ЧЕТВЕРГ, 22 АВГУСТА 2019 ГОДА
22-05-2014, 22:24

Евразийская интеграция: взгляд деловых людей


"Союзный договор"

Недавно был опубликован проект договора о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Понятно, что анализ такого документа - удел, прежде всего, профессиональных экспертов. Мы обратились к одному из них, попросив его ответить на ряд вопросов, которые больше всего волнуют наше общество. Это первый заместитель председателя правления Национальной экономической палаты (НПП) Рахим Ошакбаев. - По логике, любой интеграционный договор строится на принципах компромиссов. С этой точки зрения есть ли в проекте договора об ЕАЭС положения, которые не совсем устраивают Казахстан или не отвечают его интересам? - Во-первых, следует отметить, что правительство РК предоставило казахстанскому бизнес-сообществу полную возможность участвовать в переговорном процессе, да и в целом в выработке позиции Казахстана по различным разделам договора. С ноября прошлого года в Национальную палату поступали текущие редакции текста договора, которые мы сразу публиковали на сайте для обеспечения максимальной вовлеченности бизнеса. Всего было размещено шесть редакций. Сейчас на нашем сайте palata.kz вы сможете скачать последнюю актуальную версию документа, которая, как предполагается, пойдет на подписание глав государств 29 мая. Все это дало казахстанским предпринимателям возможность изучать документ и высказывать свои мнения. По итогам полученных замечаний и предложений на площадке Нацпалаты проведено свыше 30 очных рабочих совещаний по обсуждению различных разделов договора с привлечением ассоциаций, экспертов, с подключением через видеоконференцсвязь региональных предпринимателей. Мы приняли участие в большом количестве различных мероприятий, в том числе в подготовке к заседаниям Совета ЕЭК, в заседаниях экспертных групп в Астане, Москве и Минске. В результате были выработаны позиции предпринимательского сообщества Казахстана практически по всем разделам договора, они доведены до уполномоченных госорганов. В целом наша палата официально внесла в правительство свыше 120 замечаний и предложений. Подавляющее большинство предложений отечественного бизнеса (транспорт, электроэнергетика, промышленная политика, промсубсидии, госзакупки, техническое регулирование, услуги и инвестиции, а также многое другое) стали официальной позицией казахстанской переговорной группы и вошли в итоговую редакцию проекта договора. Более того, правительство дало представителям Нацпалаты возможность участвовать в самих переговорах, непосредственно работать на экспертном уровне для выработки тех или иных редакций статей договора. Также мы постарались сделать процесс участия бизнес-сообщества в переговорах максимально транспарентным и освещать его в публичном пространстве. Всего с ноября прошлого года в рамках обсуждения проекта договора палата опубликовала более 170 материалов в СМИ, на нашем официальном сайте регулярно размещались новости, которые информировали о состоянии переговорного процесса по тем или иным разделам. Те возможности по участию в формировании законодательства ЕАЭС, которые правительство РК предоставило бизнес-сообществу, можно сказать, стали беспрецедентными. Для сравнения: ни у российских, ни у белорусских бизнес-ассоциаций нет даже актуальных версий договора, не говоря уже об участии в выработке страновой позиции. Это не осталось незамеченным, и мы получали от влиятельных российских ассоциаций, например, от РСПП, обращения с просьбой учесть интересы бизнеса при работе над договором. По этой причине, а также потому, что подавляющее большинство предложений бизнес-сообщества казахстанская сторона во главе с первым вице-премьером Бахытжаном Сагинтаевым отстояла в ходе переговоров, мы выражаем удовлетворение последней редакцией документа. Мы рассматривали кодифицированный договор с точки зрения экономического прагматизма - как возможность улучшить действующую нормативную базу Таможенного союза, исходя из уже полученного опыта. И у Казахстана это получилось. - Вы можете показать эволюцию проекта договора об ЕАЭС? Что в нем было первоначально и что сохранилось в окончательной версии? - Этот процесс можно отследить на примере работы НПП по основным функциональным направлениям проекта договора. А они следующие: Транспорт: - исключение снятия ограничений на каботажные перевозки; - исключение Единых правил предоставления исключительных тарифов; - исключение унификации транзитных тарифов на железнодорожные перевозки; - исключение формирования общего рынка транспортных услуг. Промышленность: - четко обозначена возможность проведения независимой промышленной политики; - исключена необходимость согласования специфических субсидий; - включен в перечень изъятий вопрос о промышленной сборке. Техническое регулирование: - исключена необходимость технического регулирования процессов проектирования (включая изыскания) и строительства. Электроэнергетика: - поэтапное формирование общего рынка электроэнергии. Институциональная часть: - введение оценки регулирующего воздействия решений ЕЭК на над­нацио­нальном уровне; - возможность участия представителей бизнеса во всех консультативно-совещательных органах ЕЭК; - возможность сторон делегировать представление определенных интересов (например, интересов предпринимательства) в Суде Союза негосударственным (в частности, общественным) организациям. Торговля услугами: - исключение корзин услуг и утверждение их решениями Высшего совета после подписания договора; - включение изъятия по местному содержанию закупок квазигосударственного сектора; - нераспространение раздела о торговле услугами на отраслевые разделы (транспорт, естественные монополии). К этому можно добавить, что в настоящее время услуги являются важным компонентом взаимной торговли стран ТС и ЕЭП. Доля сектора услуг в экономике Казахстан составляет более половины ВВП - 52,6%. Вместе с тем, рынки услуг в рамках ЕЭП не интегрированы в полной мере. К примеру, в Казахстане их доля во внешнеторговом обороте составляет всего 9% (в основном это транспортные услуги). Либерализация рынка услуг в рамках создания ЕЭС позволит активизировать торговлю ими. - Предусмотрен ли в проекте договора механизм выхода из него государств-участников? - Да, прямо предусмотрен в статье 118, которая гласит, что любое государство-член вправе выйти из договора, направив депозитарию по дипломатическим каналам письменное уведомление о своем намерении. Действие договора в отношении этого государства прекращается по истечении 12 месяцев с даты получения депозитарием такого уведомления. Государство-член, уведомившее о таком своем намерении, обязано урегулировать финансовые обязательства, возникшие в связи с его участием в договоре. На основе уведомления Высший совет принимает решение о начале процесса урегулирования обязательств. Выход из договора автоматически влечет прекращение членства в ЕАЭС и выход из международных договоров в рамках этого союза. - Какие еще возможности открывает евразийская экономическая интеграция для казахстанских производителей? - Отечественные производители успешно осваивают рынки стран Таможенного союза. Объем экспорта несырьевых товаров в Россию и Беларусь с 2010 года вырос более чем на 30% , тогда как объем экспорта в третьи страны увеличился на 11%. Помимо традиционных экспортных позиций, таких, как металлические изделия, в разы вырос экспорт определенных видов обуви, кондитерских изделий, пшеницы, пластмасс, автомобилей и ряда других видов продукции. Таким образом, бизнес уже активно реагирует на интеграционные процессы. Значительно и достаточно резко меняется структура экспорта в пользу несырьевых товаров. Это, безусловно, очень положительная тенденция, которая отражает одну из целей, заложенных в Послании президента РК Нурсултана Назарбаева народу Казахстана от 17 января 2014 года. Особое место в развитии взаимной торговли занимают приграничные регионы. В 12-ти приграничных с нами субъектах РФ проживают 27 млн. человек - это в пять раз больше населения семи приграничных с Россией областей Казахстана (5,5 млн.). Три ближайших региона - новосибирский, омский и самарский - представляют собой рынок в 8 млн. потенциальных потребителей. Это одно из наиболее перспективных направлений развития взаимной торговли, в особенности для малого и среднего бизнеса. Кроме того, в перспективе ЕАЭС может расширить границы и емкость общего рынка за счет вступления новых государств-членов (Армения, Кыргызстан и другие). - Как отразится евразийская экономическая интеграция на инвестиционной привлекательности Казахстана? - Вследствие расширения рынка интерес к нашей экономике проявляют крупные инвесторы не только России, но и третьих стран. Например, это касается автомобилестроения: удалось привлечь мировые бренды Toyota, Hunday, Iveco и др. Притоку инвестиций также способствует упрощение процедур учреждения и деятельности, предоставление национального режима, возмещение ущерба и гарантии инвесторам. С 2010 года валовой приток прямых иностранных инвестиций в Казахстан из стран ТС и ЕЭП вырос почти на 35% и достиг 1,5 млрд. долл. США. Количество зарегистрированных совместных с российским и белорусским капиталом предприятий превышает 10 000, в том числе 400 средних и крупных. В относительном выражении это почти треть всех СП в Казахстане. - Наверное, нельзя не затронуть такую важную тему, как передвижение трудовых ресурсов… - Несомненно. Потому что экономика - это не только финансы, промышленность или торговля, но и трудовые ресурсы, то есть люди, непосредственно участвующие в экономических процессах. В этом смысле упрощаются процедуры при трудоустройстве в странах ТС и ЕЭП. Исключена необходимость получения разрешения на трудоустройство. Также планируется осуществлять взаимное признание без легализации документов государственного образца об образовании. Для предпринимательства это означает возможность с минимальными административными издержками привлекать на работу специалистов из России и Беларуси, если таких специалистов нет на рынке труда в Казахстане. - Одним словом, некоторые опасения по поводу ЕАЭС, существующие у части нашего общества, преувеличены? - В целом после четырех лет функционирования Таможенного союза и двух лет работы Единого экономического пространства можно говорить о том, что экономическая интеграция состоялась, появляются новые возможности для развития бизнеса, предпринимательства. Вместе с тем, необходимо отметить, что экономическая интеграция предусматривает объединение только экономических сфер. Гуманитарные, социальные сферы, оборона, правопорядок - все это остается и должно впредь сохраняться в рамках суверенной нацио­нальной компетенции. Это принципиальная позиция Казахстана, которую мы полностью разделяем и поддерживаем.     Марат ШИБУТОВ, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества в Казахстане: "Проект договора об ЕАЭС устраивает Казахстан" Принципиальные расхождения были у Казахстана с Россией по следующим статьям (нумерация из первоначального варианта договора): Статья 5. Разграничение компетенции между Союзом и государствами-членами. Статья 6. Осуществление Союзом международной деятельности. Статья 8. Международные договоры с третьей стороной. Статья 10. Органы Союза. Основная проблема в этих статьях - они опережают общий уровень интеграции. Надо пояснить про уровни интеграции. Сейчас их несколько (нумерация по мере сложности): Преференциальная зона - это объединение стран, во взаимной торговле которых снижены или отменены таможенные пошлины на ввозимые товары. Это различные соглашения об избежании двойного налогообложения и льготной торговле между Казахстаном и какой-нибудь другой страной. Зона свободной торговли - тип международной интеграции, при котором в странах-участницах отменяются таможенные пошлины, налоги и сборы, а также количественные ограничения во взаимной торговле в соответствии с международным договором. Это зона свободной торговли СНГ, в которую входят страны СНГ. Таможенный союз - соглашение двух или более государств (форма межгосударственного соглашения) об отмене таможенных пошлин в торговле между ними, форма коллективного протекционизма от третьих стран. Таможенный союз предусматривает также образование "единой таможенной территории". Это Таможенный союз Казахстана, России и Беларуси. Общий рынок - форма экономической интеграции стран, предполагающая свободное перемещение товаров, работ и услуг, а также факторов производства - капитала, трудовых ресурсов - через границы стран, являющихся членами общего рынка. Это Единое экономическое пространство Казахстана, России и Беларуси. Экономический союз - это форма интеграции, включающая в себя особенности таможенного союза и общего рынка, а также добавляющая к ним соглашения о гармонизации фискальной и монетарной политики. Это Евразийский экономический союз, который будет создан 29 мая. Экономический и валютный союз - эта форма интеграции, включающая в себя особенности экономического союза и дополнительно к ним наднациональные органы управления и проведение единой макроэкономической политики, а также общую валюту. Ближайший аналог этому - Европейский союз. Так вот, часть прописанного в данных статьях имела больше функции экономического и валютного союза, чем просто экономического союза, то есть полномочия наднациональных органов в первоначальном договоре были слишком велики, что и было исправлено. Теперь они работают только в компетенции, предоставляемой им Договором и Высшим советом, а собственной инициативы лишаются. Отменено создание Межпарламентской ассамблеи как представительного органа ЕЭС. Учтено то, что надо соответствовать нормам и правилам ВТО, а также продекларировано, что после переходного периода изъятий не останется (это болезненная тема для Казахстана, так как наши алкоголь и сигареты до сих пор не могут нормально зайти на рынок России). В целом, как я могу судить, примерно 80% первоначального договора было переписано и изменено - это стало закономерным продолжением соглашений ЕЭП (общий рынок товаров, инвестиций и рабочей силы), а не попыткой скопировать Евросоюз, что, безусловно, на пользу Казахстану. Окончательная версия договора в целом устраивает нашу страну. Кенже ТАТИЛЯ

Комментарии