СРЕДА, 26 ФЕВРАЛЯ 2020 ГОДА
2975 20-05-2016, 00:07

Как мы потеряли свою историю


В последнее время появляются все новые вопросы и вызовы, связанные с выбором траектории дальнейшего развития исторической науки и подготовкой профессиональных историков. В этой связи мы задали ряд вопросов директору общественного фонда "Согласие народов", доктору исторических наук Зиябеку Кабульдинову.


Казахи - народ, прекрасно знавший свое прошлое 
- Зиябек Ермуханович, что значит для вас, как и для любого другого казаха, прошлое нашего народа?
- Безусловно, история - эта частичка нашей ментальности и национального характера. Проживая в условиях регулярных, а не беспорядочных и не хаотичных миграций, как это ошибочно преподносят апологеты неоимперства, наши предки "загружали" свою память историческими фактами и событиями, которые передавались из поколения в поколение через степных шешенов - мудрецов, знатоков шежире, пользовавшихся непререкаемым авторитетом и уважением. Каждый аул, род, племя и жуз имели таких носителей живой истории, и их было так много, что об этом еще в XIX веке писал Л.Мейер: "Ничего нет легче, как составить родословную киргизского народа или даже несколько их, - стоит только расспросить несколько киргизов и записать их предания".
В Европе и в Азии свои генеалогии до сих пор ведут отдельные семьи рыцарей, баронов, графов, князей, членов правящих династий королей и императоров. Но чтобы весь народ знал свою генеалогическую таблицу "вглубь" до семи поколений и более - это, видимо, присуще только честолюбивым казахам, которых Всевышний оберег от беспамятства. И эта уникальная традиция в настоящее время имеет свое продолжение.
Вообще, без знания своего прошлого немыслимо само существование казахского народа. Этим и объясняется особое положение и место истории у казахов! Как пишет известный общественный деятель и публицист Б.Габдуллин в книге "Великое кочевье", "наш народ фиксировал события в изустных преданиях…
- Когда же мы начали терять это знание и кто в этом повинен?
- Традиционное казахское общество было уничтожено большевиками в ходе коллективизации, серии голодоморов, политических репрессий и навязывания нам истории одной России, которую нам преподносили как историю эфемерного "совет¬ского" народа. В ее рамках истории казахов и других нерусских народов отводилось практически лишь несколько абзацев! Вопросы колонизации, военного захвата, подкупа и шантажа национальных элит, а также насильственного присоединения к Московии, позднее ставшей Российской империей, территорий десятков и даже сотен народов сознательно замалчивались. Они подменялись понятием "добровольное присоединение", а национально-освободительные движения повстанцев назывались "реакционными" или "монархическими".
Любые попытки скрупулезного изучения и активной пропаганды подлинной истории в виде научных изысканий и художественных творений заканчивались весьма плачевно. Это можно проследить на примерах жизни и деятельности выдающегося историка Ермухана Бекмаханова, талантливого писателя Ильяса Есенберлина. Кстати, надо отдать должное некоторым русским ученым-историкам, которые поддержали начинания своих казахских коллег. Например, известный историк А.Панкратова в значительной степени содействовала научным изысканиям Ермухана Бекмаханова. Напомню, что до этого историю казахского народа изучали грамотные, образованные, патриотично настроенные, но все же не профессиональные историки - А. Букейхан, Ш.Кудайбердыулы, М.Ж.Копейулы, К.Кеменгерулы, С.Асфендиаров, М.Тынышпаев и другие. Все они были репрессированы, а их труды практически не дошли до студенческой аудитории.
Власть большевиков пыталась отнять у народа его историю, культуру, корни, традиции и обычаи. Это нужно было для быстрейшего формирования новой общности - "советских людей". Такими гражданами было проще манипулировать.
- В последнее время со стороны российских коллег все громче и громче слышны голоса с предложением написать нашу общую историю…
- Это практически невозможно, да и не нужно. Каждый народ должен написать свою историю сам. Тем более если нашей историей займется представитель другого народа, другой страны, как правило, не владеющий языком и соотносящий себя с бывшей метрополией, - это будет вообще нонсенс. 

"История Казахстана" в вузах
- Недавно Министерство образования и науки приняло неожиданное решение о замене в вузовской программе "истории Казахстана" на "современную историю Казахстана". Это вызвало бурю возмущения…
- Безусловно, отказываться от курса "история Казахстана" ни в коем случае нельзя, поскольку он формирует любовь к родине и народу, культуре и искусству. Попытаюсь обосновать свой тезис.
Во-первых, не секрет, что наши предки-тюрки сыграли заметную роль в развитии всемирной истории. И, безусловно, новому поколению отечественных исследователей предстоит изучить их деяния, вытащить из "мрака забвения" бессмертные их дела. А попытку запретить преподавание этой истории в вузах можно расценить как глумление над прошлым. Кроме того, 2% от всех мест в вузах страны мы отдаем нашим молодым соотечественникам из зарубежья. Получается, что мы лишим их возможности узнать историю своего народа, так как в стране своего прежнего пребывания они наверняка не изучали этот курс.
Во-вторых, недавно со стороны руководителя одной из крупнейших стран мира прозвучала весьма оскорбительная "мысль" о том, что в Казахстане якобы "никогда не было традиции государственности и что она, мол, появилась только в 1991 году". Отказом от преподавания в вузе курса тысячелетней истории государственности мы как бы сами соглашаемся с такими высказываниями.
В-третьих, в последние годы ряд российских эпатажных политиков все чаще высказывает претензии на наши северные и северо-восточные земли (В. Жириновский, Э. Лимонов, В. Штыгашев и другие). Более того, в России многотысячными тиражами выходят "энциклопедии", в которых северные земли Казахстана однозначно считаются "исконно русскими". Если мы будем изучать историю только с 1991 года, то, думаю, когда-нибудь вся территория Казахстана окажется чьей-то "исконной"…
В-четвертых, в абсолютном большинстве стран объектом исследований профессиональных историков являются события, которые произошли 50 и более лет тому назад. А у нас в последнее время стали преобладать научные работы, изучающие период независимости, хотя не прошло и 25 лет, и мы не можем адекватно оценить этот период с исторической точки зрения.
В-пятых, нам необходимо изучать уроки прошлого для того, чтобы безошибочно двигаться в настоящем и выбрать правильную дорогу в будущее. В первую очередь это касается языковых, земельных, социально-экономических, мировоззренческих вопросов, которые особенно обострились сегодня в обществе.
В-шестых, в первые годы независимости мы еле-еле добились включения этого курса в вузов¬скую систему, и отказываться от него теперь было бы нелогично с точки зрения молодого и независимого государства. Ведь еще не до конца проведена работа по деколонизации общественного сознания в условиях незащищенности нашего информационного поля от деятельности СМИ других государств.

Зиябека Кабульдинова тестируют на детекторе лжи в одноименной казахстанской телепередаче. Фото: стопкадр из программы 

- И как теперь найти "золотую середину" в условиях, когда наше научно-образовательное ведомство уже объявило о своем решении?
- Я думаю, что новый курс "Современная история Казахстана" как часть школьной истории следует изучать в 10-м или 11-м, а в будущем и в 12-м классе. У нас несколько дублируется предлагаемый курс, и в этом плане получается казус: в 9-м классе изучается новейшая история Казахстана, охватывающая период с 1914 года по сегодняшний день, в 10-и и 11-м классах наши школьники снова изучают историю Казахстана с древнейших времен до наших дней, правда, в углубленном варианте (в том числе во второй раз - современность). А теперь "Современную историю Казахстана" будут изучать в третий раз - уже в вузах. Не много ли места и чести для столь маленького периода?
Есть еще один вариант - ввести "Современную историю Казахстана" для 1-го курса магистратуры по всем специальностям, но при этом прежнюю "Историю Казахстана" оставить для всех студентов неисторических специальностей… 

О магистрантах и докторантах

- Вы довольны тем, как готовят магистров и докторов философии по истории?

- Большей частью - нет. Мест на их подготовку дают весьма мало. Проблемы начинаются уже тогда, когда идет отбор: в ряды будущих магистрантов и докторантов зачастую "просачиваются" заведомо неконкурентоспособные молодые люди, плохо знающие свой предмет и в большинстве своем не владеющие английским языком. Это происходит из-за некачественно и непрозрачно проводимых приемных экзаменов. В условиях повальной коррупции и низких зарплат, на фоне прошедшей девальвации мы вообще рискуем свести к нулю качество будущих "остепененных" историков. Скажу больше: талантливые ребята из регионов практически не попадают в докторантуру национальных вузов.
- Сегодня поступившие в докторантуру по истории выбирают темы своих диссертаций из перечня, утвержденного МОН РК. Как вы считаете, насколько это правильно?
- Безусловно, министерство должно помогать будущим докторам правильно сориентироваться при выборе направлений и тем исследований. Но кто эти темы сформулировал? Например, я, как и большинство моих коллег, с кем я близко общаюсь, вообще не принимали участия в этом. Поэтому более правильным будет восстановление прежнего Координационного совета по определению и утверждению наиболее актуальных и нужных стране тем. Это необходимо сделать и для того, чтобы не допустить дублирования тем исследований, что сегодня наблюдается повсеместно.
- С какими еще трудностями мы сталкиваемся в процессе подготовки кадров профессиональных историков в вузовской системе?
- Нерешенных проблем много. К примеру, не хватает книг по целому ряду исторических дисциплин у бакалавров, магистрантов и докторантов, особенно в группах с казахским языком обучения. В рабочем учебном плане до сих пор мало кредитов на изучение тех или иных дисциплин. Нет ассистентов профессоров. Чрезмерный объем аудиторной учебной нагрузки негативно влияет на качество преподавания и на возможность профессорско-преподавательского состава заниматься наукой. К примеру, по сравнению с ведущими вузами Европы и Америки у нас она в 3-5 раз больше! А когда заниматься наукой, издавать учебные пособия, работать в архивах, реализовывать научные проекты? Отсутствует система выборности заведующих кафедрами и деканов - нередко ими становятся люди, не пользующиеся авторитетом в научной среде и в обществе. 

О расхождениях в датах и событиях 
- В разных учебниках и монографиях присутствуют существенные расхождения в датах, трактовках тех или иных судьбоносных исторических событий…
- Действительно, такая проблема есть, и ее надо решать. Во время проведения ЕНТ мы прямо-таки издеваемся над выпускниками школ! Видимо, нужна отдельная и постоянно действующая государственная комиссия, которая должна на основе тщательного исследования с привлечением большого круга квалифицированных историков давать экспертную оценку тем или иным спорным событиям и датам. И эти заключения должны быть обязательными для всех авторов школьных и вузовских учебников, рекомендованных МОН РК. Или же можно пойти по пути Украины, где при правительстве создан "Институт национальной памяти", который помогает властям этой страны своевременно давать правильные и выверенные ответы на многие вопросы.
- Каких государственных специализированных научных институтов исторического профиля у нас не хватает?
- Я думаю, что срочно нужно создавать отдельные институты историко-гуманитарного профиля, которые будут изучать события, связанные с массовым голодом, политическими репрессиями и депортацией народов. Необходим отдельный НИИ по изучению проблем Второй мировой войны, так как подвиг граждан нашей республики все еще по достоинству не оценен и некоторыми "исследователями" грубо оспаривается, в том числе и примеры мужества героев легендарной Панфиловской дивизии. Ощущается отсутствие государственного НИИ, призванного изучать историю и культуру наших зарубежных соотечественников: почти 40% казахов живет за пределами страны, а ведь они являются частичкой нашего народа и истории.
Такие НИИ нужно размещать в северных и северо-восточных регионах страны, где для историков непочатый край работы. К тому же там не проводилась на должном уровне политика деколонизации общественного сознания.
- Вы выступаете за введение курсов краеведения в школах и региональных вузах…
- Да, каждый регион должен иметь свои учебники по краеведению. В царское время практически все шесть степных областей Казахстана имели такие издания под названием "Учебник родиноведения", обязательные для преподавания в местных учебных заведениях. Это очень важно с точки зрения формирования нового казахстанского патриотизма, ведь он берет начало с любви к своей малой родине.
- Вы являетесь и сторонником создания в Астане казахского аналога армянского Матендарана, в котором следует собрать воедино все ценнейшие книги, рукописи и архивные материалы, по-новому высвечивающие нашу историю…
- Да, в Астане такой НИИ нужен. Отдельные исследователи, сотрудники архивов и музеев часто выезжают за государственный счет в зарубежные государства и за его же счет приобретают там копии или оригиналы ценных документов, которые затем оседают неизвестно где. Поэтому нужен свой, к примеру, Институт ценных рукописей, который должен быть одновременно музеем, архивом и исследовательским учреждением. Все привозимые и имеющиеся в частных и государственных коллекциях ценнейшие материалы должны быть собраны именно здесь, под надежной охраной и с качественным хранением.

Комментарии