ЧЕТВЕРГ, 25 АПРЕЛЯ 2019 ГОДА
4843 18-09-2014, 23:09

Восточное приграничье: реалии, фобии и перспективы


В газете «Егемен Қазақстан» от 16 августа с.г. вышла статья первого заместителя председателя Восточно-Казахстанского филиала партии «Нур Отан» Тусипхана Тусипбекова «Шекара шындығы», который высказывает в ней глубокую обеспокоенность обезлюдиванием приграничных с Китаем районов области. Мы попросили высказать свою точку зрения по этому поводу известного эксперта в области международной миграции Елену Садовскую.

Краткое изложение статьи «Шекара шындығы», послужившей информационным поводом:

…Начавшаяся в конце 80-х годов ХХ венка тенденция оттока сельского населения в города не прекращается до сих пор. Особенно выпукло это проявляется в приграничных районах ВКО. С 2001 года численность населения там сократилось на 19,2%. Но это только часть проблемы. Если посмотреть данные до 2012 года, то за 15 предшествующих лет из Зайсанского, Катон-Карагайского, Курчумского и Урджарского районов выехало 85,1 тысячи человек. А это именно приграничные с КНР районы Казахстана. За эти годы население Катон-Карагайского района сократилось на 19 тысяч человек, Курчумского - на 21 тысячу человек, Тарбагатайского - на 21,7 тысяч человек. А из самого отдаленного Урджарского района ежегодно уезжает порядка 2-3 тысяч человек. И эти процессы продолжаются до сих пор.
За 1997-2011 годы с карт перечисленных районов исчезли 45 населенных пунктов, закрылось свыше 20 школ. Понятно, что рыба ищет где глубже, а человек где лучше. Поэтому, если государство не займется вопросами развития инфраструктуры в этих регионах, то массовое переселение будет продолжаться. И эта проблема с учетом оголения приграничных территорий становится угрозой национальной безопасности.
Нельзя сказать, что руководство области не уделяет этой проблеме никакого внимания. Еще в 2012 году аким ВКО Бердибек Сапарбаев обратился к президенту Н. Назарбаеву с письмом, в котором обозначил существующие проблемы и изложил свое видение их разрешения. Предлагая в том числе и конкретные предложения по завозу и размещению населения на территории приграничных районов. Например, он предложил рассмотреть возможность строительства железной дороги Зыряновск-Майкапшагай (протяженность 422 км) и ряд других вариантов в рамках реализации программы «Дорожной карты по развитию бизнеса 2020»… Однако пока воз проблем и ныне там…
… Народная мудрость гласит: «Пустующая земля – лакомый кусок, притягивающий взоры врагов», и нам бы не стоило забывать об этом…

 

Тусипхан Тусипбеков, первый заместитель руководителя
Восточно-Казахстанского филиала партии «Нур Отан»
(«Егемен Казахстан», 16 августа 2014 года).

Миграция миграции рознь

- Каково вашевидение излагаемой проблемы?
- Насколько я поняла, эта озабоченность связана с проблемой опустынивания или исчезновения людей из приграничных районов. Поэтому я, прежде всего, хотела бы определиться с терминами. Потому что речь идет не об опустынивании, не об исчезновении людей, а о обезлюдивании приграничного пространства…
Происходит это по разным причинам. Это может быть эмиграция из страны, это может быть внутренняя миграция в другие регионы Казахстана.
Несмотря на то, что ВКО была объединена с Семипалатинской областью, процесс убывания населения продолжается. Согласно данным официальной статистики, с 2000 года по 2012-й население региона сократилось с 1,517 миллиона человек до 1, 395 миллиона. То есть за такой исторически короткий промежуток времени оно уменьшилось на 122 тысячи.
В то же время, если мы посмотрим статистику по отдельным районам и населенным пунктам ВКО, то выяснится, что в таких городах как Усть-Каменогорск, Семей, Курчатов, численность жителей увеличилась, а в таких районах, как Катон-Карагайский, Кучумский, Урджарский и некоторых других, напротив, уменьшилось. Необходимо рассматривать эти процессы в разбивке по отдельным этническим группам. Потому что если говорить о славянском населении в целом и русском в частности, то здесь имеют место депопуляция (это тот же тренд, что и в России) и эмиграция за пределы Казахстана. А что касается этнических казахов, то тут в основном происходит внутренняя миграция в пределах ВКО либо внутри республики, причем преимущественно в города. Наиболее привлекательными в этом плане являются Астана, Алматы, Усть-Каменогорск. Относительно благополучная статистика наблюдается в городе Зайсан, где численность населения увеличилась. Я думаю, причина здесь кроется в расширении приграничного сотрудничества с Китаем, но об этом чуть позже.
Что же касается основных мотивов внутренней миграции, то для казахского населения в качестве ключевого выступают социально-экономические факторы – отсутствие рабочих мест, ухудшение условий жизни. Понятно, что с этим в сельской местности всегда были проблемы. Именно в силу таких факторов исход людей из сел и аулов в крупные города носит устойчивый и перманентный характер.
- То есть, с вашей точки зрения, это объективный процесс?
- Конечно. Потому что урбанизация – это в целом позитивный процесс.

Оралманы как часть решения проблемы

- Как вы оцениваете степень угроз, возникающих вследствие обезлюдивания приграничных с Китаем районов?
- ВКО и Алматинская область являются двумя основными регионами расселения оралманов из Китая (90% мигрантов из КНР поселились именно здесь) и Монголии, в меньшей степени - из Узбекистана и России. Я была в отдельных районах ВКО, в частности, в Уланском районе, и видела, как оралманы из Китая умудряются обживать и окультуривать бесхозные земли, которые либо пустовали десятилетиями, либо к которым после развала Союза никто не прикладывал руку. А оралманы их вспахивают, сеют бобовые культуры, собирают урожаи, причем для обработки земли они покупают малую сельхозтехнику. То есть эти земли заселяются оралманами из Китая, они включаются в оборот, и поэтому мы уже не можем сказать, что происходит полное обезлюдивание этих пространств.
Сразу хочу оговориться, что я сама лично не была в более отдаленных приграничных районах и не могу дать компетентной оценки складывающейся там ситуации. Но если программа расселения оралманов коснется этих районов, то могу вас уверить: судя по тому, насколько они умеют выживать и приспосабливаться к новым условиям, жизнь в этих отдаленных районах не замрет.

Не предполагать, а понимать

- То есть вы считаете, что программа расселения оралманов должна учитывать имеющийся дефицит людских ресурсов в приграничных районах?
- Все гораздо глубже и сложнее, чем кажется на первый взгляд. Чтобы понять все эти сложности и тонкости, необходимы соответствующие исследования, которые у нас до сих пор не проводились. Важно знать, кто к нам приезжает по программе переселения из Китая, Монголии и других стран дальнего зарубежья. Но судя по тем первым исследованиям, которые уже проводились (единственный на моей памяти социологический опрос среди оралманов из Китая был организован в 2009-м), можносказать следующее: в целом это позитивный процесс, эти люди ориентированы на то, чтобы остаться в стране, они очень самостоятельны и рассчитывают только на свои силы. Что, кстати, и подтверждается моими наблюдениями в Уланском районе ВКО.
Но это с одной стороны. А с другой, когда начинаешь выяснять их языковые приоритеты, то обнаруживаешь, что они, в совершенстве зная китайский, не столь уверенно владеют родным казахским. Как выяснилось по результатам опроса 2009 года, оралманы из Китая не очень активно изучают современный казахский язык, базирующийся на кириллической графике. То есть возникает гипотетическая вероятность того, что они могут остаться каким-то анклавом, достаточно закрытым (особенно взрослые переселенцы, которые до сих пор пользуются принятым в КНР вариантом казахского языка, основанным на арабской графике). И трудно сказать, что будет происходить внутри таких анклавов, будут ли они интегрированы в казахстанское общество или же будут поддерживать более активные социальные связи со своими соплеменниками в Синьцзяне и тяготеть, таким образом, к Китаю больше, чем к своей новой родине.
Важно понять, что все наши рассуждения на этот счет носят пока предположительный характер, а не основаны на знании и понимании предмета. Поэтому я как исследовательсчитаю, что необходимо проводить обширные и репрезентативные социологические исследования, чтобы это не создало новые и неожиданные угрозы нашей национальной безопасности.

Тупики проблем и китайский вариант

- Возможно ли решить эту проблему за счет перенаправления потоков внутренней миграции? Или же точка бифуркации уже пройдена, и необходимо искать другие варианты, которые переломят негативные миграционные тенденции в приграничных районах?
- Мы с вами обсуждаем некоторые итоги явно непозитивного тренда миграции. Поэтому говорить о перенаправлении в обратную сторону как о варианте решения проблемы никак нельзя. Что привлекательного может быть для этих людей в глубинке? Какие (в денежном исчислении) для этого потребуются инвестиции со стороны государства, чтобы народ захотел туда вернуться?
Чтобы лучше понимать ситуацию, приведу один пример. В ВКО почти на границе с Россией есть одно уникальное место – Рахмановские ключи, где расположен санаторий. Так вот, чтобы добраться до него из Алматы, требуется двое суток. Так складываются все варианты путей – будь то авиасообщение, железная дорога или использование автомобиля. То есть даже такой очень привлекательный в туристическом плане район невозможно развить, не вложив туда огромные деньги, не создав там необходимой инфраструктуры, и в первую очередь транспортной. Соответственно развитие любого отдаленного сельского района потребует еще больших инвестиций. А в условиях продолжающегося кризиса это представляется весьма проблематичным.
- Какие пути разрешения этой важной проблемы вы видите?
- Эти пути не просто наметились, они уже реализуются. Я имею в виду привлечение китайской рабочей силы для работы в аграрном секторе ВКО. В частности, в Урджарском районе китайцы впервые официально взяли в аренду землю.
В своем Послании народу Казахстана в январе нынешнего года президент Н. Назарбаев сказал, что мы должны рассмотреть возможности передачи земель в аренду иностранным компаниям, и этого не надо бояться. Потому что вслед за этим придут новые инвестиции, передовые агротехнологии. Если иностранные компании будут брать в аренду землю и использовать современные методы ведения сельского хозяйства, то это не только увеличит производство продукции, но и повысит конкурентоспособность. Работа в этом направлении ведется правительством уже давно, и начало нынешнего года можно назвать рубежным в плане практической реализации такой политики.
Дополнительным подтверждением этому является тот факт, что на 7-м заседании Подкомитета по торгово-экономическому сотрудничеству РК и КНР, которое состоялось в феврале 2014-го в Пекине, обе стороны обсудили, среди прочего, вопросы строительства зернового терминала на границе с Казахстана и Китая, а также отметили создание совместной рабочей группы в области сельского хозяйства, которая будет прорабатывать вопросы наращивания объемов поставок казахстанской пшеницы и муки в Китай и их транзита в третьи страны через территорию КНР.

Не так страшен черт, как его малюют?..
- Из ваших слов получается, что уровень угроз, связанных с обезлюдиванием приграничных территорий, в массовом восприятии несколько преувеличен?
- Нет, обезлюдивание происходит, но необходимо искать пути решения проблемы, а не идти по пути нагнетания алармизма, фобий и т.д. Я считаю, что аким ВКО Бердибек Сапарбаев является весьма прагматичным руководителем, и то, как он развивает приграничное сотрудничество с Китаем – это, так сказать, отработка модели взаимодействия с нашим большим соседом и один из вариантов решения проблем развития региона.
Налицо комплексный подход, который предусматривает строительство железной дороги на Майкапшагай, создание мелких и средних производств по переработке сельскохозяйственного сырья, совместного предприятия по сборке мини-сельхозтехники и запасных частей к ней. Эти объекты очень важны для ВКО. Сегодня за счет средств Китая в ВКО построены газопровод протяженностью 93 км и газораспределительная станция. Одна школа в Зайсане уже отапливается газом, последний также подается в несколько жилых домов города. Такие подходы способствуют росту инвестиционной привлекательности региона, что, в свою очередь, не может не отражаться на социальном самочувствии жителей Зайсанского района, население которого стало расти.
Мы проводили репрезентативное социологическое исследование среди городского населения РК по поводу отношения казахстанцев к китайской миграции. К сожалению, за последние пять лет, с 2007-го по 2012-й, практически во всех областях отношение к китайским мигрантам ухудшилось. И только в двух регионах оно улучшилось – в Восточном и Центральном регионе: в ВКО 93% респондентов нейтрально или положительно относятся к китайским гражданам (это самый высокий показатель по Казахстану), причем 36% из них относятся хорошо или очень хорошо.
Я думаю, что низкий уровень алармизма и фобий в ВКО можно объяснить тем, что местные жители практически каждый день взаимодействуют с китайскими (в основном с синьцзянскими) партнерами (ведь именно в СУАР проживает почти вся казахская диаспора КНР), постоянно осуществляются торговые операции, реализуются различные совместные проекты, налаживается автомобильное и железнодорожное сообщение, интенсифицируются трансграничные контакты. То есть происходит реальное экономическое и торговое взаимодействие, укрепляются контакты по линии малого и среднего бизнеса, и это в целом способствует формированию среды для позитивного восприятия партнерства с китайской стороной.

Комментарии