СРЕДА, 30 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДА
13789 31-03-2020, 15:04

Нужно ли менять систему казахских ценностей и как это делать?


Система ценностных ориентаций казахстанского общества весьма противоречива. На словах мы декларируем одно, а в реальности думаем и делаем совсем другое. Особенно ярко в последние годы это проявляется по отношению к языку, религии, патриотизму и даже к другим этносам. По сути, мы живем двойными стандартами и, самое опасное, считаем это нормой.

Таков один из выводов дискутеймента, посвященного обсуждению результатов исследования «Ценности казахстанского общества в социологическом измерении», которое было организовано Фондом им. Фридриха Эберта. Его проводили ученые с разным исследовательским опытом из различных организаций и университетов. Они были объединены одной целью - воссоздать более или менее точный ценностный облик казахстанского общества и описать, как выглядит простой обыватель на фоне современных мировых трендов.

Исследователи, к примеру, опровергли довольно распространенный тезис о том, что Казахстан тяготеет больше к восточной, нежели к европейской ценностной модели. Как показали результаты опроса, последняя не только служит ориентиром для многих наших граждан, но и оказывает влияние на интенсивную трансформацию социума в целом. Не подтвердился и тезис о патернализме, который якобы в высокой степени присущ казахстанскому обществу. Как выяснилось, от него наши соотечественники дистанцируются значительно активнее, чем от коллективизма, не связанного с понятиями семьи и рода, роль которых в нашей ценностной структуре по-прежнему незыблема, несмотря на активное внедрение индивидуализма. Также учеными были проверены и частично опровергнуты гипотезы об архаизации общественного сознания казахстанцев и о замещении постсоветского «ценностного вакуума» традиционализмом и фундаментализмом. 

Плюс была сделана попытка по-новому взглянуть на место семейных ценностей в структуре казахстанского общественного сознания, найти причины негативных тенденций последних двух десятилетий в семейно-демографической сфере, которые выражаются в сокращении числа браков и в росте количества разводов, особенно в первые годы супружества. Но главный вывод сводится к следующему: в стремлении догнать развитые страны мира в построении демократии и продвижении политической культуры, создании эффективной высокотехнологичной, инновационной экономики и зрелого гражданского общества Казахстану важно не растерять уникальные национальные ценности, переданные нам предыдущими поколениями.

СПРЯТАННЫЕ ЧУВСТВА

Речь, конечно, не идет о тех отсталых взглядах на жизнь, которые не вписываются в современную реальность. Однако именно их мы всеми силами тянем из далекого прошлого в настоящее. Как объясняет эту нашу особенность один из спикеров дискутеймента Галым Жусипбек, профессор университета имени Сулеймана Демиреля, многие люди не совсем верно понимают процессы национального развития и духовного возрождения, подразумевая под ними восстановление ценностей казахского общества прошлых веков. К слову, этим грешат даже представители научных кругов, утверждает политолог: «К сожалению, очень часто мы видим, как некоторые ученые, особенно при обсуждении вопросов истории, этнографии, фольклора, оперируют феодальными и даже архаическими ценностями, которые давно пора выбросить на помойку истории. К примеру, рассуждая об общечеловеческих ценностях, они вдруг начинают убеждать всех в том, что девушка/женщина - это товар, который нужно быстрее продать…». 

По его словам, в идеале ценности должны формироваться в семье, системой образования и т.д., однако в Казахстане на это в большей степени влияют неформальные институты. Отсюда и двойная мораль: «Мы заявляем, что все граждане Казахстана равны перед законом и должны уважать друг друга, но при этом продвигаем своих родственников (ағайындық), чтобы те нас не осудили. Мы декларируем сострадание, милосердие, но при этом деремся на дорогах из-за мелких поводов, каждая третья женщина в стране подвергается домашнему насилию (это согласно официальным данным, а на самом деле таких гораздо больше). Более того, по данным ЮНИСЕФ, 70 процентов казахстанских родителей признают все методы воспитания детей, включая физическое насилие, хотя последнее запрещено Конвенцией о правах ребенка, которую наша страна ратифицировала». 

Другой спикер, ЛГБТ-активист Амир Шайкежанов, объясняет эту тенденцию тем, что в авторитарной стране людям в принципе сложно говорить о том, что они на самом деле чувствуют и исповедуют. Они вынуждены мириться с ценностями, провозглашаемыми так называемым общественным мнением (говорить и делать то, «что принято»), адаптироваться к ним, быть конформистами, лишь бы интегрироваться в этот социум. 

- К примеру, они называют главной ценностью свободу, хотя при этом готовы дискриминировать других людей, - рассуждает эксперт. - Важными также считаются семейные ценности, поскольку мы живем в трайбалистском обществе, где человек представляет не только себя, но и свой род, район и т.д. Однако при этом в стране 40 процентов браков распадаются, долги по алиментам составляют огромные суммы, очень много абортов, детей-сирот, брошенных стариков. Вот это несоответствие, на мой взгляд, как раз таки и есть следствие той привычки или необходимости адаптироваться к социально-политической среде, в которой просто нет возможности быть собой и цениться как индивид. Хотя Конституция РК говорит о том, что человеческая жизнь является наивысшей ценностью, на самом деле такого отношения к ней у нас нет...

РАЗДВОЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ

Противоречия в ценностных ориентирах казахстанцев в свою очередь создают некую конкуренцию между их гражданской и этнической идентичностью. Причем последняя, по оценкам экспертов, явно перевешивает и становится опасным трендом. Как заметила модератор дискутеймента Толганай Умбеталиева, руководитель офиса Фонда имени Эберта в Алматы, этом тренду, судя по соцсетям, подвержены, в частности, представители среднего класса – люди с высшим образованием. По ее словам, у них сложилась некая ситуативная идентичность, то есть действуют они в зависимости от ситуации: «в одних случаях мы – казахи, в других – граждане Казахстана»... 

- Когда мы говорим, что Казахстан - национальное государство, подразумевая, по сути, этническое государство, то это можно назвать фашизмом, - продолжил главную мысль Галым Жусупбек. - Когда мы верим в то, что определенные качества передаются через гены, кровь (қанымызда бар), - это биологизм. Когда мы считаем, что тот, кто знает язык, является хорошим человеком, а того, кто не знает, подвергаем остракизму, – это расизм. Когда мы думаем, что у титульной нации больше прав, чем у других этносов, - это дискриминация. Между тем, такие представления сидят в подсознании многих. Спросите любого казахскоязычного поэта, писателя, историка - все они в это свято верят. В «Фейсбуке» даже появилось такое чисто расистское выражение «дұшпанның тілі» – язык врага. А еще в комментариях я встречал мнение, что тех же «дунган нельзя прощать, поскольку между ними и казахами сто лет назад была битва». Согласно этой логике, потомки должны нести наказание за то, что их предки когда-то сделали что-то плохое казахам (?!). И все это распространяется в сети неформальными институтами, формируя узко понимаемую и опасную эксклюзивную идентичность.

А печальнее всего то, что подобные настроения зачастую (возможно, ненамеренно) задаются и подогреваются самой властью. Политолог Мухтар Сенгирбай привел в пример президентские послания народу Казахстана, которые, как правило, передаются на двух языках, но в промежутках допускают обращение конкретно к казахам – «менің қазағым», «улттым». То есть даже сверху происходит разделение на «своих» и «других», транслируются разные месседжи разным аудиториям. «В вопросе определения казахстанской нации, как мне кажется, государство заняло выжидательную позицию: мол, время покажет, - считает эксперт. - А потому никто не знает, какая у нас идентичность – казахстанская или казахская. Есть лишь базовые концепты: государственный язык – казахский, дружба народов и т.д.».

ЖИЗНЬ КАК КИНО

Киновед и кинокритик Гульнара Абикеева считает, что наиболее сильно на формирование системы жизненных ценностей влияют визуальные сферы - кино, реклама, телевидение. Однако в своем нынешнем состоянии они не только не выполняют столь важную миссию, но и транслируют в общество ложные ценности. В пример эксперт привела несколько последних картин казахстанского производства:

- «Келинка Сабина», «Келинка тоже человек», «Гламур для дур» - какие ценности они могут формировать?! Лично меня поражает успех «Бизнеса по-казахски». Казахи в этом фильме показаны глупыми, необразованными, не знающими иностранных языков, не умеющими вести бизнес. При этом у них всегда находится «крутой» родственник (как правило, богатый бизнесмен), который выручает их в сложных ситуациях. Получается, главная наша ценность – не ум, не интеллект, не порядочность, а наличие влиятельных родственников?

Как констатировала киновед, в последние годы сценарии к фильмам пишет кто угодно - КВН-щики, «звезды» шоу-бизнеса, но только не профессионалы. То же самое касается и режиссуры. Отсюда и уровень кинематографа. Если и появляются качественные картины, то до массового зрителя они, как правило, не доходят.

- В 2019 году в Казахстане были сняты 45 фильмов. В основном это комедии, мелодрамы, которые вряд ли способны дать какие-то ценностные ориентиры. На мой взгляд, лишь пять картин, то есть менее 10 процентов, имеют социальную значимость. «Марьям», «Конокрады», «Черный, черный человек», «Тренинг личностного роста», «Девушка и море» - это то интеллектуальное кино, которое признается даже на Западе, но практически не имеет прокатной судьбы у нас. А ведь именно такие фильмы способны формировать гражданственность, культивировать уважение к правам человека. Однако вместо них мы крутим в наших кинотеатрах ширпотреб – глупые и поверхностные комедии, - резюмировала киновед. 

Еще один любопытный момент, на который она обратила внимание участников дискуссии, – это то, что кино у нас в стране снимают в основном казахи и только о казахах: «Почему мы декларируем ценности более чем ста этносов, но не снимаем кино о корейцах, дунганах и т.д.? Если дело и доходит до темы полиэтничности, то это фильмы исключительно о том, как в нашу республику были депортированы разные народы, как казахи им помогали и как дружно мы теперь живем... Считаю, надо обращать внимание на такие вещи, раз уж мы хотим построить здоровое гражданское общество».

Похожая ситуация наблюдается во многих других сферах и даже в образовательных программах, отметила Толганай Умбеталиева. По ее словам, достаточно заглянуть в учебник истории, где в основном рассказывается о казахах, и лишь маленькая глава посвящена другим этносам (опять же их переезду сюда и доброму отношению к ним со стороны местного населения).  При этом практически нет информации о том, через какие трудности им пришлось пройти, как они интегрировались в новое для себя общество. А потому неудивительно, говорит политолог, что у молодого поколения в принципе отсутствует понимание того, как образовалась многонациональность в Казахстане...

Подводя итоги, Галым Жусипбек назвал три универсальные ценности, вокруг которых должно строиться нормальное гражданское общество – взаимное уважение, эмпатия (сопереживание) и верховенство закона. Причем начать он предложил с самого, на его взгляд, важного – с защиты прав ребенка, благодаря чему в стране, уверен он, будут постепенно улучшаться и методы воспитания, и методы образования, и в целом будут формироваться здоровые жизненные ценности. А если еще Казахстан начнет строго соблюдать все международные договора и конвенции, к которым успел присоединиться за эти годы, то уже через  одно поколение, убежден эксперт, нам удастся построить полноценное общество, в котором каждый человек будет жить достойно и не думать о переезде за границу.

 

Комментарии