ВОСКРЕСЕНЬЕ, 22 ОКТЯБРЯ 2017 ГОДА
188 6-10-2017, 00:05

Новое лицо Фемиды

Вопросы справедливого отправления правосудия всегда находятся в центре внимания общества, поскольку в современных условиях наши граждане все чаще обращаются в суды для решения тех или иных споров. Сегодня судебная система Казахстана переживает важный период реформирования, которое осуществляется в рамках Плана нации «100 шагов». О том, как проходит этот процесс, и о некоторых его результатах мы беседуем с государственным советником юстиции 3-го класса, судьей в отставке Мухамеджаном Пакирдиновым.

– Что вы можете сказать об изменениях, которые происходят в судебной системе? Чем они вызваны и как это повлияло на ситуацию в целом?

– Судебная система Казахстана постоянно реформируется в сторону демократизации, что во многом обусловлено повышенным вниманием президента страны Нурсултаном Назарбаевым к данной сфере общественной жизни и необходимостью обеспечения принципа верховенства закона. В частности, этим вопросам в Плане нации отведена отдельная глава. Поставлена цель сделать судебную систему более открытой и доступной для населения.

– В чем конкретно это проявляется?

– 16-м шагом Плана нации предусмотрен переход с 1 января 2016 года на трехзвенный порядок рассмотрения всех судебных споров и конфликтов. Первое звено – это суды первой инстанции, к которым относятся все районные и приравненные к ним суды. Затем следуют апелляционные инстанции по уголовным, гражданским и административным делам – в этом качестве выступают областные суды. И наконец, Верховный суд РК, являющийся высшей инстанцией, рассматривает судебные дела в кассационном порядке.

 – Что даст населению и обществу переход к этой трехступенчатой системе?

– Основная цель – упрощение доступа граждан к правосудию путем сокращения количества судебных инстанций (с пяти до трех). При прежней системе разбирательство могло растянуться на несколько лет.

Естественно, не обошлось без дискуссии среди ученых-правоведов и практиков. Сторонники реформы обоснованно указывали на то, что при существовавшей ранее пятиступенчатой схеме вынесение окончательного решения затягивалось – это, по их мнению, приводило к бюрократизации системы правосудия. Сложилась ситуация, когда участники судебного процесса знали, что рассмотренное в суде первой инстанции дело можно обжаловать: сначала в апелляционном порядке, после в кассационном, а затем, по прошествии года, в Верховном суде, где существовали фактически две надзорные инстанции. Естественно, так больше не могло продолжаться, и потому главой государства было принято политическое решение о переходе к трехуровневой системе отправления правосудия.

При пятиступенчатой системе областной суд выполнял функции и апелляционной, и кассационной инстанций. При этом на кассации, как правило, председательствовал руководитель областного суда. Таким образом, принижалась роль апелляционной инстанции. Нередко случалось так, что председатели облсудов, не желая портить статистику, прикрывали ошибки, допущенные на стадии апелляции.

У нынешней трехуровневой системы имеются свои особенности. Например, в определенных случаях она может быть двухуровневой. В частности, не подлежат пересмотру в кассационной инстанции Верховного суда дела, связанные с имущественными интересами физических лиц при сумме иска менее двух тысяч месячных расчетных показателей. То есть решение, принятое на уровне апелляции, будет в таком случае окончательным. Сделано это, на мой взгляд, с целью разгрузить Верховный суд, избавив его от рассмотрения незначительных дел, и заодно повысить статус областных и приравненных к ним судов.

Главное преимущество реформы – сокращение количества судебных инстанций, в которых нужно участвовать конкретному лицу, прежде чем будет вынесен окончательный вердикт. Это наиболее оптимальный вариант. Причем такой шаг не нанес ущерба качеству выносимых судебных решений, поскольку с уменьшением числа инстанций повышается степень важности каждого такого судебного акта. Еще одним плюсом стало сокращение временных сроков с момента начала рассмотрения дела до его завершения в последней возможной инстанции.

Словом, можно констатировать, что переход к трехзвенной схеме – одна из важных составляющих демократического реформирования судебной системы, которая должна привести к созданию более успешной модели отправления правосудия.

– Сейчас много говорят о необходимости увеличения возраста, с которого претендент может стать судьей…

– По этому поводу в юридических кругах, в СМИ и в целом в обществе велись долгие дебаты, но, в конце концов, было все-таки решено оставить прежнюю норму – с 25 лет, как это предусмотрено действующим законом о судебной системе и статусе судей. До сих пор высказываются предложения увеличить возрастной ценз до 30 и даже до 35 лет с учетом часто судьбоносного характера решений, принимаемых служителями Фемиды. К тому же не секрет, что, как правило, граждане хотят, чтобы их дела рассматривал зрелый в жизненном отношении человек, опытный юрист. Но, на мой взгляд, при правильном отборе и 25-летний судья может успешно выполнять свои функции.

Здесь уместна аналогия с кандидатами в депутаты парламента РК – в их отношении, как известно, тоже существует 25-летний ценз. К этому возрасту человек уже сформировался как личность, у него сложились определенные жизненные взгляды, он приобрел необходимый профессиональный опыт. Многие нынешние руководители судебной системы страны начинали свой трудовой путь в этой сфере с 26-27-летнего возраста, и к их деятельности не возникало нареканий. Здесь следует иметь в виду и то, что срок стажировки кандидата в судьи увеличен до одного года. Затем итоги стажировки рассматриваются на пленарном заседании областного или приравненного к нему суда, после чего проводится конкурс для кандидатов на занятие должности судьи, организуются необходимые спецпроверки, а уже потом материалы направляются на утверждение главе государства, который и издает соответствующие указы. В итоге получается, что к моменту официального назначения даже самые молодые судьи почти достигают 27-летнего возраста.

– Какие еще новшества привнесены в судебную систему?

– Суды все более активно внедряют в свою деятельность электронные технологии, стало обычным явлением ведение аудио– и видеофиксации судебных заседаний, что повышает степень ответственности всех сторон процесса. Протоколы судебных заседаний составляются в электронном варианте и выдаются по первому требованию их участников. В онлайн-режиме работает сайт Верховного суда – «судебный кабинет». Это дает гражданам и юридическим лицам возможность направлять через Интернет исковые заявления в суды первой инстанции, ходатайства, знакомиться с судебными актами, протоколами судебных заседаний, делать свои замечания и т.д. Доступ к «судебному кабинету» несложен: гражданам и юридическим лицам достаточно получить в ЦОНах электронные цифровые подписи и через компьютер войти на сайт Верховного суда.

Другим важным новшеством стало создание общественных советов по взаимодействию с судами. Они призваны активно участвовать в обсуждении вопросов, связанных с подбором кандидатов в судьи, улучшением деятельности судебных органов.

– Как вы полагаете, когда будет завершена судебная реформа?

– Думаю, этот процесс будет постоянным. Меняется экономический уклад, меняются социально-политические условия жизни общества, и потому вектор на демократизацию устоев судебной системы остается неизменным. В такой ситуации реформирование судебной, да и всей правовой системы будет носить непрерывный характер.

Автор: Кенже ТАТИЛЯ

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение