ПЯТНИЦА, 19 ИЮЛЯ 2019 ГОДА
8-03-2012, 09:18

Нужна или нет?


Уже сама попытка вынести на обсуждеие вопрос о национальной идее вызывает в нашем обществе самую противоречивую реакцию: от категорического неприятия до ожидания ее как манны небесной. Связано это с двумя основополагающими факторами. Во-первых, с поиском национальной идентичности. Во-вторых, с необходимостью дальнейшего углубления процесса строительства новой государственности. О том, как разрешить возникающие при этом противоречия и насколько они преодолимы, мы попросили высказаться известных отечественных экспертов, адресовав им следующие вопросы:

1. Формирование нации, как и строительство государства, - процесс весьма проблематичный без наличия национальной идеи. Но насколько возможна ее выработка в сегодняшнем "атомизированном" (по социальному, национальному, религиозному, родо­племенному признакам) казахстан­ском обществе?

2. Все дискуссии на эту тему в Казахстане натыкаются на противоречие, которое заключается в вопросе, что первично в словосочетании "национальная идея". На ваш взгляд, что же все-таки первично?

3. Наше общество долгое время двигалось в условиях идеологической неопределенности, и из-за этого сама постановка вопроса о необходимости выработки национальной идеи банально провисала. Так, может, ее время просто еще не пришло и нам следовало бы для начала определиться с идеологическими приоритетами?

 

"Национальная идея - это химера"

Нурлан Еримбетов, политолог:

- Я считаю, что национальная идея становится востребованной только в самые трагические моменты истории любого государства или народа. Поэтому я всегда говорю: упаси нас боже от потребности в ней. Возможно, это прозвучит резко, но мне кажется, что в самом поиске ее есть некоторая искусственность. Что такое вообще национальная идея? Может быть, я романтик, может быть, я максималист, но я думаю, что это идея, которая должна сегодня объединить всех. Представителей всех национальностей и народов Казахстана, разных социальных слоев. Богатых и бедных, жителей аулов и городов, интеллигенцию и рабочих. Это единственная идея, которая раньше объединяла всех людей. Она приходила в голову тем, кто сидел в ГУЛАГе, среди которых были люди самых разных этнических групп и исповеданий. И идея эта заключалась в том, чтобы выйти на свободу.

Национальная идея витала в окопах второй мировой войны. В них находились люди разных стран и разных мировоззрений, но все они были обуреваемы идеей победить врага и вернуться живыми домой, к своим семьям и близким. Поэтому я считаю, что национальная идея появляется тогда, когда стоит вопрос о жизни или смерти нации.

Идеи могут быть разные, но они будут отражать интересы той или иной социальной группы. Никогда не поверю, что может родиться национальная идея, объединяющая богатого и бедного. А если она будет идеей избранных и именно они поведут нас куда-то на реализацию их "идеи", то такая идея мне не нужна. Нас уже "водили", знаем…

Как мне представляется, все рассуждения на эту тему надуманны, поскольку никто никогда не провозглашал национальную идею. Ее возникновение объясняют потом, когда состоится страна, состоится общество, тогда и объявляют, что вот такая у нас была национальная идея. Поэтому я призываю к более прагматичному подходу. Объединяет опасность. Когда нас завтра какой-то неожиданный и страшный враг будет (не дай Бог, конечно) уничтожать, не разбираясь, кто мы, чего мы хотим, в кого мы верим, знаем язык или нет, - вот тогда мы все объединимся. Такой "национальной идеи" я не хочу.

Если посмотреть на мировую историю, то когда возникала потребность в национальной идее в той или иной стране? Только тогда, когда происходил или наступал упадок. Но у нас-то совсем не та ситуация. Хвала Всевышнему, мы-то развиваемся. Не без труда, но продвигаемся вперед. И не просто продвигаемся, а отрываемся от кого-то. Есть некое смутное подозрение, что вся эта энергетика потребности в национальной идее идет от тех, кто хочет написать очередную "национальную идею". Таких "групп товарищей" уже было немало. Им давали огромные деньги, и где же национальные идеи? Написаны, за счет налогоплательщиков, огромные книги об этой самой идее, целые "академии наук" трудились на этой ниве, многие участники "поиска" национальной идеи стали маститыми учеными с кучей званий и регалий, а выхлоп нулевой.

Национальная идея - это химера, которая нужна стране, лежащей в руинах. В ней нуждаются несостоявшиеся государства. А страна динамично развивающаяся, четко и ясно себя позиционирующая в мировой политике, в ней мало нуждается. Поэтому предлагаю оставить ее в покое. Во всяком случае, на данный момент.

 

"Государственная идеология или национальная идея?"

Николай Кузьмин, политолог:

1. Для формирования нации важна не национальная идея, а национальная идентичность. От того, будет ли она этнической или государственной, зависит будущее казахстанской нации. Сегодня в нашей стране этническая и государственная идентичности где-то совпадают, где-то дополняют друг друга, но где-то и конф­ликтуют. Кроме того, государственная идентичность еще слишком слаба в сравнении с этнической, которая формировалась веками. Поэтому очень важно, чтобы Казахстане гражданский национализм, опирающийся на гражданское общество и демократические принципы управления, восторжествовал над этническим, опирающимся на этнос, а порой просто на более сильное племя, и на патронатно-клиентские отношения.

Что касается национальной идеи, то она обычно связана с этнической идентичностью и этническим национализмом. Гражданский национализм и государственная идентичность не нуждаются в национальной идее. Ее вполне может заменить набор идеологем. Например, правящая партия "Нур Отан" считает, что существуют базовые ценности казахстанской нации, сложившиеся в период независимости, - единство, стабильность и развитие. Правда, вопрос о том, на основе каких ценностей и идей будет достигнуто единство, обеспечена стабильность и продолжено развитие, остается открытым.

2. Провальность всех попыток казахстанских интеллектуалов создать национальную идею связана прежде всего с отсутствием ясности относительно того, должна ли эта идея отражать смысл существования казахского этноса, который, в интерпретации националистов, единственный имеет право именоваться нацией, или же "гражданской нации", то есть всех граждан страны.

Я считаю, что национальная идея для полиэтнического государства не актуальна. Важнее идеология, то есть система идей, ценностей и принципов, причем идеология государственная.

3. Одной из причин, удерживавших государственную власть от разработки казахстанской идеологии, было, видимо, представление об идеологии как совокупности ценностей, взглядов и идей, оправдывающих притязания на власть правящей элиты, то есть достаточно узкой социальной группы. А Нурсултан Назарбаев, с одной стороны, не верил в эффективность идеократического государства, каким был Советский Союз, с другой - видел и чувствовал себя лидером не только казахов, но и всех граждан страны. Кроме того, на определенном этапе благодаря работам казахстан­ских ученых из Института философии в области соз­дания национальной идеи идеология стала отождествляться с национальной идеей. Поскольку разработки национальной идеи уводили исследователей к проблемам нации и национализма, идеология воспринималась как национальная в прямом смысле слова, то есть как идеология нации.

Между тем крах коммунистической идеологии и отсутствие какой-то иной замещающей ее идеологии привели к тому, что у значительной части казахстанцев идеологическое сознание было замещено религиозным, а порой и мифологическим. Это значит, что представления о мире и о себе, набор индивидуальных и общественных морально-этических ценностей они черпают не в идеологии, а в религии или мифах.

Политика государства по управлению мифологическим сознанием вряд ли нуждается в какой-то концептуализации, тем не менее она тоже должна вестись. И создание объединительных, общенациональных мифов не менее важно для единства нации, чем разработка объединительных доктрин.

Комментарии