ВТОРНИК, 24 АПРЕЛЯ 2018 ГОДА
11348 9-04-2018, 11:26

Казахстан в ЕАЭС: оно нам надо?

На базе Высшей школы экономики России эксперты обсудили перспективы Евразийского экономического союза. Они констатировали, что 2017 год стал самым успешным для интеграционного объединения с момента его создания. Рост взаимного товарооборота между странами-участницами достиг 26,7%. Интерес к сотрудничеству со странами ЕАЭС проявляют несколько десятков стран Азии и Латинской Америки.

На пути к общему финансовому рынку

4 апреля председатель коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Тигран Саркисян сообщил, что к 2025 году ЕАЭС перейдет на цифровую экономику. Правительства стран, центральные банки и ЕЭК разрабатывают концепцию формирования общего финансового рынка ЕАЭС. В ее рамках будет определено применение финансовых инноваций и перспективных технологий.

Таким образом, у ЕАЭС довольно серьезные планы на будущее. Но оправданны ли они, что дает интеграция непосредственно Казахстану и не усугубляет ли она экономическое положение страны? С этими вопросами мы обратились к экспертам.

Руководитель аналитического департамента FXPrimus Арман Бейсембаев считает, что в целом создание ЕАЭС в макроэкономическом плане оказалось оправданным. Оно имеет под собой прагматичные цели стран-участниц по облегчению доступа на рынки друг друга, снижению транзитных издержек, обеспечению свободы перемещения капитала, товаров, услуг и рабочей силы и созданию таким образом единого экономического пространства. Это вполне естественный, эволюционный процесс развития экономик, поскольку близость географического положения и имеющиеся общие границы и без того вынуждают экономически взаимодействовать друг с другом, несмотря на «разлет» траекторий после развала СССР.

В целом динамику развития отношений стран в рамках ЕАЭС, по словам эксперта, можно охарактеризовать как положительную. После проседания в 2015 году, которое было связано с падением цен на сырье, санкционными войнами между Россией и Западом, шоковыми девальвациями, ударившими по потребительскому спросу и предпринимательской активности, товарооборот внутри союза выправился и начал расти. 2017-й стал в этом плане самым успешным за все три года существования ЕАЭС.

С 1 января с.г. в силу вступил Таможенный кодекс ЕАЭС, который стал следующим шагом по дальнейшему углублению процесса интеграции.

«Нельзя не сказать и о проблемах, которые существуют во взаимоотношениях между странами Евразийского союза. Они вызваны, прежде всего, сложившимися дисбалансами между экономиками, их структурными или белорусские, но на самом деле имеют европейское или китайское происхождение. То есть, на деле речь идет о транзите и перемаркировке импортной продукции. У всех на слуху разговоры о «белорусских» креветках и «казахстанских» ананасах, ввозимых на территорию РФ. В любом случае на синхронизацию и отлаживание механизмов взаимодействия внутри ЕАЭС требуются определенное время и политическая воля руководителей стран-участниц, чтобы достичь целей по полной свободе перемещения капиталов и рабочей силы», – сказал Арман Бейсембаев.

По его словам, как экономическое объединение Евразийский союз на нынешнем этапе еще довольно слаб, экономики стран, входящих в союз, недостаточно диверсифицированы и в значительной степени зависимы от внешней конъюнктуры и импорта в части высоких технологий, создающих прибавочную стоимость.

Особенно это касается различных машин, станков и оборудования, большая часть которых создается за пределами ЕАЭС. Основным поставщиком таких товаров является Европейский Союз.

Получится ли своя зона евро?

Другой вопрос, который будоражит большинство сопредельных с Россией стран, – это вероятность создания единого финансового рынка и, в частности, единой валюты. В договоре о ЕАЭС нет каких-то четких указаний на сей счет, хотя, безусловно, интеграция идет и в этой области, заметил экономист. По его словам, ведется обсуждение и предпринимаются некоторые шаги по объединению фондовых рынков стран-участниц ЕАЭС с сохранением их национальных валют, что положительно скажется на развитии и масштабируемости эмитентов в целом, а также на росте внутреннего инвестиционного процесса.

«Что касается перспектив создания единой валюты, то уже есть международный опыт реализации подобного проекта в виде зоны евро, где кризис 2011-2012 обнажил серьезные проблемы. ЕАЭС должен внимательно изучить данный опыт, чтобы не повторить тех же ошибок в будущем. В любом случае этот вопрос серьезно можно будет рассматривать не раньше, чем через 20-25 лет, а сам процесс по введению такой единой валюты может занять еще 15-20 лет», – спрогнозировал Арман Бейсембаев.

Говорить о том, что ЕАЭС движется семимильными шагами к светлому будущему, конечно, нельзя, но три года существования союза дают основания говорить о том, что достигнут несомненный прогресс в налаживании интеграционных отношений между странами-участницами. Это обеспечивает положительную динамику и национальным экономикам, считает шеф-аналитик компании «Аналитика-онлайн Казахстан» Сергей Полыгалов.

Он приводит данные Евразийской экономической комиссии. Внешняя торговля стран ЕАЭС в 2017-м выросла на 24,6% и достигла $507 млрд., положительное сальдо торгового баланса по сравнению с предыдущим годом возросло с $82,7 до $109,6 млрд. Рост ВВП по итогам года составил около 2%. Опережающий рост продемонстрировал несырьевой экспорт, который вырос на 32,7% при общем увеличении союзного экспорта на 27,7%. Помимо экономических показателей, положительным можно назвать и формирование структуры ЕАЭС, а также значительное продвижение в построении юридической составляющей союза, считает эксперт. И добавляет, что огромная и плодотворная работа была проведена по проекту единого Таможенного кодекса, который начал действовать с 1 января 2018 года.

К его важнейшим преимуществам относятся минимизация документооборота, декларирование без лишних документов, ориентация документа на цифровые технологии и создание новой логики взаимного обмена данными.

Столь же важными являются сокращение сроков растаможивания товаров до 4-х часов (раньше стандартное время выпуска составляло больше суток), серьезное улучшение положения участников рынка, работающих в статусе уполномоченных

демпинговая маржа, из-за которой прибыль предприятий союза снизилась на 25%.

Эксперт напомнил о том, что в 2017 году были проведены международные переговоры с Китаем, Ираном, Индией, Сербией и Вьетнамом. Это позволит уже в ближайшее время расширить географию внешнеэкономических отношений ЕАЭС. В рамках ЕАЭС была проработана законодательная база для создания единого рынка труда, который позволит обеспечить свободу перемещения рабочей силы внутри союза и равные экономические права для граждан стран-участниц.  

Пора прийти к общему знаменателю

Вместе с тем, по словам экономиста, еще не до конца решены вопросы единого финансового рынка и движения капитала. Но, возможно, в 2018 году удастся прийти к общему знаменателю.

«Построение единого глобального экономического пространства – дело сложное, но исходя из тех результатов, которые получены на сегодняшний день, можно говорить о том, что ЕАЭС в большой степени выполняет свои функции как единое экономическое объединение», – заметил эксперт. Также можно смело говорить о том, что ЕАЭС помог странам-участницам преодолеть кризисные экономические ситуации. Благодаря интеграции, например, Армения и Кыргызстан уже показывают рост ВВП примерно на 5%, что значительно выше, чем в других странах ЕАЭС. По некоторым же показателям эти две страны оказались далеко впереди. В частности, в 2017-м объем строительства в Армении вырос на 29% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Наибольший показатель роста промышленного производства за десять месяцев 2017-го отмечен в Кыргызстане – 13,7%. Армения на втором месте – рост промышленного производства составил 12,4%. Казахстанская экономика показала рост на 4,0%. Это выше темпов роста экономики ключевого партнера по ЕАЭС – России. По итогам года товарооборот Казахстана со странами союза вырос на 28,1% и достиг $14 млрд., непосредственно с РФ товарооборот вырос с $10,0 млрд. до $12,9 млрд., или на 28,0%.

«Что касается возможного сотрудничества ЕАЭС и ЕС, то здесь пока существует масса подводных камней, которые в первую очередь связаны с напряженной политической ситуацией в отношениях между Евросоюзом и Россией. Пока она не изменится, экономическое взаимодействие Евразийского союза и ЕС будет сильно затруднено. За налаживание неполитизированного, равноправного диалога между

двумя объединениями неоднократно выступали представители ЕЭК на различных международных площадках, но достигнуть каких-либо соглашений пока не удается. Для развития партнерства с ЕС необходимо иметь не только хорошие политические основания, но и привлекательный экономический базис. Только при восстановлении стабильного экономического роста в странах ЕАЭС, положительной динамике структурных реформ с повышением конкурентоспособности и открытости экономик те лица в Евросоюзе, которые принимают политические решения, начнут уделять ЕАЭС гораздо больше внимания», – сказал Сергей Полыгалов.

В конце концов, Евразийскому союзу всего три года, говорит эксперт. Это слишком мало для построения стабильной и мощной экономической системы с долгосрочными международными связями. Но можно говорить о том, что за три года сделано очень многое в плане развития внутриэкономических процессов в ЕАЭС и налаживания внешних экономических связей, которые в будущем позволят союзу уверенно развиваться. Главное – чтобы экономические интересы стран-участниц стояли на первом месте в решении всех вопросов, касающихся сотрудничества, и чтобы они поддерживались дальнейшим развитием добрососедских отношений между ними, подчеркнул аналитик.

