СУББОТА, 20 ЯНВАРЯ 2018 ГОДА
3907 4-11-2016, 00:10

Какой референдум следовало бы провести в Казахстане?

Референдумы в том или ином виде проводятся практически во всех странах, особенно тех, которые принято называть цивилизованными. Это один из важнейших инструментов демократии, эффективный механизм народного волеизъявления.

В последнее время разного рода референдумы проводятся довольно часто. Назовем лишь самые громкие из состоявшихся не так давно: о статусе Крыма, о независимости Луганска и Донецка, о предложении международных кредиторов в Греции, о пенсиях в Швейцарии, об отделении Шотландии от Британии, о легализации однополых браков и о приеме мигрантов сразу в нескольких странах ЕС, о перемирии с партизанами FARC в Колумбии, Brexit. А сколько было промежуточных, узконаправленных и просто бытовых!..

То есть если раньше к референдумам прибегали лишь в исключительных случаях (изменение формы правления, принятие новой конституции), то сейчас с их помощью власти советуются с народом по самым разным вопросам. В этом, собственно, и заключается вся прелесть плебисцита: люди имеют возможность напрямую влиять на принятие важнейших решений по тем или иным проблемам жизни страны, своего региона, города. Особенно активны жители Европы, которые могут провести референдум по любому поводу.

Казахстан в этом плане находится как бы на обочине мировой тенденции. Подобное общенародное голосование у нас проводилось лишь однажды, в 1995 году, когда принимали новый вариант Конституции РК. С тех пор этот институт прямой демократии всерьез не рассматривался, а со временем и вовсе стал чужд нашим политическим традициям. По мнению экспертов, практика плебисцита у нас не прижилась по причине отсутствия культуры политического диалога и действенных форм связи между государством и обществом. Как следствие, взрослое население не верит в силу референдума, а молодежь в большинстве своем просто не знает, что это такое.

Конечно, проведение плебисцитов невыгодно прежде всего самой власти, которая прекрасно понимает, что их результаты могут оказаться отнюдь не в ее пользу. Хотя, с другой стороны, она и не нуждается в легитимизации своих решений посредством народного волеизъявления.

Надо также учитывать то, что референдум в наших условиях непременно выльется в громоздкое и дорогостоящее мероприятие. В условиях непростой экономической ситуации, которую мы переживаем, государство вряд ли пойдет на такие расходы.

Тем не менее мы предложили нашим собеседникам, известным общественным деятелям, чисто гипотетически представить, что общенациональный референдум состоится уже в ближайшее воскресенье. Какой вопрос они бы вынесли на него?

Серик Бельгибай, политолог:

«Один референдум, пусть и неформальный, в этом году уже прошел»

–  Таких вопросов немало: например, о продаже/аренде земли, об использовании Россией наших земель под полигоны, о членстве в Евразийском союзе… Сам тот факт, что такие референдумы предлагались и предлагаются, говорит о многом. Но сама идея может быть реализована только в том случае, если общество проявит активность.

До сих пор референдумы,  проводившиеся у нас в стране, инициировались властью. Повестка формировалась государством, а общество являлось лишь ведомым. Земельные митинги стали первым за долгие годы проявлением активности общества – оно задало свою повестку и добилось того, что поправки в земельный кодекс были отложены. Так что можно считать, что один референдум, пусть и неформальный, в этом году уже прошел, и прошел успешно.  

С другой стороны, общественное обсуждение, которое неизбежно при проведении референдума, вскроет огромный пласт проблем, копившихся долгое время. Тот же вопрос о членстве в Евразийском союзе, очевидно, разделит страну на две части. На тех, кто отстаивает национальные интересы суверенного Казахстана, и на тех, кто отстаивает интересы несуществующей уже страны под названием СССР либо ее правопреемника. Плебисцит – это всегда конфликт двух точек зрения, только в наших условиях они являются радикально полярными.

Павел Шумкин, ветеран профсоюзного движения:

«Референдумы вредны и не нужны»

У меня (в силу личного социального и политического опыта) нет вопросов к населению РК. Я вполне им доволен и уверен в нем.

Те же, кто организует всякие референдумы, делают это вовсе не для «выяснения мнения народа». Они делают обратное:  самой организацией «референдумов» навязывают какое-либо нужное себе мнение, прикрывая параллельно ненужное.

Раньше это было, допустим, согласие на сохранение СССР или
про­д­­ление полномочий Елбасы. Сегодня могут быть инициированы другие вопросы. И непременно сверху. А все так называемые «инициативные группы активистов» – это для простодушных граждан, верящих всему и вся.

К примеру, в Караганде, вопреки желанию всех граждан, уже фактически распущенный маслихат срочно организовал переименование улицы с романтическим названием «Театральная» по заявке всего-то 12 жильцов (как там у Жванецкого: «по звонку бабушки из телефонного автомата была вызвана полковая авиация»). А вот когда две тысячи граждан города подписали петицию с просьбой сохранить и улучшить детскую железную дорогу, реакция власти была совершенно  иной.

Референдумы вредны и не нужны еще и потому, что у нас до сих пор так и не появилась сама культура обсуждения любых актуальных вопросов общества и государства, а все так называемые «общественные советы» – постыдная профанация демократии. Потому все, даже не подделанные «народные решения» будут рождаться в стране втемную, по законам массовой психологии. В этой связи можно вспомнить историю принятия Конституции США 1787 года и «Билля о правах» 1791 года. В течение нескольких лет на страницах ведущих газет страны шла полемика по поводу основных норм этих документов. Нам еще далеко до такого самоуважения в понимании своих жизненных прав и обязанностей.

Мэлс Елеусизов, председатель Экологического союза «Табигат»:

«В Казахстане старательно избегают этого сценария»

– Если бы у меня была возможность инициировать республиканский референдум, то я непременно вынес бы на него вопрос продажи и передачи земли в аренду иностранцам. Сегодня ажиотаж вокруг этой проблемы несколько спал, но ее актуальность по-прежнему велика. 

Очевидно, что «диалог», который имитировала власть на волне народных митингов против продажи земли, не более чем иллюзия, которая растает сразу же, как только стихнет народное недовольство. Ведь мораторий – это лишь пауза, а земельная комиссия – бесполезный шум, призванный заполнить ее.

Власти строят свою защиту на том, что речь идет не о продаже сельхозземель, а о долгосрочной аренде. Но даже простому обывателю, не умудренному экономическим опытом, понятно, что 49 лет (или 25) – это,  по сути, та же продажа, только в рассрочку. Мы рискуем потерять свои земли в любом случае. Если те же китайцы (имеющие обыкновение укореняться в тех местах, где имеют свой бизнес) за столько лет не найдут способа завладеть ими, то они попросту погубят их своими экспресс-технологиями, запрещенными удобрениями и химикатами.

Земельный вопрос фактически стоит ребром, причем без шанса на компромисс. В любой другой цивилизованной стране его бы давно вынесли на референдум, даже зная, что результат окажется не в пользу власти. Но именно по этой причине в Казахстане так старательно избегают этого сценария. Земля для политических элит имеет огромное коммерческое значение, и они ни за что не упустят возможность выжать из нее максимальный доход. Остановить их может только народ!

Самое печальное заключается в том, что наши люди не верят в силу референдума, так же, как не верят в эффективность избирательных систем. В подобных вопросах казахстанское общество проявляет хроническую безынициативность, заведомую обреченность. А кто в этом виноват? Во многом сами избиратели. Они никак не могут понять, что чем выше явка на выборах, тем меньше будет возможностей для фальсификации их результатов.  

То же самое касается референдума. От одного человека мало что зависит, но если объединить миллионы голосов, то это будет великая сила! И я думаю, что земельный вопрос – самый подходящий повод для этого. Все остальное (кризис, низкий уровень жизни, девальвация и т.д.) – второстепенно. Это возня в песочнице по сравнению с теми серьезными последствиями, которые ожидают нас в случае потери наших земель. Земля – самое дорогое, что у нас есть. Причем на ее защиту должны встать все, кто проживает в Казахстане, вне зависимости от национальности, политических предпочтений и взглядов.

Мы должны объединиться, занять жесткую, принципиальную позицию в этом вопросе и пойти до конца. Настало время наконец-то воспользоваться нашим правом на свободное волеизъявление. Никто не посмеет отказать нам в плебисците, если мы соберем сотни тысяч, миллионы подписей. На нашей стороне закон, который гласит, что наиболее важные вопросы государственной жизни должны решаться демократическими методами, включая голосование на референдуме. А что, как не земля, наш главный национальный ресурс, имеет для населения страны наиважнейшее значение? От нее зависит все: наша государственность, независимость, да и вообще выживание нации.  Мы обязаны встать на ее защиту.

Нурул Рахимбек, эксперт по электоральным технологиям и избирательным процессам:

«У меня нет гарантий, что моя инициатива увенчается успехом»

– Референдум для меня – инструмент номинальный, находящийся на вооружении у власти, впрочем, как и любые выборные процессы в стране. В законе отражены механизмы инициирования республиканского плебисцита, и у меня есть некоторые соображения на этот счет. Но сегодня я хочу сфокусироваться больше на самой анатомии референдума и возможных его темах.

Как известно, наши граждане, как, впрочем, и депутаты наделены правом инициирования республиканского референдума. В соответствии с Конституционным законом РК «О республиканском референдуме» инициаторам референдума необходимо собрать не менее 200 тысяч подписей, в равной мере представляющих все области, города Астану и Алматы, то есть не менее чем 12,5 тысячи подписей в каждом регионе.  Однако есть ряд вопросов, которые не могут выноситься на референдум, – это, к примеру, национальная безопасность. Понятно, что под эту статью можно подвести многие вопросы, касающиеся демократических преобразований...

Вы задали вопрос: если бы у меня была возможность инициировать референдум, то какую бы тему я выбрал? Я бы предложил три основные темы. 

Первая. Уже давно назрел вопрос проведения в стране политических реформ. Не буду рассказывать в миллионный раз о том, что от них напрямую зависит экономическое развитие страны. Но подчеркну, что прежде всего необходимы изменения политического пакета. В частности, переход от президентской формы правления к парламентской.

Вторая. Следующим по важности, с моей точки зрения, является вопрос наполнения модернизированной политической системы свежей политической элитой. Этого можно достичь путем предоставления равных возможностей гражданам в плане их участия в политических процессах. А потому необходимо изменить закон о выборах и внести поправки в Конституцию. Можно и нужно дать независимым кандидатам возможность принимать участие в выборах в парламент, причем непосредственно, а не только через политические партии.

И, наконец, третья тема, касающаяся  неприкосновенности казахстанских земель. То есть вопрос нужно решать не через рабочие группы – необходимо вынести его на референдум.

Максат Ильясулы, председатель правления ОО “Халық бірлігі”:

«Референдум будет отражать в первую очередь интересы власти»

– Я очень сомневаюсь в том, что при нынешней политической системе в Казахстане возможен честный референдум. Считаю, что у нас не только нельзя проводить референдум  по жизненно важным вопросам (например, о передаче земли иностранцам), но даже бессмысленно проводить любые выборы.

Мы не в состоянии организовать даже нормальные выборы в маслихаты, не говоря уже о справедливом и беспристрастном плебисците. Как правило, к любому народному голосованию мы подходим с уже заранее известным результатом. Как говорится, «неважно, как проголосовали, важно, как подсчитали». Поэтому даже если в стране вдруг инициируют референдум, то, я уверен, он будет отражать в первую очередь интересы власти, а не народа... 

Если все же допустить, что власти захотят провести честный референдум, то я бы предложил вынести на него вопрос о конституционной реформе. Причем речь идет не о внесении изменений и дополнений в Основной закон, а о принятии совершенно новой Конституции. Конституции действительно демократического государства.

 

 

Автор: Сауле Исабаева

Комментарии

Author Шабырбас
Редактировать / Удалить/ Цитировать
12-ноя-2016, 00:14

Референдумы не для казахского менталитета: низкий уровень самосознания.

Оставить мнение