ВОСКРЕСЕНЬЕ, 18 НОЯБРЯ 2018 ГОДА
14348 6-02-2015, 01:00

Некоторые страницы истории молодежного движения 1960-х годов "Жас тулпар"


Благодаря исследовательской программе "Народ в потоке истории" автору этих строк удалось обнаружить в Москве новые материалы из рассекреченных в 2013-м фондов Государственного архива РФ, Российского архива социально-политической истории, Архива новейшей истории и Центрального архива ФСБ России. Эти документы касаются истории национального сопротивления и гражданских движений в условиях несвободы. 

В 2004-м автор этих строк в Спецгосархиве КНБ РК впервые нашла документы о знаменитой организации казахской молодежи "Жас тулпар" и опубликовала статьи об этом в казахстанских и российских журналах. Одна из них не осталась без внимания известного мастера политических биографий Леонида Млечина, процитировавшего фрагмент публикации в своей книге "Назарбаев. Групповой портрет с президентом". И вот спустя десять лет появилась возможность познакомиться с новыми материалами, которые проливают свет на деятельность этого движения.

 …В период "хрущевской оттепели", когда начался процесс частичной либерализации внутренней жизни, в СССР оживилась интеллигенция и студенческая молодежь, активность которой была направлена в том числе на возрождение национально-духовного наследия. Разочарование в советской национальной политике побуждало молодых людей, обладавших высоким интеллектом и способностью к независимому мышлению, к критической переоценке официальной идеологии и выражению собственных позиций.

На этой волне в 1963 году в Москве было создано творческое объединение "Жас тулпар" из числа студентов-казахов, обучавшихся в столичных вузах.

Оно ставило своей целью пропаганду литературы, искусства, культуры Казахстана, оказание помощи казахским студентам в изучении технических дисциплин, русского языка. Инициатором и руководителем объединения был Мурат Ауэзов, студент МГУ, а впоследствии стажер аспирантуры Института народов Азии. Как указывается в документах ЦК ВЛКСМ, активную поддержку деятельности "Жас тулпар" оказывало постпредство Казахстана в Москве.

В течение ряда лет творческие бригады объединения во время каникул выезжали с концертами и лекциями в целинные районы Казахстана, Омской области РСФСР. Это было устойчивой традицией. Только в течение двух месяцев осени 1963 года инициативная группа "Жас тулпара" провела за пределами Казахстана встречи в общежитиях 47 вузов, в которых обучались земляки. Руководство объединения (а это, по сути, Московский совет студентов и аспирантов при Казпостпредстве) развернуло активную деятельность по созданию филиалов в Ленинграде, Риге, Одессе, Киеве, Харькове и других городах. Поездки были организованы и по линии ЦК ВЛКСМ, члены бригады имели поощрения от ЦК комсомола Казахстана.

Как сообщается в справке ответорганизаторов ЦК ВЛКСМ, в январе 1966-го зам. зав. отделом пропаганды и агитации ЦК комсомола Казахстана Зейнелгабиден Мухамеджанов обратился к первому секретарю ЦК Узбекали Джанибекову с просьбой командировать в Алма-Ату представителей "Жас тулпара", но просьба не была поддержана. Воспользовавшись каникулами, инициативная группа в составе Мурата Ауэзова, Болатхана Тайжанова (Москва), Сансызбая Нуркамалова, Сарсенгали Куспанова (Ленинград), Шамиля Ибраева (Рига) прибыла в Алма-Ату для организации подобных объединений во всех студенческих центрах республики. Представители группы попросили Мухамеджанова содействовать в организации встреч со студентами, и тот направил телеграммы в Павлодар, Семипалатинск, Караганду, Чимкент с предложением командировать представителей в Алма-Ату, а также дал указание подготовить место для предстоящего собрания. В справке указывается, что З.Мухамеджанов знал о цели встречи, "нездоровых настроениях" среди отдельных членов объединения, однако не поставил в известность секретарей ЦК ЛКСМ Казахстана.

Встреча, на которой присутствовали 40 человек, состоялась 8-9 февраля в помещении Союза писателей. Как сообщает архивный источник, руководители отдела пропаганды и агитации, являвшиеся фактически организаторами совещания, уклонились от участия в ней. Поначалу в зале находились и видные писатели Казахстана, но в дальнейшем, почувствовав, что встреча приобретает "не совсем здоровый характер", они ушли. Позже руководители "Жас тулпара" встретились со студентами КазГУ, которых было около 150 человек. По пути в Москву группа сделала остановку в Караганде.

 

"Кто, если не мы?"

Создавая свою организацию, молодые активисты были движимы благородными порывами души и чистотой помыслов, высоким чувством гражданской ответственности, полны энергии. В своих выступлениях перед сверстниками они пытались обосновать необходимость создания в республике объединения казахской молодежи по примеру образованного в РСФСР общества "Отечество". В сообщениях ЦК комсомола передано содержание высказываний "жастулпаровцев": "Казахская культура приходит в упадок; национальная одежда и традиции народа предаются забвению, молодежь плохо знает родной язык, интеллигенция забывает казахскую речь, возможности для этого крайне ограничены, так как мало школ на казахском языке, сокращается издание литературы на казахском языке; в отдаленных селениях и аулах плохо организовано культурно-бытовое и медицинское обслуживание, высок процент детской смертности; в республике не заботятся о судьбе казахской национальной культуры, дальнейшем расцвете казахской нации; на весь целинный край из пяти областей оставалась одна казахская газета "Тын олкесі", преподавание в вузах Казахстана, как и в других республиках, следует вести на родном языке". Важными факторами, разбудившими патриотизм казахской молодежи 1960-х, были информации о Семипалатинском ядерном полигоне, надвигающейся катастрофе Аральского моря. В документах переданы слова лидера молодежного движения Мурата Ауэзова: "Сейчас родилась новая интеллигенция, которая сможет повести народ. Если мы не будем решать эти вопросы, то решать их некому".

Некоторые участники упомянутой выше встречи в Алматы осудили линию ЦК комсомола Казахстана в работе с молодыми овцеводами, отрицательно отнеслись к проведению слета молодых чабанов, направлению юношей и девушек на фермы, называя это "чабанизацией казахской молодежи".

В своих справках ответработники ЦК ВЛКСМ, встревоженные опасным для системы вызовом, отмечали, что участники встречи "говорили о какой-то "обособленной" национальной идеологии; что руководители "Жас тулпара" преследовали не только культурнические и концертные цели". А вот еще одна цитата: "Тов. Тайжанов (МГИМО) предлагал создать руководящий выборный центр, принять устав "Жас тулпара", записать в нем одним из пунктов: "В делах, мыслях, поступках каждого человека движущим мотивом должен стать принцип нацио­нальности". Главная мысль доклада т. Ауэзова выражается в следующем: "Довольно быть только группой художественной самодеятельности. Организация должна иметь свою политическую платформу".

 

"Окна моего дома открыты всем ветрам…"

В архивных документах зафиксированы ключевые моменты выступления руководителя объединения: "В период коллективизации погибло более миллиона казахов, а в 1937 г. была уничтожена лучшая часть казахской интеллигенции". Особенно насторожили комсомольских активистов следующие слова из его доклада: "Окна моего дома открыты всем ветрам. Но я не хочу, чтобы этот ветер, превратившись в бурю, развалил мой дом". Эта фраза, принадлежащая идеологу индийского национально-освободительного движения Махатме Ганди, была процитирована Муратом Ауэзовым с целью подчеркнуть важность сохранения национальной культуры.

Последовавший в те же дни, 8-9 февраля 1966-го, отказ около ста студентов Алма-Атинского медицинского института от занятий в знак протеста против преподавания в вузе на русском языке власти напрямую связывали с пребыванием в городе участников "Жас тулпара". Решение об объявлении бойкота было принято на собрании в студенческом общежитии.

Система бдительно отслеживала "внережимность" своих оппонентов. Так, серьезную обеспокоенность выражал сам председатель КГБ СССР Владимир Семичастный, который в письме, адресованном ЦК КПСС 23 декабря 1965-го, сигнализировал об "отмечавшихся на территории Казахской ССР националистических проявлениях среди студенческой молодежи и интеллигенции".

Вопрос о встрече руководителей "Жас тулпара" с молодежью города и о роли в этом отдельных комсомольских работников обсуждался 20 февраля и 15 марта 1966-го на бюро ЦК ЛКСМ Казахстана, а затем и в ЦК ВЛКСМ. Один из ответработников ЦК комсомола республики Ибрагим Амангалиев заявил, что подписал телеграмму о вызове представителей из областей случайно. Зейнелгабиден Мухамеджанов взял на себя вину за "проявленную политическую незрелость". На совещаниях в ЦК комсомола республики "жастулпаровцам" указывалось на их "слабое, неправильное представление о политических, экономических преобразованиях в республике, развитии национальной культуры в Казахстане". А Мухамеджанов за самовольное решение вопросов был освобожден от занимаемой должности.

С настороженностью сообщалось о появлении под маркой самоуправления различных самодеятельных клубов и обществ, объединений, противопоставлявших себя комсомолу. На заседании бюро ЦК ВЛКСМ рассматривалось дело, касающееся организации "Гринабель" школьников старших классов из Павлодара. В справке отдела комсомольских органов ЦК ВЛКСМ сообщалось также о появлении листовок "националистического" содержания, анонимных писем о необходимости отделения и образования самостоятельного казахского государства. Кстати, в архивных материалах содержится информация о том, что одним из руководителей организации "Жас казах", созданной в 1962 году в Караганде, был инструктор Четского райкома комсомола Жунусов.

В своей записке от 9 июня 1966-го первый секретарь ЦК ЛКСМ Казахстана Узбекали Джанибеков отчитывался перед первым секретарем ЦК ВЛКСМ Сергеем Павловым о ходе выполнения комсомольской организацией республики постановления бюро ЦК ВЛКСМ, которое касалось идейно-воспитательной работы среди студенческой молодежи. Помимо всего прочего, главный комсомолец республики сообщал, что организаторам московского "Жас тулпара" была разъяснена "ошибочность их взглядов", с ними беседовали председатель Совета министров Казахской ССР и министр высшего и среднего специального образования. И "на этих встречах М.Ауэзов и другие участники согласились с замечаниями и выразили готовность прекратить свою деятельность". Постпредству Казахстана было строго указано на недопустимость его действий по материальной и моральной поддержке творческого объединения "Жас тулпар". Надо отдать должное тогдашнему партийно-комсомольскому руководству республики, которое сумело отстоять молодых и не дало центру возможности расправиться с участниками объединения.

 

Это целая жизнь. Живая традиция

На самом деле, как вспоминает сегодня Мурат Мухтарович, "Жас тулпар" перестал выезжать, но не прекратил свою деятельность. В 1967-1968 годах в общежитие аспирантов Академии наук на улице Дм. Ульянова, где единомышленники собирались за чашкой чая, засылались сотрудники "конторы". По возвращении на родину, в 1970-е годы, они собирались в Алма-Ате: духовная энергия людей "одной крови" из числа научной и творческой интеллигенции двигала их действиями. В 1973-м они участвовали в проведении конференции писателей стран Азии и Африки - опыт политической и духовной деколонизации этих государств вызывал у них большой интерес. А в 1975-м они издали коллективную монографию "Эстетика кочевья", которая после выхода в свет прожила всего день.

Дух "жастулпаровского" товарищества и сегодня крепко связывает участников движения. Они сохранили верность своим идеалам, нравственный стержень, готовность служить истине. Пока они живы, им важно передать новому поколению высокий заряд духовности и потребность действовать на пути к достойному будущему. В полувековой юбилей движения партией "Нур Отан" была учреждена премия "Жас тулпар"…

Комментарии