ЧЕТВЕРГ, 24 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДА
74912 27-08-2020, 14:13

Последний бой агашек: клановая борьба по-казахски


Битвы кланов – явление для независимого Казахстана постоянное, они имели место на протяжении всех последних тридцати лет. Одни заканчивались «малой кровью», другие приводили к серьезным изменениям во внутриполитическом раскладе сил. Что касается нынешнего межкланового противостояния, то его итоги пока никто не берется предсказать – процесс, как говорится, в самом разгаре. А вот очертить контуры этой конфронтации вполне реально. Что и попыталась сделать политолог Айгуль Омарова.  

Покой им только снится

- Айгуль, как и ожидалось, после ухода первого президента со своего поста борьба кланов в Казахстане обострилась. Скандалы, интриги, расследования, в которых фигурируют громкие имена, снова вернулись в информационное поле. Как вы оцениваете сегодняшние масштабы этого противостояния?

- Действительно, прогнозы многих политологов относительно развития событий в транзитный период сбываются. Мы не знаем всего, но ощущаем, что масштабы подковерной борьбы расширяются с каждым днем. И это легко объяснить тем, что сохранить за собой место под солнцем хотят многие. Обострение борьбы кланов происходит во всех сферах и на различных уровнях, включая кадровые назначения. Даже участившиеся стычки на межнациональной почве я бы связала с этим процессом. Не странно ли, что люди, десятилетиями жившие бок о бок, вдруг начинают устраивать этнические распри? Если прежде, случись такое ЧП, старейшины быстро урегулировали бы вопрос, то сейчас столкновения выливаются не только в массовые драки, но и в поджоги, угрозы расправы, вплоть до убийства. Следовательно, это кому-то нужно и соответствующие настроения кем-то подогреваются. И, скорее всего, даже не теми, кто действует внутри региона, а извне. Такое не может не настораживать и вполне укладывается в логику «войны кланов». Особенно это чувствуется на юге. На севере и востоке страны в силу того, что население там более дисперсное и полиэтничное, межклановые противоречия проявляются не так остро. Но что-то мне подсказывает, что кукловоды постараются разжечь огонь и в этих регионах.

- Раз уж вы сами заговорили о кукловодах, то ответьте на вопрос: кто сегодня стоит во главе кланов – все те же агашки, ушедшие на покой, или власть перешла в руки молодых менеджеров? Трансформировались ли сами кланы за последние годы и что они представляют из себя сегодня?  

-  Если раньше понятие «клан» неизменно связывалось с родом, родовой общиной или даже патриархальной семьей (чуть позже так стали именовать и трудовые династии), то теперь оно приобрело иное значение. Сегодня под кланами мы понимаем политические группы, тесно связанные с олигархией. При этом внутри них связи могут быть как родственными (представители одного рода и примкнувшие к ним зятья, невестки, их родители и так далее), так и через вертикаль власти и финансы.

Как правило, кланы формируются вокруг лидеров, под которыми в нашем случае действительно подразумеваются разного рода агашки. Они уже давно отошли от, скажем так, оперативного руководства, но влияние свое не растеряли. Более того, эти люди «закрылись», и о том, чем они заняты, мы можем судить лишь по кадровым изменениям. Именно они находятся во главе кланов. За ними следуют публичные политики, занимающие те или иные позиции в иерархии государственной власти. Разумеется, без поддержки финансово-промышленного капитала они не смогут действовать полноценно. Кроме того, у них есть свои СМИ, через которые всегда можно организовать информационную атаку на того или иногополитика, бизнесмена, если он не желает играть по правилам игры того или иного клана. Всплески внутриклановых и межклановых войн мы видим на примерах возбуждения уголовных дел или необъяснимых, на первый взгляд, отставок. Однако в условиях сегодняшней казахстанской реальности агашкам в силу их преклонного возраста придется передать свои полномочия.

Существующие сейчас в нашей стране кланы я бы условно квалифицировала так: шымкентский, жамбылский и алматинский. Первые два перманентно воюют между собой, но все их действия направлены на ослабление третьего – алматинского. У западных казахов после отставок Имангали Тасмагамбетова и Аслана Мусина, бегства за границу братьев Рыскалиевых кланов как оформленных групп влияния практически не осталось. Ну, а у нас, северян, они как таковые отсутствуют в силу того, что нет агашек, желающих их возглавить. Впрочем, не удивлюсь, если вдруг появится альянс северных и восточных казахов, который будут позиционировать как некий клан. Однако сомневаюсь, что он будет иметь успех – по причинам, названным выше.  

Многие последние события в стране находят свое объяснение, если рассматривать их с точки зрения борьбы кланов. В том числе и условно-досрочное освобождение таких известных людей, как Баглан Майлыбаев, Мухтар Джакишев и другие. В этот же ряд можно занести возвращение братьям Рыскалиевым их денег. И да, если кто-то скажет, что, мол, УДО отдельных персон произошло согласно нормам законодательства, то с этим не ко мне. К примеру, УДО Джакишева наступило давно, но произошло только сейчас. А значит, говоря словами Маяковского, «это кому-нибудь нужно».

Фактор Елбасы

- Какие силы вовлечены в сегодняшнюю борьбу за власть? Участвуют ли в ней те, кто в силу разных обстоятельств находится «за кадром» – представители «старой гвардии», члены семьи первого президента? Насколько серьезны имеющиеся в их арсенале ресурсы?

- Более чем серьезны. Это и финансовые, и информационные ресурсы, что в наше время значит очень многое. Но фамилий назвать не могу. Во-первых, все, что я говорю, - это конспирологические версии, основанные на анализе происходящего. Во-вторых, доказательств, как вы сами понимаете, у меня нет, я пользуюсь только открытыми источниками. А значит, упоминание любой фамилии чревато для меня последствиями. И да, в борьбе за власть сегодня, разумеется, участвуют и те, кто, как вы сказали, находится за кадром.

К слову, не так давно на одном из сайтов появилась любопытная публикация под громким заголовком, в которой фигурирует имя бывшего акима Алматы Имангали Тасмагамбетова. Причем журналистский текст отсутствует, выложены только копии документов. Уместно задать вопрос: а откуда у редакции эти документы? Если даже они есть в открытом доступе, то почему понадобилось вытаскивать их именно сейчас? Разумеется, журналисты могут сказать, что просто ведут расследования, на которых они якобы специализируются. Но я склонна рассматривать появление этой публикации как отголосок клановой войны. Видимо, нас ждёт «жаркая» осень.

- Как далеко готовы зайти в сегодняшней войне кланы, и что для них является сдерживающим фактором? До сих пор в этой роли выступает первый президент, и не потому ли вокруг его фигуры, вокруг его семьи с новой силой нагнетается негативный информационный фон?

- Много лет назад Серикболсын Абдильдин сказал мне: «Запомни, Айгуль, придёт время, когда мы с тобой будем защищать Назарбаева». Серикболсына Абдильдаевича не стало 31 декабря 2019 года, но он точно предугадал, как будут развиваться события. К сожалению, сегодня наступило время, когда необходимо защищать Елбасы. Скажу сразу: в силу разных причин я без пиетета отношусь к первому президенту Казахстана. Но, в отличие от многих других, помню, каким он был в начале 1990-х, и имею возможность сравнить с тем, каким он стал сегодня. К сожалению, люди, находящиеся на самом верху политического Олимпа, могут радикально меняться - и не потому, что они плохие, а в силу того, что так на них влияет окружение.  

В августе 1995 года была принята новая Конституция, которая закрепила президентскую форму правления. В последующие годы в нее вносили изменения, которые делегировали главе государства еще больше полномочий. При этом подавляющее большинство граждан молчало. А сегодня вдруг все разом очнулись и начинают призывать: «Оян, Казахстан!».  Но я не верю в коллективное прозрение. Так не бывает. Значит, кому-то нужно будоражить массы.

Скажем, недавно в весьма популярном издании появилась статья одного господина, который, не стесняясь в выражениях, все беды сваливает на бывшего президента страны. Зная этого господина лично, не могу не предположить, что в данном случае он получил отмашку от какого-то достаточно влиятельного лица. При этом, естественно, не упоминается, что автор публикации был в 90-е годы вице-министром информации, не так давно возглавлял одно государственное издание – то есть занимался пропагандой существующего режима. А тут вдруг «очнулся», прозрел и стал критиком.

Фактор первого президента РК, действительно, удерживает борьбу кланов в определенных рамках. Но, похоже, такое положение дел устраивает не всех, и потому вперед выдвигаются «штыки» в виде упомянутой особы или кого-то еще. Если совсем недавно лишь Мухтар Аблязов позволял себе открыто критиковать Елбасы, то сейчас не стесняется в выражениях и бывший председатель КНБ РК Альнур Мусаев, который в свое время давал присягу служить суверенному Казахстану. И в этом я тоже вижу проявление клановых войн, как и в создании вокруг Елбасы и его родных негативного информационного фона.

В то же время у Нурсултана Назарбаева еще достаточно сил и, видимо, чтобы не допустить того, что происходит, к примеру, сейчас в Беларуси, ему надо более открыто проявлять себя в качестве арбитра, стоящего над схваткой. Он вполне в состоянии сдерживать противостояние кланов.

К сожалению, те, кто рвется к власти, а именно этим и вызвано обострение внутриэлитной войны, в большинстве своем не являются государственниками. Их не заботят ни территориальная целостность страны, ни ее национальная безопасность. И уж тем более им плевать на народ. Народ, а точнее, отдельные кучки людей, нужны им лишь в качестве инструмента, манипулируя которым, можно двигаться к намеченной цели. Некоторых из них вполне устраивает вариант «цветной революции», при этом им абсолютно «по барабану» то, что ни в Грузии, ни в Украине, ни в Кыргызстане после таких катаклизмов жизнь граждан не улучшилась. И в этой ситуации Нурсултану Назарбаеву, очевидно, стоит больше апеллировать к народу, призывать к миру и согласию.

Наступающий политический сезон будет «жарким»

- Вы затронули тему Беларуси. Влияет ли на процесс борьбы за власть внутри Казахстана внешнеполитическая повестка?

- Конечно, влияет. Мы же не в вакууме живем. Я бы даже сказала, что события в Беларуси и Казахстане как-то связаны. Ведь не случайно усиление информационного негатива в адрес Елбасы и его семьи совпало по времени с началом протестных акций в Минске. Да и в глобальном масштабе события вне нашей страны эхом отзываются у нас.

- Можно ли подвести предварительные итоги клановой борьбы? Кто пострадал, кого ранило или убило?

- Такие итоги подводить еще рано. Пока потери и приобретения происходят на уровне отставок и назначений тех или иных чиновников, что на положении кланов в целом серьезно не сказывается.

- Если говорить о средствах борьбы, используемых кланами, то на каких механизмах вы бы акцентировали внимание? Это добрые старые «сливы», или же война между противниками прибавила в качестве и, следовательно, стала более эффективной?

- Средства борьбы все те же: «слив» якобы компромата (а поскольку система устроена таким образом, что замарать можно любого, то компромат найдется на каждого), инициирование уголовных дел (благо масштабы коррупции в стране дают немало оснований для возбуждения таких дел). Единственное – более разнообразными и изощренными стали методы информационного воздействия. Это и традиционные СМИ, и социальные сети, включая «Фейсбук» и «Твиттер». Также используются «Инстаграм» и различные телеграмм-каналы.

Если учесть массированность информационных атак, то несложно предположить, что у людей, не столь внимательно следящих за событиями, создается впечатление, будто человек, против которого направлена атака, и в самом деле, мягко говоря, нехороший тип или коррупционер. Однако те, кто пытается манипулировать общественным мнением, не всегда просчитывают последствия. Например, когда недавно в соцсетях появилось видео с танцующей на яхте Даригой Назарбаевой, многие выразили недоумение: почему видеоролик, снятый несколько лет назад, был размещен в Интернете именно сейчас? Некоторые даже писали: мол, здорово, что человек может позволить себе расслабиться. Не понравилось народу только то, что она танцевала под священную песню о войне. Иначе говоря, инициаторы информационной атаки не добились того эффекта, на который рассчитывали.

- Чем может завершиться нынешняя межклановая борьба?

- Думаю, что впереди нас ждут весьма интересные события. У кого-то из агашек, возглавляющих кланы, или у тех, кому они передадут свои лидерские полномочия, не выдержат нервы. Любой ценой удержать статус-кво, а в идеале добиться еще более выигрышных позиций в иерархии власти – их главная цель, для достижения которой все средства хороши. Поэтому не сомневаюсь, что мы увидим немало арестов и услышим много громких обвинений в набирающем старт новом политическом сезоне.

Комментарии