Проект значительно зависит от России

Политолог, руководитель фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев отметил, что любые крупные и долгосрочные интеграционные проекты на евразийском пространстве в значительной степени зависят от России. Например, Казахстан в рамках ЕАЭС имеет общие границы только с Россией и Кыргызстаном. Кроме того, российская экономика по объему больше казахстанской, второй в ЕАЭС, примерно в 10 раз. Из-за удаленности отдельных экономик между некоторыми странами союза сохраняются довольно низкие объемы товарооборота. И если общий товарооборот Казахстана со странами ЕАЭС составил 17,3 млрд., то порядка 90 процентов этого объема (16 млрд.) приходится на Россию. При этом Европейский союз остается крупнейшим торгово-экономическим и инвестиционным партнером Казахстана, и двусторонний товарооборот в последнее время демонстрирует положительную динамику. На его долю приходится более половины казахстанского внешнеторгового оборота и 49% привлеченного в экономику республики иностранного капитала.

Еще раз повторимся: внешнеторговый оборот Казахстана со странами ЕАЭС в 2017 году составил порядка $17,3 млрд., увеличившись по сравнению с 2016-м примерно на 25%. Но даже при этом он где-то в два раза меньше, чем со странами ЕС, в основном за счет поставок оборудования для промышленности из Европы.

«Особый акцент в Казахстане сделали на том, что ЕАЭС не ставит перед собой задачу создания единой валюты. При этом Казахстан позиционирует ЕАЭС как приоритетное и необходимое интеграционное объединение для решения долгосрочных задач экономического развития страны. В частности, как отмечает Нурсултан Назарбаев, участники союза «двигаются в правильном направлении», а самому объединению, несмотря на имеющиеся вопросы, необходимо дальнейшее укрепление. Основная роль в этой работе, по мнению президента Казахстана, должна отводиться правительствам: решение экономических задач, урегулирование вопросов взаимодействия между государствами. Кроме того, в Казахстане на официальном уровне периодически отмечают целесообразность реализации разноскоростной интеграции, согласно которой приоритет отдается тем направлениям сотрудничества, по которым легче достигается консенсусное согласие», – подчеркнул политолог.

Избежать ассоциаций с «возвратом в СССР»

По словам Эдуарда Полетаева, некоторые политики и эксперты в Российской Федерации, пытаясь избежать негативных коннотаций работы ЕАЭС с «возвратом в СССР», публично высказываются о том, что лидером евразийской интеграции должен быть именно Казахстан. Такое мнение, в частности, высказал вице-премьер РФ Игорь Шувалов в 2017 году ходе форума «Евразийская неделя» в Астане.

Вот что он тогда заявил: «Лидерство здесь России проявлять достаточно опасно. Хотя у нас есть и специалисты, и понимание, и своя утвержденная повестка. Но как только мы начнем свою определенную роль выпячивать, сразу будут крики о том, что это политический проект Кремля и так далее. Мы признаем лидерство в этом проекте за Казахстаном, поскольку президент РК был основоположником этой идеи».

Для Казахстана с его курсом на многовекторность, прописанным в Концепции внешней политики РК на 2014-2020 годы, ЕАЭС привлекателен своей идеей четырех свобод: услуг, капитала, рабочей силы и товаров, отметил Полетаев. Однако евразийская интеграция является лишь одним из десяти приоритетов и задач внешней политики республики. Рассматривая ее в качестве одного из действенных способов продвижения страны на устойчивые позиции в системе мирохозяйственных связей, Казахстан укреплял Таможенный союз и Единое экономическое пространство в целях создания на этой основе Евразийского экономического союза.

В рамках этого процесса были заложены такие основополагающие принципы, как незыблемость политического суверенитета, экономическая обоснованность принимаемых решений, поэтапность, прагматизм и взаимная выгода, равное представительство сторон во всех органах интеграции и консенсус на всех уровнях интеграционного взаимодействия. С момента начала деятельности ЕАЭС был определен 10-летний горизонт планирования. Другими словами, в полноценный экономический союз ЕАЭС трансформируется примерно к 2025 году.

По словам Эдуарда Полетаева, в Казахстане считают, что главной задачей является качественное развитие ЕАЭС. Поэтому в ближайшей перспективе необходимо решать вопросы, связанные не с привлечением новых стран, а с расширением взаимодействия внутри объединения, на принципах приоритетности и поэтапности. Кроме того, наличие успешных кейсов от функционирования ЕАЭС позволит получить поддержку со стороны населения и бизнеса для дальнейшей более глубокой интеграции, заметил политолог.

Аналитик инвестиционной компании «Альпари» Анна Бодрова подчеркнула, что эффективность работы ЕАЭС оценивать пока преждевременно. Из трех лет его функционирования только последние 1218 месяцев можно считать более-менее полноценной работой – к слову, Таможенный кодекс вступил в силу только с 1 января 2018 года. До сих пор идет обкатка условий между странами, что, впрочем, почти не отражается на торговых процессах.

«Говорить, что внутри ЕАЭС случился качественный прорыв в торгово-экономических отношениях, было бы ошибочно, но определенный позитив все-таки есть – объем взаимной торговли в ЕАЭС заметно вырос. Тот факт, что, например, Россия оказалась под санкциями, освободил определенные рыночные ниши», – заключила она.

Автор: Аскар Муминов

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение