ВОСКРЕСЕНЬЕ, 24 ИЮНЯ 2018 ГОДА
2730 28-02-2018, 10:53

Итоги Олимпиады-2018 для Казахстана: провал или вполне ожидаемый результат?

KZ RUS ENG

В оценке итогов выступлений казахстанцев на завершившихся зимних Играх, судя по публикациям в СМИ и соцсетях, негатива больше, чем позитива. И для этого есть основания: завоевана всего одна медаль, бронзовая, во многих дисциплинах наши спортсмены занимали места, очень далекие от призовых, никто из них не прыгнул выше головы и тем более не совершил подвиг, ну а некоторые откровенно провалились. 

Бедные против богатых…

Но, с другой стороны, не слишком ли завышенными были наши ожидания? Может, результаты, показанные в Пхенчхане и Канныне, где проходили соревнования, и есть реальное отражение позиций Казахстана в зимних видах спорта?

Сравните: в сезоне 2013-го, который предшествовал Играм в Сочи, наши «зимники»  завоевали на чемпионатах мира по олимпийским дисциплинам четыре медали, тогда как в 2017-м, за год до Олимпиады в Южной Корее, – ни одной. Если перед ОИ-2014 мы могли рассчитывать на пятерых-шестерых спортсменов, действительно претендовавших на призовые места (в лыжных гонках, фигурном катании, скоростном беге на коньках и фристайле), то теперь – лишь на одного лыжника и двух могулистов. Неслучайно некоторые агентства, занимающиеся спортивным прогнозированием, предрекали  Казахстану безмедальные Игры-2018. А в итоге и четыре года назад, и сейчас мы завоевали по одной бронзовой награде.

Да, в Сочи наши спортсмены чаще попадали в «топ-10», чем в Пхенчхане, но это как раз таки следствие того, что на ОИ-2014 у нас было больше сильных атлетов, чем на ОИ-2018. А потому правильнее было бы говорить не столько о просчетах в подготовке к конкретно взятой данной Олимпиаде (хотя в  случае с отдельными командами и спортсменами это тоже имело место), сколько в целом о ситуации в отечественном зимнем  спорте и о степени его конкурентоспособности.  

Сегодня кое-кто на полном серьезе сравнивает результаты Казахстана на летних и белых  Олимпиадах, после чего делает далеко идущие выводы. Но такое сравнение изначально является абсолютно некорректным. И дело не в том, что на летних ОИ разыгрывается втрое больше комплектов наград, чем на зимних. И даже не в том, что соотношение медалей, завоеванных казахстанцами на летних и зимних Олимпиадах, традиционно составляло в среднем более 10 к 1 (например, за весь советский период было соответственно 82 и 7).

Главная, принципиальная разница заключается в другом. Какие виды спорта приносят Казахстану львиную долю наград на летних Олимпиадах? Единоборства и тяжелая атлетика. С какими странами мы в них конкурируем? В основном с развивающимися и даже бедными: в боксе – с Кубой, Узбекистаном, Украиной, Азербайджаном и им подобными, в тяжелой атлетике – с Китаем, КНДР, Таиландом, Ираном…  Тогда как в зимних видах Казахстану приходится бороться за высокие места с самыми богатыми и обеспеченными странами мира. В лыжных гонках – с Норвегией, Швецией, Финляндией; в фигурном катании и могуле – с Канадой, США, Японией, Францией; в скоростном беге на коньках и шорт-треке – с Голландией, Южной Кореей… А еще с Германией, Швейцарией, Австрией, Австралией и т.д. Ну и с Россией – огромной державой, имеющей богатейшие традиции в зимних видах спорта.

Посмотрите на список стран, фигурирующих в медальной таблице ОИ-2018,  – почти все они, за исключением четырех постсоветских и Китая, входят в ОЭСР, то есть в пул наиболее развитых государств планеты. Это обстоятельство можно назвать чуть ли не решающим. Ведь зимние виды спорта – очень дорогостоящие, их инфраструктура, количество занимающихся ими и соответственно результаты на Олимпиадах находятся в прямой зависимости от того, насколько богаты и благополучны как сама страна, так и населяющие ее люди.

Чтобы на равных конкурировать с Норвегией в лыжных гонках, нужно иметь лыжные трассы почти в каждом населенном пункте. Чтобы бросить вызов Голландии в скоростном беге на коньках, мы должны иметь не один крытый каток с 400-метровой дорожкой, как сейчас, а несколько – хотя бы во всех областных центрах северной части республики. И, что не менее важно, на этих трассах и катках должно быть много занимающихся. Готова ли наша страна построить столько, мягко говоря, недешевых объектов, причем в шаговой доступности для людей, в состоянии ли мы привлечь большое количество школьников и студентов к зимним видам спорта – вопросы, на которые лично у меня нет ответа. А без этого мы не можем рассчитывать на высокие и стабильные результаты на Олимпиадах ни сейчас, ни в будущем.

Один в поле не воин

Итоги Олимпиады-2018 для Казахстана: провал или вполне ожидаемый результат?

Сегодня у нас в зимних видах спорта есть лишь единичные «звезды», за которыми, по сути, пустота. И если с ними что-то случится, заменить их некем. Например, в лыжных гонках на протяжении всех последних лет у нас был только один атлет высокого международного уровня – Алексей Полторанин, который к тому же в силу своей узкой специализации мог претендовать на медаль лишь в одной олимпийской дисциплине. И в этой единственной гонке его организм не выдержал выбранного лыжником темпа. А запасного варианта у нас не было – ни одного. Тогда как сборные из скандинавских стран в этом смысле гораздо менее уязвимы. Скажем, провалилась мужская лыжегоночная команда Швеции – зато лучше, чем ожидалось, выступила женская. Или, например, в норвежской сборной отсутствовал Нортуг, не оправдал надежд Сундбю, но это не помешало ей собрать богатый урожай медалей благодаря новому поколению лыжников. А  российская команда почти безболезненно пережила дисквалификацию большой группы лидеров, поскольку их заменила очень талантливая молодежь.

Или возьмите фигурное катание. В Японии, США, в женской сборной РФ практически каждый год появляются новые «звезды», и, если бы на Олимпиаде, допустим, что-то случилось с Юзуру Ханю, то чемпионом стал бы его юный соотечественник Шома Уно. А мы на протяжении десяти лет буквально молились на одного-единственного Дениса Тена. Уйдет он из спорта, замученный травмами и теснимый «новой волной», - и в соревнованиях мужчин на ОИ от Казахстана просто некому будет выступать. Спасибо России, подготовившей Элизабет Турсынбаеву, иначе наша страна вообще вернулась бы на обочину мирового фигурного катания.

Итоги Олимпиады-2018 для Казахстана: провал или вполне ожидаемый результат?

Иначе говоря, если Казахстан вынужден делать ставку на отдельных, «штучных» самородков, то страны, диктующие моду в зимних видах спорта, выстроили такую систему, которая позволяет регулярно подпитывать национальные сборные высококлассными атлетами. Это тот самый случай, когда количество неминуемо переходит в качество. В СССР такой принцип организации спорта назывался «от массовости – к мастерству». Чем больше занимающихся, тем шире выбор квалифицированных спортсменов. А чем длиннее «скамейка», тем больше шансов завоевать медали крупных международных соревнований, даже если что-то случится с лидерами. Элементарная логика.

К слову, у нас такая система худо-бедно сложилась в «ударных» видах спорта. И она приносит результаты. На Олимпиаде-2008 психологически «перегорел» Серик Сапиев, но тут же «знамя подхватил» Бахыт Сарсекбаев. Собрался уйти из любительского бокса олимпийский чемпион Данияр Елеусинов – и никто особо не переживал по этому поводу, поскольку к следующим Играм вполне можно подготовить равноценную замену. После дисквалификации целой группы ведущих казахстанских штангистов, попавшихся на применении допинга, в сборную Казахстана пришли другие тяжелоатлеты, которые  завоевали пять медалей ОИ-2016. Много у нас спортсменов примерно одного уровня во всех видах борьбы. Тогда как, скажем, в плавании и легкой атлетике ситуация такая же, как в зимних видах: есть по одной «звезде» – а за ними никого.

И это более чем закономерный итог той политики, которой мы долгие годы придерживались в спорте. Еще в 1990-х Казахстан сделал главную ставку на единоборства, а чуть позже и на тяжелую атлетику как на наиболее доступные и наименее затратные виды спорта, к тому же способные приносить нам победы на ОИ и ЧМ (с учетом уровня международной конкуренции и того, какие страны являются в этих видах нашими главными соперниками). И сейчас в них мы стали одними из мировых лидеров. А вот добиться того же самого или хотя бы приблизиться к ведущим странам в зимнем спорте куда сложнее – в силу тех причин, о которых говорилось выше. Чтобы выйти на уровень этих государств, мы, еще раз повторюсь, должны подтянуться к ним в плане инфраструктуры и массовости.

Как известно, два месяца назад вступил в силу закон, согласно которому полномочия по управлению спортом высших достижений переданы от госорганов Национальному олимпийскому комитету. Полагаю, руководство НОК хорошо осознает, какое наследство ему досталось и что нужно сделать для изменения ситуации. При этом основа, разумеется,  должна закладываться в регионах, поскольку именно акиматы распоряжаются бюджетными  ресурсами, направляемыми на развитие детско-юношеского и массового спорта.

Вместо послесловия

Конечно, кое-что у нас уже делается. В обеих столицах и в областных центрах, в том числе на юге и западе республики, где из-за климатических условий зимний спорт прежде почти отсутствовал, появляются ледовые дворцы, в которых можно заниматься хоккеем, фигурным катанием, шорт-треком, керлингом. В Щучинске строится – правда, слишком долго – республиканская база лыжных видов спорта. Это дает надежду на то, что ситуация с подготовкой конкурентоспособных атлетов улучшится.

Но надо понимать, что сами по себе спортивные сооружения, даже самые современные, мало что значат, если нет массового наплыва желающих и имеющих возможность заниматься. Красноречивый пример – комплекс трамплинов, построенный к Азиаде-2011 в Алматы. После его появления результаты казахстанских «летающих лыжников» не только не улучшились, но даже, напротив, ухудшились. Если перед ОИ-2006 они завоевали четыре лицензии, то перед нынешней Олимпиадой – лишь одну. Если в середине «нулевых» годов на этапах Кубка мира Радик Жапаров и его товарищи по сборной не раз входили в «топ-20», то сейчас наши прыгуны считают за счастье пробиться в число 50 участников финальных соревнований.  

Но как привлечь казахстанцев и прежде всего детей к занятиям зимними видами  спорта? Какие методы и стимулы для этого необходимо использовать? Должно ли государство финансово поддерживать тех, кто решил заниматься олимпийскими видами спорта на профессиональной основе? Как можно мотивировать частный бизнес, потенциальных спонсоров? Что подсказывает опыт других стран? Поиск ответов на эти вопросы требует отдельного разговора, к которому мы еще вернемся…

 

Автор: Женис Байхожа

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение