ВОСКРЕСЕНЬЕ, 17 ДЕКАБРЯ 2017 ГОДА
1864 1-12-2017, 00:16

Почему у нас цены на лекарства вдвое дороже, чем в России?

В нашей стране за последние два года непомерно выросли цены на все импортные медикаменты. Оригинальное лекарство от давления стоит, к примеру, 15-20 тысяч тенге! Можно было бы, конечно, сослаться на девальвацию, случившуюся в августе 2015-го. Но тогда почему в России, с которой нас объединяет Таможенный союз, аналогичные препараты обходятся в куда меньшие суммы?

Может, потому, что там потребительский рынок намного больше, чем в Казахстане? Ведь закупать товар крупными партиями дешевле. Или же в отечественной системе фармации есть люди, которые не заинтересованы в снижении цен? Попытаемся разобраться на примере одного из направлений медицины – репродукции человека.
– Процедура ЭКО для большинства бездетных семейных пар становится малодоступной из-за дороговизны стимулирующих лекарственных препаратов, – говорит научный руководитель клиники репродукции человека «Экомед», доктор биологических наук Салтанат Байкошкарова. – Сегодня уже впору отказываться от пациентов, идущих по государственной квоте: клиникам это невыгодно. Общая стоимость услуги для них осталась в Казахстане такой же, как и до августовской девальвации 2015 года, – ориентировочно 800 тысяч тенге. Но если раньше расходы на препараты составляли 200- 300 тысяч тенге, то теперь – 500-600 тысяч.

Выходит, на оплату труда специалистов и процедуру проведения ЭКО (период лечения занимает около месяца) остается около 200 тысяч тенге. Хотя должно быть наоборот: во всем мире (прежде так было и у нас) сама технология стоит в 2-2,5 раза дороже стимулирующих беременность препаратов. Но если мы сегодня пойдем на это, то стандартная программа обойдется женщине в 1,3 млн. тенге. А это сумма совершенно неподъемна для основной массы наших пациентов, так как зарплаты в стране остались на прежнем уровне.
Когда я услышала, что в России цены на те же самые немецкие и швейцарские препараты, которыми пользуются наши специалисты в области репродукции человека, в полтора-два раза ниже, чем у нас, то поначалу не поверила. Мы ведь живем в едином таможенном пространстве, экономическая ситуация в наших странах очень схожая, рубль так же, как и тенге, за последние три года обесценился вдвое. Но затем наши фармацевты обзвонили ряд аптек Москвы, Санкт-Петербурга, Омска и выяснили, что Россия еще до девальвации зафиксировала цены на гормональные препараты, стимулирующие наступление беременности, в рублях. Как следствие, самый дорогой из них там стоит в перерасчете на нашу валюту около 6 тысяч тенге за ампулу, а у нас такой же обходится в 12-13 тысяч. На одну процедуру ЭКО таких препаратов требуется от 10 до 30 и даже 40 ампул. Это не считая массы других препаратов, необходимых для наступления и поддержания долгожданной беременности.
Более того, побывав в медцентре на Канарских островах, где работают немецкие репродуктологи, я с удивлением узнала, что и там препараты, о которых идет речь, на 40 процентов дешевле, чем у нас. Что касается других стран, то во многих из них предпочитают пользоваться отечественными медикаментами. Так делает, например, Израиль. Или другой пример. В США есть центр, который возглавляет доктор Джонг Занг, знаменитый репродуктолог. Мы с ним тесно сотрудничаем: он не раз бывал у нас, а мы посещали его центр в Нью-Йорке. Уроженец Шанхая, он рассказывал, что на его родине репродуктологи пользуются отечественными, то есть китайскими, препаратами. Узнав о наших проблемах, спросил, почему же мы не покупаем их в КНР, ведь там они стоят не 40, а 6 долларов? Зная отношение нашего населения к китайским товарам, я попыталась возразить: мол, чем дороже, тем лучше. Доктор, рассмеявшись, ответил на это, что состав препаратов – и европейского, и китайского – абсолютно идентичный, и что сам он, работая в Америке, где контроль за качеством лекарственных средств очень жесткий, пользуется наряду с дорогими и более дешевыми китайскими.
Еще один пример. По приглашению немецких клиник, имеющих свои филиалы в Индии, группа наших специалистов, включая и меня, побывала в прошлом году в Дели. Там тоже, оказывается, есть заводы по выпуску гормональных стимулирующих препаратов. Когда я вернулась домой, специалисты в области фармации просветили меня: в Индию из Европы отправляют готовые ампулы с препаратом, которые маркируются и пакуются уже на месте, что существенно снижает их стоимость из-за более дешевой рабочей силы.
Что касается СНГ… Не знаю, как в другие страны Содружества, но в Россию немецкие и швейцарские фармацевтические компании почему-то отпускают свои препараты по одной цене, а в Казахстан, как опять же выяснили фармацевты, – по такой же, что и в страны Евросоюза, где они зарегистрированы.
– Зная, что Казахстан – нефтяная страна, поставщики, наверное, считают наше население таким же платежеспособным, как в Европе.
– Может быть, и так. Но большинство наших пациентов имеют низкие доходы, они не могут позволить себе дорогие препараты и лечение. Мы изыскиваем разные возможности пойти им навстречу, но всем, конечно, помочь не можем. Поэтому сегодня спрос на ЭКО снизился примерно на 25-30 процентов.
Есть у нас и такие клиенты, которые могут позволить себе ЭКО безо всякой помощи со стороны государства. Но здесь сказывается одна интересная особенность, присущая именно нашему человеку. Привыкнув к бесплатной медицине, существовавшей в СССР, некоторые небедные люди по привычке не хотят платить за услуги клиник. У нас ведь самое главное – выглядеть крутым: у многих, даже у школьников, дорогие машины, айфоны… Пришли как-то ко мне муж с женой, попросили сделать им ЭКО на льготных условиях. – «А что случилось? Вы же вроде не бедствуете». – «Но мы отдыхали на Мальдивах, поистратились», – ответили мне. Выходит, будущего своего ребенка они оценивают в разы дешевле, чем машину, на которой ездят. При этом технология ЭКО в Казахстане относительно других стран стоит сравнительно недорого. Этим пользуются многие иностранцы, работающие в нашей стране.
– Но мы отвлеклись от лекарственной темы. Как все-таки добиться существенного снижения цен на импортные препараты?
– У нас есть фармзаводы, которые загружены не на полную мощность. Но коль мы привлекаем инвестиции в нашу страну со всего мира, то почему бы не производить нужные нам препараты на базе этих предприятий? Чем мы хуже других – например, Индии и Китая, производящих доступные по цене лекарственные средства? В конце концов, можно покупать субстанцию и паковать ее здесь, в Казахстане. И лекарства будут дешевле, и новые рабочие места появятся. Тем более что в государственной программе развития регионов до 2020 года это предусмотрено.
Почему я привела пример России? Честно говоря, я теряюсь, когда пациенты задают мне вопрос: почему мы должны платить за то же самое вдвое больше, чем россияне? Попытки объяснить людям, что, согласно нашему законодательству, медцентры не имеют права использовать препараты, купленные в другой стране (хотя они абсолютно идентичны), для них не аргумент. При этом мы не можем отслеживать каждый шаг пациента. Граница открыта, они могут утром поехать в аптеку приграничного городка, купить там препараты намного дешевле и вечером вернуться к себе домой. Тем более что наши назначения выполняются дома или в процедурных кабинетах по месту жительства. Также могу констатировать, что у фармфирм упали объемы продаж. Теперь они ходят к нам толпами: почему не продаете наши препараты? Мне не остается ничего другого, кроме как советовать им уравнять цены с российскими.
– Соседи раньше нас решились на внедрение обязательного медицинского страхования, тогда как у нас его отложили на два года. Это на вашей работе как-то сказывается?
– Я не специалист в этой области, но, на мой взгляд, не стоило откладывать. Нужно сделать разведку боем и уже по ходу исправлять ошибки. Что касается России… Не знаю, насколько успешно там внедрили обязательное медицинское страхование, но факт то, что у российских женщин есть возможность за счет него проходить процедуру ЭКО два раза в год, и лекарства для них намного дешевле благодаря социальному страхованию. Поэтому я только приветствую ОСМС. Нам, репродуктологам, это даст больше возможностей в плане лечения бесплодия. В Казахстане квоты на проведение процедуры ЭКО стали выделять в 2010 году. Начинали со ста, сегодня количество достигло цифры «900», но этого еще недостаточно, поскольку потребности в десятки раз больше. По статистике, в нашей стране 15-16% процентов семейных пар не могут заиметь детей естественным путем. Вставшие в очередь на ЭКО женщины ждут года три-четыре, а для перешагнувших 30-летний и тем более 40-летний рубеж дорог каждый год.

Автор: Сара САДЫК

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение