, которых в Джакарту поехало около пятисот и за которых болели очень многие в нашей республике. И с этой точки зрения можно поспорить, чему следовало отдать приоритет при выделении денежных средств – чемпионату мира по футболу или Азиаде, трансляции с которых, по словам главы ТРК «Казахстан», обошлись бы в сопоставимые суммы.

И, наконец, последнее. Очевидно, что соревновательная программа главных континентальных Игр требует серьезного пересмотра, иначе казусы вроде 4-го места Индонезии в НКЗ будут повторяться и впредь. Она должна включать в себя соперничество только в олимпийских видах спорта. Для всех остальных существуют отдельно проводимые Азиатские игры в закрытых помещениях и по боевым искусствам (последний раз они состоялись осенью прошлого года в Ашхабаде), а также Азиатские пляжные игры. Руководители НОК Казахстана вместе со своими коллегами из стран «большой тройки» – Китая, Японии и Южной Кореи – могли бы поставить этот вопрос перед Олимпийским советом Азии.    

Комментарии