ПЯТНИЦА, 19 ИЮЛЯ 2019 ГОДА
2080 18-03-2016, 00:10

Нужно ли заставлять людей голосовать, если сами они не хотят этого?


Полтора месяца назад наша газета написала о "кызылордин­ском феномене", который имел место в конце прошлого и в начале нынешнего столетий. Он заключался в высоком уровне протестных настроений среди жителей этого региона во время выборов в парламент. Впрочем, это уже осталось в далеком прошлом, а теперь область подает пример уже иного рода.

Если выделить из общей массы избирателей ту часть граждан, которые работают в учреждениях, организациях, предприятиях, финансируемых из местной либо республиканской казны (напрямую или через госзаказы), то в Кызылординской области их процент будет одним из самых высоких в стране. И именно названные категории граждан, которых обычно называют бюджетниками, призваны обеспечить высокую явку в день предстоящего голосования.

В общем-то это обычное и распространенное по всей стране явление, когда таких людей не просто уговаривают, а чуть ли не обязывают прийти к избирательным урнам и тем самым исполнить гражданский долг. Но в Кызылординской области решили пойти еще дальше. Возможно, подобное ноу-хау действует и в других регионах, но чего не знаем, того не знаем.

А заключается оно в следующем. Каждому из работников организаций такого рода настоятельно порекомендовали не только самому прийти 20 марта на голосование, но и убедить (уговорить, сагитировать, заставить - нужное подчеркнуть) еще десятерых. Родственников, соседей, друзей, просто знакомых…

Причем это необходимо подтвердить, так сказать, документально: есть специальная форма бланка, куда "вербовщик" должен вносить данные тех, кого он "рекрутировал": Ф.И.О., домашний адрес согласно прописке, номер удостоверения личности, даже ИИН. В день голосования ему будут звонить, интересоваться, как идет выполнение "плана-разнарядки". А после выборов, по логике, должна состояться окончательная сверка.

Правда, не совсем ясно, что будет с теми, кто по каким-то причинам (не захотел, не смог, не успел) сорвет плановое задание. Вероятность того, что последуют какие-то санкции, мы категорически отметаем: кызылординцы, включая их лучших представителей в лице начальства, - народ добрый и даже жалостливый, поэтому не справившиеся с планом, скорее всего, будут прощены. В худшем случае кого-то пожурят за политическую несознательность. А тех, кто выполнил не только план, но и принятые на себя "повышенные соцобязательства", поставят остальным в пример и, возможно, даже поощрят грамотами.

Впрочем, вполне допускаем, что подведения итогов не будет вовсе. И что эта затея с планами и бланками имеет целью лишь мобилизовать людей на проявление ими высокой гражданской активности во время судьбоносного государственного мероприятия. После чего о них забудут и не вспомнят вплоть до следующей электоральной кампании. Кстати, по словам самих кызылординцев, что-то подобное применялось и на прошлых выборах депутатов. Но тогда план был вдвое меньше - требовалось "рекрутировать" по пять человек. А после выборов никаких "разборов полетов" не произошло.

Что же касается "возмутителей спокойствия" (возмущающихся такой практикой), то для них у инициаторов "ноу-хау" уже заготовлен железный аргумент: никто ведь не заставляет ни "вербовщиков", ни "рекрутов" голосовать конкретно за ту или иную партию либо за тех или иных кандидатов. Мало того, возложенную на "казенных людей" миссию можно назвать даже благородной - они призваны пробудить высокое чувство гражданского долга в тех, кто их окружает и в силу каких-то причин не проникся важностью политического момента.

Да и конституционный закон "О выборах" не запрещает подобные вещи. Правда, в статье 2 говорится: "Выборы в Республике основываются на свободном осуществлении гражданином Республики своего права избирать и быть избранным". Но… Подразумевается ли в данном случае право гражданина на свободу выбора одного из двух вариантов (участвовать в голосовании или отказаться от участия), и не нарушается ли эта самая свобода - вопрос, на который у нас нет однозначного ответа. Чтобы найти его, надо будет углубиться в юридические дебри, а без проводника в лице Конституционного совета это гиблое дело.

В общем, если подходить с формальной точки зрения, то придраться вроде бы не к чему. А по сути? Неужели для достижения высокого процента явки на выборах все средства хороши? Допустимо ли принуждать человека к реализации им своего избирательного права, если сам он не хочет этого делать?

Во многих странах, особенно западных, которые принято считать оплотами демократии, явка часто не достигает 50 процентов, хотя политическая активность граждан там заметно выше, чем у нас, - и ничего, комплексующих по этому поводу нет. Пусть мало, зато чест­но, никаких намеков на принуждение, и, соответственно, не к чему придраться.

А в наших краях сложилась удивительно парадоксальная тенденция: чем избирательная кампания скучнее и чем меньше в ней интриги, тем почему-то выше процент проголосовавших. Вспомните предыдущие выборы в мажилис: в 2004-м (самая непредсказуемая электоральная кампания с неожиданными результатами в ряде регионов) явка составила 56,7 процента, в 2007-м - 64,6, в 2012-м - уже 75,5. Последнюю цифру язвительные наблюдатели от ОБСЕ даже предложили включить в Книгу рекордов Гиннеса. Нам это надо - быть объектом насмешек?

Кстати, на выборах 2012-го Кызылординская область стала одним из лидеров в стране по степени явки избирателей - к урнам тогда пришли более 80 процентов граждан, включенных в списки для голосования. Судя по всему, кызылординцы уверенной поступью идут к новому рекорду…

Комментарии