ВОСКРЕСЕНЬЕ, 25 АВГУСТА 2019 ГОДА
9939 23-06-2017, 00:08

Академия наук РК: храм науки превращается в ее мавзолей


В 1961-м я впервые приехал в тогда еще Алма-Ату и стал студентом исторического факультета КазГУ. Солнечный и зеленый город у подножий Алатау удивил своей красотой, чистым воздухом, журчащими арыками, монументальными зданиями, такими, как Театр оперы и балета имени Абая и Дом правительства (ныне КБТУ). Но больше всего поразило мое воображение величественное здание Академии наук – бессмертный памятник научному и творческому гению ее основателя и первого президента К.И.Сатпаева.

За что так с учеными?

У меня до сих пор хранится читательский билет научной библиотеки академии, выданный еще в студенческие годы. А в 2002-м мне вручили билет почетного читателя Центральной научной библиотеки Академии наук, чем я безмерно горжусь. И до сих пор регулярно хожу туда.

Конечно, у всех у нас в студенческие годы была мечта заниматься наукой. После окончания университета руководитель моей дипломной работы профессор Г.Ф.Дахшлейгер представил меня директору Института истории, археологии и этнографии им.Ч.Ч.Валиханова академику А.Н.Нусупбекову, и тот согласился принять меня на работу младшим научным сотрудником.

Но поскольку я уже получил распределение в Уральский педагогический институт, пришлось поехать туда, и только через 10 лет я смог вернуться в Алматы.

Позже мне пришлось поработать в ряде вузов Алматы и Астаны, но Академия наук обладала какой-то особой аурой и притягательной силой, в ее здании еще витал дух Сатпаева и первого поколения советских академиков – элиты общества.

Академия наук, наряду с Союзом писателей, являлась интеллектуальным штабом страны, центром научного свободомыслия, там часто проводились конференции, форумы и «круглые столы», на которых происходило наше научное и гражданское становление. Мы горячо обсуждали научные новости, книги маститых ученых, дискутировали по проблемам отечественной и мировой науки.

Поэтому все, что вытворяли с АН после обретения независимости горе-реформаторы, болью отзывалось в наших сердцах. Это упразднение статуса государственного научного учреждения, образование РОО НАН РК, передача научно-исследовательских институтов в Министерство образования и науки, скудное финансирование и отток кадров, распыление и ослабление научного потенциала, поспешный переход на европейскую модель организации науки при университетах… За что так обошлись с ней? Видимо, за свободолюбие и независимость ученых, чего до сих пор очень боится власть.

Среди ученых, в отличие от министров, акимов, депутатов, генералов и прочих, практически нет отъявленных коррупционеров (за очень-очень редким исключением). Поэтому понятия «академик» (имеется в виду подлинный) и «вор» несовместимы. Не потому, что в науке нечего красть (кроме разве что скрепки), а потому, что настоящему ученому этого не позволят происхождение, образование и воспитание.

В соседней России в РАН кипят те еще страсти, но президенту В.В.Путину даже в голову не приходит мысль упразднить ее. Реформировать – да, но не закрывать как какую-то сельскую психушку. Поскольку он хорошо понимает (хотя и не академик РАН), что наука – это огромная материальная сила, и без интеллектуального потенциала страна обречена на вечную догоняющую модернизацию.

Академики действительные и недействительные

Совсем недавно, в начале июня, состоялись очередные выборы действительных членов (академиков) и членов-корреспондентов НАН. Такое событие всегда вызывает интерес у научной и ажиотаж в среде околонаучной общественности.

Действительными членами (академиками) и членами-корреспондентами в большинстве своем были избраны известные ученые, отличившиеся разработкой крупных научных и научно-технических проблем, подготовкой научных кадров. Это, на мой взгляд, математики Сураган Дурвудхан, Рыскул Ойнаров и Максат Калимолдаев, географ Ахметкал Медеу, нейрохирург Серик Акшулаков, уролог Мырзакарим Алчинбаев, онколог Диляра Кайдарова, литературоведы Уалихан Калижан, Дихан Камзабекулы и Амантай Шарип, историк Мамбет Койгелдиев, востоковед-арабист Абсаттар Дербисали, социолог Марат Тажин, педагог Динара Кулибаева и другие.

В Казахстане быть академиком, как и чиновником или депутатом, весьма престижно – таковы традиции консервативного восточного аграрно-архаического общества. Поэтому среди действительных членов НАН порой встречаются и «недействительные», т.е. случайные люди, никогда профессионально не занимавшиеся наукой: бывшие министры, акимы, бизнесмены, сенаторы и прочие.

В этой связи вспоминается, как в прошлом году Путин выгнал с госслужбы чиновников, которые, пользуясь своим положением, избрались в академики РАН. Все правильно: или государева служба, или наука.

Знающие люди утверждают, что и у нас немалую роль при избрании играют не только научные достижения, но и такие субъективные факторы, как занимаемая должность, связи в коридорах власти, финансовое положение, клановая принадлежность, а также родоплеменное и жузовое происхождение (куда же казахам без этого?) и т.д.

Также почему-то считается, что если человек стал руководителем научного учреждения или вуза, то он автоматически должен стать академиком. По этой причине сегодня академиками скоропостижно стали почти все ректора ведущих университетов и директора научных институтов, хотя вклад в науку некоторых из них весьма сомнителен. А теперь эти ряды пополняют и руководители провинциальных пединститутов. Глядишь, скоро академиками НАН РК станут директора колледжей и лицеев...

Между тем, у педагогов есть своя Казахская Академия образования, членством в которой лично я очень горжусь. Потому что уже почти полвека тружусь на педагогическом и научном поприще. И хотя являюсь автором десяти книг по отечественной и мировой истории, даже не помышляю об участии в выборах в НАН. Настолько для меня высок ее научный и моральный авторитет.

В этот раз меня и моих коллег интересовало, прежде всего, то, кто же будет избран из ученых-историков, среди которых, к счастью, все еще немало достойных профессионалов.

Например, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент НАН РК Меруерт Абусеитова. Она автор трудов «Казахское ханство во второй половине XV века» (1985 г.), «Казахстан и Центральная Азия в XV–XVI веках: история, политика, дипломатия» (1998 г.) и других. Ввела в научный оборот массу бесценных документов из архивов и музеев Китая, Англии, Франции, Швейцарии и других стран, в течение 15 лет возглавляла Институт востоковедения им.Р.Б.Сулейменова.

Или зав.кафедрой истории Казахстана КазНУ им.Аль-Фараби, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент НАН РК Берекет Карибаев. Он – автор фундаментального труда «Қазақ хандығының құрылу тарихы» (2015 г.), где впервые в отечественной историографии комплексно исследована самая актуальная научная проблема – образование первого национального государства казахов и дан всесторонний анализ этнонима «казах». Всего по данной теме им в последние годы написано и издано несколько оригинальных книг.

И каково же было наше удивление, когда мы узнали, что действительным членом (академиком) НАН РК среди прочих был избран Х.М.Абжанов – пенсионер, до сего дня директор Института истории и этнологии им.Ч.Ч.Валиханова, автор докторской диссертации и давно теоретически и методологически устаревшей книги «Сельская интеллигенция Казахстана в условиях совершенствования социализма» (1988 г.). Она вышла еще в приснопамятные колбинские времена, и в ней содержатся пассажи той далекой эпохи, в частности, о нарушении принципов интернационализма при формировании контингента студентов, что выразилось в преобладании среди них казахской молодежи. О чем еще можно говорить после этого?

Невольно подумалось: а какими такими инновационными индикаторами оценки вклада в науку пользовались седобородые аксакалы-академики, забаллотировавшие подлинных ученых и выбравшие псевдоученых? Неужели не понимали, что таким образом дискредитируют не только высокое звание академика, но и саму Национальную академию?

Наверное, во время голосования они руководствовались какими-то конспирологическими мотивами, и под воздействием внешних сил у них отключился участок мозга, отвечающий за мыслительную деятельность. Иначе чем объяснить их совершенно неадекватный выбор? Видимо, правы нейрофизиологи, утверждающие, что сегодня эволюция идет в обратном направлении и что человечество постепенно деградирует из-за уменьшения объемов головного мозга по причине умственной лени, конформизма и возрастающего потребительства.

Непризнанные, но достойные

Ни для кого не секрет, что в академики сегодня стремятся пролезть любыми путями, вплоть до использования различных ухищрений, интриганства, угодничества, лести, подкупа и т.д. И некоторые весьма преуспели в этом. Причем подобное случается не в первый раз. Еще в советское время в силу разных причин, чаще далеких от науки, не стали академиками известные специалисты по отечественной истории П.Г.Галузо, Г.Ф.Дахшлейгер и Ж.К.Касымбаев, знаменитый археолог К.А.Акишев, этнограф Халел Аргынбаев, крупные исследователи аграрной истории А.Б.Турсунбаев и Б.С.Сулейменов, видный ученый в области мировой истории Б.Б.Ирмуханов и другие. Не успел стать академиком АН КазССР и выдающийся ученый Е.Б.Бекмаханов.

А такой уникальный специалист по средневековым письменным источникам, как В.П.Юдин, воспитавший не одно поколение отечественных востоковедов, из-за происков недоброжелателей не смог защитить даже кандидатскую диссертацию.

Можно еще вспомнить, что в свое время косные и завистливые к чужим успехам академики провалили на выборах в Санкт-Петербургскую Императорскую Академию наук России выдающегося ученого-химика Д.И.Менделеева.

Есть и обратные примеры, свидетельствующие о принципиальности и честности ученых. Например, в свое время английская королева изъявила желание стать почетным профессором Чикагского университета. Ученый совет ответил: «Нет проблем. Пусть только представит список научных трудов...». Естественно, по причине их отсутствия коронованной особе вежливо отказали в ее неуместной просьбе.

Гениальный российский математик Григорий Перельман, доказавший в 2006 году «гипотезу Пуанкаре», с достоинством отверг международную премию в 1 млн. долларов и заманчивое предложение стать академиком РАН. Видимо, для него наука важнее денег, славы и академического звания.

Кстати, после выборов очевидцы рассказывали, что некоторые свежеиспеченные академики искренне радовались, что их, наконец, прикрепят к совминовской больнице...

Беда еще в том, что в будущем эти горе-ученые станут проваливать на выборах в НАН истинных ученых-подвижников. Голосование ведь тайное, а академическое звание пожизненное.

Поэтому, на мой взгляд, пока еще не поздно, нужно вливать в академию свежую и молодую кровь в лице новой волны неиспорченных и самобытных ученых с собственным мнением, выросших вопреки всему за годы независимости. Таких, как, например, единственный в стране профессиональный синолог доктор наук К.Л.Сыроежкин, известный своими фундаментальными трудами по современному Китаю. Или директор Центрального госмузея Нурсан Алимбай, автор нескольких крупных монографий и около 30 статей в самых рейтинговых мировых изданиях. И хотя он лишь кандидат исторических наук, но в научном и теоретико-методологическом отношении намного превосходит иных докторов, член-корреспондентов и академиков.

Давно достойны быть членами академии известные ученые-историки Клара Хафизова и Аширбек Муминов, археологи Зейнолла Самашев, Виктор Зайберт и Александр Подушкин, этнографы Серик Ажигали и Аманжол Калыш и многие другие. Почему бы не избрать в академию и таких известных специалистов по международным отношениям и мировой политике, как доктора наук Куралай Байзакова, Фатима Кукеева и Булат Султанов, кандидаты наук Султан Акимбеков, Ерлан Карин, Санат Кушкумбаев, Чокан Лаумуллин и другие молодые и талантливые ученые? К тому же все они прекрасно владеют иностранными языками, чего не скажешь о многих академиках и член-корах.

Вполне мог бы быть почетным академиком НАН РК такой выдающийся специалист по тюркской филологии, как Олжас Сулейменов. За одну его книгу «Аз и Я» (1975 г.) ему при жизни нужно поставить памятник, поскольку он на десятилетия опередил свое время. Эта книга произвела в умах ученых, особенно молодых, настоящий переворот и вызвала небывалый интерес к истории наших предков-кыпчаков.

Кто виноват и что делать?

Проблемы Академии наук начались еще на исходе советской власти и в первые годы независимости. На мой взгляд, если бы в свое время очередным президентом АН КазССР избрали не А.М.Кунаева, а Е.А.Букетова, если бы пришел К.А.Сагадиев вместо В.М.Школьника или сегодня М.М.Тажин либо И.Н.Тасмагамбетов вместо М.Ж.Журинова, все могло бы быть по-другому.

Жаль также, что не была до конца реализована вполне здравая идея об объединениии Академии наук с Министерством науки и новых технологий и создании мощного государственного научно-производственного объе­динения. Оно сыграло бы очень важную роль в осуществлении двух планов индустриализации и третьей технологической модернизации.

А сегодня Академия наук – это всего-навсего республиканское общественное объединение (РОО), подобие некоего клуба ученых по интересам, и государство тут как бы ни при чем.

Но речь ведь идет не о конторе «Рога и копыта», а о фундаментальной Науке с большой буквы, о будущем страны и ее интеллектуальном потенциале, в конце концов о преемнице знаменитой сатпаевской академии, которая в СССР была второй после АН Украины. И если украинскую науку возглавлял ученый с мировым именем Борис Патон, то лидером казахстанской науки также был не менее известный Каныш Сатпаев.

Сегодня правительство не должно безучастно взирать на то, что в ней происходит. В советское время в ЦК партии был специальный и весьма авторитетный отдел науки и учебных заведений, который тщательно контролировал положение в этой сфере, в том числе и выборы в академию. Сегодня же, как представляется, все пущено на самотек, что чревато негативными последствиями для отечественной науки.

Сейчас настоящие ученые «от бога» постепенно становятся вымирающим видом, в отличие от ученых «не дай бог», которые размножаются в геометрической прогрессии. И остается лишь надеяться на то, что когда-нибудь случится чудо, и, получив знак свыше от самого Аль-Фараби, будущие благонамеренные и добродетельные руководители государства повернутся лицом к отечественной науке и возродят знаменитую сатпаевскую Академию наук. Разумеется, в ином качестве: молодой, инновационной, креативной, целеустремленной, полной энергии и творческих сил.

Иначе вряд ли сможет Казахстан, как мечтает президент Н.А.Назарбаев, оказаться в самой сердцевине мирового научного прогресса и войти в число наиболее 30 развитых стран.

P.S.

Данной статьей автор не преследовал цель кого-то разоблачить или обидеть. Он хотел лишь напомнить уважаемым коллегам о философии морали и нравственности в науке, о том, что нужно любить науку в себе, а не себя в науке. Забвение этого бессмертного постулата ведет ко многим негативным явлениям, и в том, что происходит сегодня, виноваты не только власти, но и сами мы, ученые.

Комментарии

Author Салтанат
Редактировать / Удалить/ Цитировать
23-июн-2017, 17:13

молодец, в точку, давно не было такой откровенный и содержательной статьи

Author галым
Редактировать / Удалить/ Цитировать
23-июн-2017, 18:16

именно в период с 1974 по 1986 год у акадамии наук казсср был настоящий взлет и здание акадамии было достроено полностью а букетов в 1974 году был не академиком а член-корром ине мог претендовать на президентство

Author Аноним
Редактировать / Удалить/ Цитировать
25-июн-2017, 18:00

Тасмагамбетов - академик? С чего вдруг?

Author марат
Редактировать / Удалить/ Цитировать
25-июн-2017, 19:13

Там не пишут о том что Тасмагамбетов академик, читай статью нормально

Author Нурлан Атыгаев
Редактировать / Удалить/ Цитировать
26-июн-2017, 12:53

Мурата Жеткергеновича всегда уважал как ученого. Возможно, в этом интервью он прав во многом. Но слова о М.Х. Абжанове, по всей видимости, продиктованы какими-то личными причинами. За последние 20 лет Ханкелды Махмутович опубликовал более 10 книг. Жаль, что Мурат Жеткергенович не прочитал ни одной из них. Под руководством Х.М. Абжанова подготовлено 15 докторов, 40 кандидатов наук. Это тоже ведь не мало.

Author Saule
Редактировать / Удалить/ Цитировать
17-авг-2017, 00:18

видимо у самого автора отключился участок мозга, отвечающий за мыслительную деятельность, когда он не оказался в списке престижных академиков, которых справедливо избрали седобородые аксакалы. Оскорбления в
адрес Ханкелды Махмутовича не имеют никаких оснований. Его труды представляют большой научный интерес, он создал свою научную школу и его авторитет среди ученых и широкой обществественности достаточно высок. И, несмотря на подобные "пассажи" маленьких людей, уверена у Ханкелды Махмутовича еще много сил и энергии для развития отечественной науки.