ВОСКРЕСЕНЬЕ, 19 АВГУСТА 2018 ГОДА
27169 3-05-2018, 12:05

Диляра Тасбулатова: «Все решения правительства РФ направлены против людей»

Как складываются судьбы тех, кто эмигрировал в поисках лучшей доли в Россию? Сегодня об этом рассказывает московская журналистка и блогер с 40-тысячной армией подписчиков Диляра Тасбулатова. После окончания ВГИК она работала в Казахстане – в газетах «Ленинская смена», «Экспресс К», «Уйгур авази» и других. А в 1990-х сорвалась и уехала в Москву, где сделала карьеру - от дворника, сторожа и курьера до одного из ведущих кинокритиков.

Ненависть к Сталину

- Моя бабушка была первым врачом-женщиной в Казахстане, дедушка – заместителем наркома по экономике в Каракалпакской АССР, - рассказывает она о своих корнях. -  Сам он ни в каких репрессиях не участвовал. Если бы это было не так, я бы не говорила об этом. Для меня этот вопрос - ненависть к Сталину и его присным - краеугольный чуть ли не с детства. Дед был наивным человеком, он до какого-то времени свято верил во «всемирную революцию» и прочую коммунистическую пропаганду. Их с бабушкой вера пошатнулась, когда начался голод в Казахстане: они начали прозревать и понимать, что Сталину веры нет. Повезло, что они жили в той части Туркестанского края, которая позже вошла в состав Узбекистана. Им удалось спасти многих из тех, кто успел доехать до них из Казахстана: дедушка на свою зарплату кормил человек десять земляков. Бабушка состоялась как врач. Она ликвидировала в тех краях сифилис и другие чудовищные болезни среди тогда еще довольно дикого, будем говорить прямо, населения, которое в основном было каракалпакским.

Но скоро, конечно же, пришел черед и нашей семьи. Дедушку арестовали в 1937-м. Списки репрессированных висят сейчас в Интернете: высшему начальству (среди них и мой дед) дали высшую меру, подчиненных отправили в лагеря. И еще неизвестно, что было хуже - умереть сразу или, болея цингой, еле держась на ногах, валить лес в пятидесятиградусный мороз. А у родителей обычная история. Моя мама – учительница русского языка и литературы - преподавала в индустриальном техникуме. С отцом она развелась, когда я была маленькая.

- Вы окончили такой элитный вуз, как ВГИК. Вас теперь не упрекают, что если бы не Россия, то вы бы не состоялись?

- Мне в соцсестях один тип упорно задавал один и тот же вопрос: «Признайся, что ты поступила по национальной разнарядке». Да, именно так и было, к чему уж это скрывать. Правда, на мой курс таких национальных разнарядок было пять, а поступили двое. Ну и результаты такие: из всего курса, где нас было 17 человек, я одна стала кинокритиком. Вот вам и «разнарядка». А курс у нас, между прочим, был хороший, ребята все попались неплохие. Одна половина была из «блатных» (дети номенклатуры), другая – просто способные. Кое-кто потом даже писал разные статьи в разные издания, двое стали кинопродюсерами, но «в седле» именно кинокритика, анализирующего кинопроцесс, продержалась (и относительно долго) одна я. Сейчас пишу реже – заказов мало, пресса становится все более коммерческой. Удержались на плаву только звезды нашей профессии, но их мало, а для полноты картины нужны разные голоса. В наших странах (я имею в виду Казахстан и Россию) я вообще не знаю, кем нужно быть, чтобы не сожрали, чтобы не чинили препятствий и так далее. Хотя жить вообще сложно, что уж тут жаловаться…

Ну а относительно того, что, дескать, «Россия вам все дала» (мне такое часто говорят), я бы еще поспорила. Не было бы у Казахстана такого соседа, как Россия, мы бы учились в Стамбуле или даже в Лондоне. Как-нибудь уж получили бы образование, можете не сомневаться. С другой стороны (а я стараюсь быть объективной), меня ведь и вправду приняли в элитный вуз. Не было бы той самой разнарядки, могли бы и не заметить. Там на одно место претендовали 400 человек, и попасть туда, если ты не сын режиссера или дипломата, не представлялось возможным. То есть отсеяли бы уже на этапе приема документов - и все.

Ну вот, выучилась я, вернулась в Казахстан, а потом что-то у меня засвербило, стало скучно: захотелось обратно в Москву. Честно говоря, там горизонты все же были пошире - так исторически повелось. Сказано - сделано. Взяла и приехала – в начале 1990-х, когда человек уже не был так строго связан с пропиской.            

В Москве я всего полгода промаялась дворником, сторожем и разносчиком газет, а потом меня взяли в «Огонек», позже попала даже на «Первый канал» (правда, ненадолго), дальше пошла работать в оппозиционную «Новую газету», затем - в журнал «Итоги». Получила две премии как критик, ну  и пошло-поехало.

Диалоги с алкашами

- А с проявлениями расизма или шовинизма, про которые сейчас часто пишут, не приходилось сталкиваться?

- Ну как сказать? Интеллигенция себе такого не позволяет. По крайней мере, внешне делает вид, что толерантна. Точнее сказать, не позволяла до создания соцсетей. Сейчас ведь есть особый феномен – анонимно или дистанционно, не видя человека,  хамить легче. Но в первые годы пребывания в Москве, когда Интернета еще не было в его нынешнем виде, особого негатива в отношении своей национальности и азиатского разреза глаз и скул, за исключением бытовых случаев, не замечала.

Россия вообще удивительная страна: разрыв между интеллигенцией и так называемым «народом» - колоссальный. Но и интеллигенция часто ксенофобская, а особенно тогда, когда это приветствуется сверху. А сейчас в России такое - расизм, ненависть, хамство - поощряется. Поэтому по мне уж лучше советский лицемерный «интернационализм», чем этот нынешний  разгул низменных страстей.

- Выходит, пробиться в российской столице все-таки было трудно?

- Прозвучит парадоксально, но в Казахстане было еще труднее. В России – легче, она все-таки ближе к Европе, где чаще ценят способности, а не близость к номенклатуре. Но это было давно, в 1990-х. Сейчас как раз таки опять стали ценить либо близость к власти, либо связи столичные. Поскольку ничего этого у меня нет, я уже 10 лет как официально нигде не служу.

- Как же вы выживаете? Москва – город дорогой.

- А я сама себе проекты придумываю. Проект «Писатель» - а я теперь писатель – получился случайно, он появился неожиданно для меня самой, когда я отчаянно искала работу. Просто повадилась писать в «Фейсбуке» смешные истории – такие рассказы короткие, байки, скетчи, придумала даже «новый жанр», как сказали бы литературоведы. Это диалоги – с мамой, с соседями, с алкашами всякими и прочим простым людом. У меня вышли уже четыре книжки в крупнейшем в Европе издательстве ЭКСМО. Оно мне за них все же платит. И еще я их (книжки) продаю. И представьте – покупают! Потом я фильм сделала – как продюсер. Документальный, конечно. О литовской Анне Франк - Маше Рольникайте, жертве Холокоста, святой женщине, выжившей в концлагерях. А еще я преподаю, иногда в клубах выступаю. Ну вот так и выживаю потихоньку. Мне много не надо.  

- По телевизору мы слышим, как российские власти призывают вернуться на историческую родину соотечественников, живущих вне родины, обещая им чуть ли не рай. Это так?

- Ну эти русские могли бы заглянуть в Интернет и посмотреть средние зарплаты по стране. Двести или триста долларов… Это что - рай? Работы нигде нет, производство упало до нуля, малый бизнес погублен: надо не телевизор смотреть, а ориентироваться на информацию из надежных источников. Есть, правда, и индивидуальные случаи, но я отвечать за них не могу. Пусть едут и сами убедятся.  Я презираю тех, кто верит пропаганде. Это смешно при наличии Интернета. Если ты идиот, тебе никто не поможет. Зарплаты здесь могут быть и выше, но и траты больше. И потом – что значит приехать в Россию? В России только в Москве можно заработать, да и то далеко не всем. Провинциальная Россия - нищая. Даже в Питере низкие зарплаты по сравнению с Москвой.

ДевчЁнки в юбчЁнках  

- Вернемся к делам профессиональным. В Казахстане сегодня «журналистами» работают бывшие наборщики текстов, корректоры… А как с этим в России?

- Ну, ясно: кухарка может управлять государством. Вот она и управляет - как может. В России схожие процессы: особенно меня «умиляет» желтая пресса, где, не говорю уже о содержании, даже требования к правилам русского языка стали минимальными. Там можно встретить заголовки типа «Зажигают девчЁнки в юбчЁнках».  Ну ладно, желтая пресса (хотя любое дело можно делать талантливо), а остальная? Пишут размашисто, часто по-хамски, «отвязно» и… бессмысленно или – убого, сладенько, фальшиво. И так в любой области. Прочла список кинопроектов на будущее – какие фильмы будут здесь сниматься? Блокбастеры, биографии каких-то полководцев, хоккеистов и прочая лабуда. Прямо Северная Корея какая-то. Смешно. Вообще, во время правления Путина страна сильно откатилась назад. Во всех областях и сферах.

- А что продемонстрировали, на ваш взгляд, недавно прошедшие президентские выборы?  

- Полную неспособность граждан к минимальному анализу. Если это в принципе граждане, а не послушное стадо. Ведь многие голосовали искренне: особенно мне «нравится», что это делали нищие в буквальном смысле слова слои населения. Аргументация у них такая: «он обещал» (а что, предыдущие 18 лет правления ему кто-то мешал что-то сделать для них?). Сейчас отменяют, например, импорт американских и европейских лекарств. Так что проголосовавшие за Путина на своей шкуре убедятся в его обещаниях – лекарств ведь Россия не производит. По крайней мере, качественных. Вообще, все решения правительства направлены против людей. Сравните: зарплата Сечина, главы «Роснефти», - 3 миллиона рублей в день (!!!), а врача «скорой» в регионах  – 9 тысяч в месяц. Этих двух цифр достаточно, чтобы понять страну в целом. Больше ничего знать не нужно.

- Вы свои рассказы пишете на эту тему?

- Ну да, косвенно. Так называемую «критику общества» вкладываю в уста своих персонажей.  Это в большинстве случаев диалоги - такие пьесы абсурда. Когда смотришь на мир глазами почти ребенка, наивного человека (а мои герои именно такие), король оказывается голым, без прикрас официальной пропаганды и повсеместной лжи, лицемерия.

- Ну а что нужно, чтобы стать сегодня успешным писателем?

- Ничего, кроме таланта. Правда, раскрутка тоже нужна. Но без таланта никакая раскрутка не поможет: публика, вопреки мнению о ней, не дура. Любой человек, за редкими исключениями, понимает и обаяние писателя, и его посыл-месседж. Его цинизм или, наоборот, любовь к людям. Это не подделаешь. Текст выдаст тебя с головой.

Таков, кстати, феномен Сергея Довлатова, которого я высоко ценю, хотя некоторые называют его «переоцененным». В его текстах, с виду смешных, всегда сквозила любовь к людям и одновременно горечь от их несовершенства. Я уж не говорю о несовершенстве системы, которая его и уничтожила. Впрочем, как и Зощенко, и многих других гениев. Он и умер от того, что его книгу рассыпали – не сразу, в эмиграции, но то был страшный удар. Были бы в его время соцсети, он бы прославился и без издательств. Но у него не было выхода к читателю, что его и погубило. Интерактив очень важен, мы для того и пишем, чтобы радовать людей.

Автор: Сара Садык

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение