ЧЕТВЕРГ, 24 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДА
4681 14-12-2018, 06:00

Рейтинги акимов: чьим оценкам стоит доверять – экспертов или народа


На днях Центр социальных и политических исследований «Стратегия» обнародовал индекс оценки действий акимов регионов. Это одно из немногих в стране исследований работы глав местных администраций, которое опиралось именно на мнение граждан, а не экспертов. В итоге получилась совсем иная картина, нежели мы привыкли видеть.

К примеру, глава Павлодарской области, который в глазах экспертов был аутсайдером, здесь показал один из самых высоких результатов, заняв третье место – после градоначальников Алматы и Шымкента. Тогда как аким Кызылординской области, вечный фаворит в экспертных рейтингах, составляемых тем же центром «Стратегия» или, например, «Саясат Monitoring» (там он стабильно входит в тройку лидеров), на этот раз оказался лишь на 14-м месте из 17.

А самые низкие баллы получили руководители Жамбылской (17-е меcто), Западно-Казахстанской (16-е) и Мангистауской (15-е) областей, которые у «аналитиков» ходят в уверенных середнячках.

Возникает резонный вопрос: какие исследования являются более объективными – те, в которых участвуют сами граждане, или те, что основаны на мнении экспертов?

Первые, к сожалению, проводятся крайне редко, тогда как вторые – регулярно и даже слишком часто, вызывая порой серьезные нарекания. Во-первых, неизвестно, кто все эти «эксперты», насколько они компетентны, можно ли им доверять?

Во-вторых, подобные рейтинги в большинстве своем игнорируют такие важные показатели, как социальное самочувствие населения, степень его удовлетворенности качеством жизни и т. п. Они ставят во главу угла влиятельность акимов, их медийную активность, перспективность как политиков – то есть персональные характеристики, а не качество исполнения возложенных на них функций.

В-третьих, неизменным остается сам расклад. В лидерах традиционно оказываются акимы Алматы, Астаны (причем часто вне зависимости от того, кто конкретно занимает эти должности), а также Кызылординской области (с тех пор, как туда почти шесть лет назад пришел Крымбек Кушербаев), в аутсайдерах – акимы из категории политических «легковесов» либо занявшие свои посты незадолго до публикации.

Отсутствие какой-либо интриги и полезной информации делает подобные «табели о рангах» в принципе непривлекательными для общества. Не представляют они особого интереса и для центральной власти, которая ориентируется на собственные «внутренние» рейтинги, включающие гораздо большее количество индикаторов и играющие куда более серьезную роль в судьбе акимов. Вот только исследования эти не предназначены для широкой общественности.

А раз оценки экспертов не нужны ни гражданам, ни Ак Орде, то для кого они предназначены? Какой вообще в них смысл?

Чингиз Лепсибаев, президент ОФ «Евразийский экс­пертный совет»:

«Они уподобляются рейтингам из глянцевых журналов»

– Составлением рейтингов акимов сегодня занимается целый ряд различных организаций. Наиболее известны среди них те, которые публикуют Sayasat.org («Саясат-Monitoring») и Центр социальных и политических исследований «Стратегия». Как и любые рейтинги, они весьма субъективны, поскольку основаны на личных мнениях и оценках политологов, экономистов, блогеров и журналистов. Которых, кстати, немного: к примеру, в последний раз (июнь 2018 года) Sayasat.org привлек 17 экспертов, а ЦСПИ «Стратегия» – 26.

При этом используются всего 5-7 критериев, среди которых есть такие, как «политический вес», «перспективность», «информационная открытость», «удовлетворенность населения», «управление экономической и внутриполитической ситуацией в регионе».

На мой взгляд, половина данных субстанций субъективна и базируется исключительно на личных ощущениях и представлениях экспертов. При этом наличие среди них блогеров делает такие рейтинги еще более сомнительными в плане объективности. К примеру, среди респондентов я не обнаружил специалистов в сфере государственного администрирования, экономистов, правозащитников – их участие наверняка повлияло бы на итоговые результаты.

Проблема в том, что в Казахстане нет публичного рейтинга, который бы учитывал социальноэкономическое развитие регионов, объемы и окупаемость инвестиций, степень привлекательности бренда той или иной территории. Нет даже прозрачной и понятной в динамике карты дотаций, получаемых из республиканского бюджета. Как следствие, строго дотационный регион может в одночасье стать лидером в рейтинге за счет подмены сути, то есть благодаря внешней картинке...

Любопытно, что авторы таких «исследований» полностью игнорируют формат международных рейтингов, которые формируются на основе как минимум 20–30 показателей и открытых данных правительства и местных администраций. Я считаю, что идеальный рейтинг должен основываться либо на открытых и измеряемых показателях, либо на результатах прозрачного голосования граждан. В противном случае они становятся подобными рейтингам из глянцевых журналов, которые предназначены для усиления популярности ресурса, и не более того...

Я бы порекомендовал составителям рейтингов акимов брать пример с международных рейтинговых агентств или хотя бы с индекса конкурентоспособности регионов Казахстана, который делает журнал «Форбс». Раз уж они берутся ранжировать акимов, то должны стремиться раскрыть истинные результаты их работы, а не показательные мероприятия по случаю визита главы государства или в рамках отчета по какой-нибудь госпрограмме.

Уразгали Сельтеев, политолог: «Подобные рейтинги мало кому интересны»

– Начнем с того, что подобные рейтинги мало кому интересны, тем более в сравнительных аспектах. Широкая общественность практически безразлична к ним. Я знаком с результатами некоторых массовых опросов, проводившихся с целью замера социального самочувствия граждан. Они показали, что более половины казахстанцев не могут даже вспомнить и правильно назвать фамилию акима своей области или города. Отсюда можно сделать соответствующие выводы.

Центральная власть тоже не заинтересована в позиционировании акимов в такой плоскости. Для Ак-Орды важнее, чтобы акимы отрабатывали ряд ключевых направлений. Это обеспечение социально-экономической и общественно-политической стабильности во вверенном регионе, сбор налогов в республиканский бюджет и освоение выделяемых государственных средств, увеличение притока инвестиций, создание новых производств и рабочих мест, недопущение ощутимого сокращения штатной численности на крупных производствах и социально-трудовых конфликтов.

При этом я знаю, что многие акимы очень чувствительно относятся к публичным рейтингам. У некоторых даже возникает паника, когда они оказываются в аутсайдерах. Но они тревожатся не за свой имидж в общественном мнении. Их беспокоит, что результаты рейтингов могут быть использованы в разных контекстах при подготовке аналитических записок на имя главы государства.

Более объективная информация о качестве работы акимов аккумулируется на другом уровне. В администрации президента есть структуры, которые занимаются оценкой эффективности деятельности госорганов. Там осуществляются контроль и сверка на предмет выполнения госпрограмм развития и поручений главы государства.

Что касается самих рейтингов, то для их составителей они важны скорее как публичный информационно-аналитический продукт. Это что-то вроде попытки измерить степень влияния или роста управленческих кадров, представить общий расклад внутриполитической элиты, спрогнозировать кадровые перестановки. Такими данными, кстати, можно выгодно манипулировать.

Соглашусь, что возникает много вопросов по поводу их объективности. Во-первых, репрезентативность здесь невысокая. В совокупности 20-30 опрошенных экспертов это несерьезно. Вот если бы такое число респондентов было от каждого региона...

Во-вторых, могу предположить, что многие эксперты слабо погружены в нюансы и реальную текущую ситуацию в конкретных областях. Высока вероятность того, что подобные суждения и оценки базируются в основном на восприятии информационных потоков, а значит, являются поверхностными. В таком случае субъективность, можно сказать, зашкаливает.

То есть показатели деятельности акимов становятся зависимыми от эффективности работы служб по связям с общественностью и СМИ. А таких специалистов и структур у акимов практически нет. Есть пресс-службы и пресс-секретари, которые занимаются односторонним освещением работы акимата. В основном это бывшие журналисты.

Функционал ограничен. Все сводится к рассылке однотипных релизов и проведению прессконференций. Можно, конечно, назвать несколько удачных примеров формирования инфоповодов, но это фрагментарные и бессистемные действия, рассчитанные на краткосрочный эффект. Также нет тех, кто может нивелировать побочные эффекты от попадания негативной информации в СМИ.

Другими словами, даже имея не очень хорошие результаты и показатели, можно преподносить их в выгодном ключе. Все зависит от грамотного позиционирования. Однако, если говорить в целом, в госаппарате нет компетентных кадров, способных концептуально выстраивать коммуникационную среду. Хотя даже этого будет недостаточно. Мало заретушировать изъяны информационно – их надо устранять. В регионах главная проблема – отсутствие аналитики плюс отсутствие понимания ее важности. Нужны профессионалы, которые будут проводить глубокий анализ процессов в ключевых сферах, фиксировать проблемные зоны, выявлять потенциальные риски, предлагать конкретные решения. Но для таких специалистов госслужба финансово непривлекательна. Поэтому региональным властям я бы порекомендовал задействовать внештатных консультантов. В итоге обойдется дешевле – как для дела, так и для репутации.




Комментарии