ВОСКРЕСЕНЬЕ, 24 ИЮНЯ 2018 ГОДА
75606 20-02-2018, 15:57

Казахстанец Абдыгали Али: В Японии не дают в долг и не приезжают в гости без приглашения

KZ RUS ENG

«Иностранцам, особенно из СНГ, легче не принимать чужую страну, чем понять ее. Потому что здесь нельзя врать, давать пустые обещания, шуметь после 21.00, бросать мусор, плевать. Здесь не дают в долг и несут личную ответственность за свою жизнь», - говорит живущий много лет в Японии казахстанец.

Не занимаю даже друзьям

- 12 лет назад я женился на своей однокурснице (мы вместе учились в Китае) японке Айко Тани, - рассказывает бывший житель города Талгар, что под Алматы, Абдыгали Али. - Это сейчас, пройдя через ссоры и даже кратковременные расставания, мы стали понимать друг друга с полуслова. Первые годы было очень сложно и мне, и ей. Если у меня был культурный шок от чужой для меня страны, то у нее – шок от многих моих привычек. Я, например, любил занимать деньги друзьям из Казахстана, но японцы не дают в долг даже своим родителям. Не умел планировать дела не то что на год - даже на следующий день. Слово «экономить» было для меня чужим – как только в кармане появлялись деньги, тут же бежал их тратить. Ей это было непонятно абсолютно: «Как?! Тебе 25 лет, а ты не умеешь обращаться ни со своей жизнью, ни со своими деньгами! У нас так не ведут себя даже дети». И в самом деле, сейчас мои дети, полуказахи-полуяпонцы, записывают в специальный дневник все свои ежедневные расходы.

Когда мы сыграли свадьбу в Казахстане и приехали в Японию, денег у нас не было совсем. Чтобы снять квартиру, пришлось работать в нескольких местах. Когда я говорил, что позвоню в Казахстан (пусть родственники вышлют денег), жена запрещала даже заикаться об этом. Теперь это вошло в привычку: я не занимаю никому. «Какой ты стал жадный. Ты что, забыл, что мы вместе росли?», - говорят мне друзья. Я научился твердо отвечать им, что могу дать небольшую сумму без возврата, но о займах не может быть и речи.

Однажды, на заре нашей совместной жизни я спросил у жены, что мне делать, если друг попал в беду и он нуждается в деньгах? Она мне объяснила как ребенку: «Если он взрослый и здравомыслящий человек, то почему не отложил деньги для такого случая? Это первое. Второе: почему не застраховался?». И, потеряв всякую японскую сдержанность, в сердцах добавила, что так безответственно к своей жизни в ее понимании могут относиться только казахи. «Вы всю ответственность за жизнь перекладывает на друзей и родственников», - сказала она.

По японским понятиям каждый человек сам должен решать свои проблемы. Если начал кого-то напрягать, это не есть хорошо. Я это начал понимать, только прожив здесь больше десяти лет. Моя жена с трудом, но тоже научилась понимать меня и даже чуть-чуть перенимать мои казахские привычки.

Казахстанец Абдыгали Али: В Японии не дают в долг и не приезжают в гости без приглашения

- Например?

- Например, раньше она строго следовала режиму. В 21.00 вся семья должна быть в постели. Сейчас же она может лечь в 21.30, потому что у меня перед сном начинаются отечественные движения – я зову жену попить чаю или кофе. И она соглашается! Я ее пристрастил к черному чаю. В последнее время она борется с этой вредной привычкой, но у нее плохо получается. А для меня выпить чай перед сном – ритуал.

Еще я повлиял на жену тем, что она, так же, как и я, стала делать незапланированные покупки. В Японии каждая семья обычно заносит месячные расходы в блокнот. Подбив в конце месяца баланс, жена как семейный бухгалтер, отчитывается перед главой семейства, своим начальником. Я своей жене, конечно, полностью доверяю, но каждый раз внимательно изучаю отчет, чтобы знать, на что рассчитывать в следующем месяце. Например, если мы решили купить новую машину через два года, то должны экономить уже сейчас. Это здесь обычное дело, а у нас, казахов, ведь как? Позвоню отцу, братишке, друзьям – попрошу денег в долгю. Если откажут - возьму кредит.

Умом японцев не понять

- В Японии не любят обращаться за деньгами в банк, хотя здесь очень низкие проценты: для покупки квартиры – где-то от 0,03 до 0,08% годовых, для домов – чуть побольше, но до 0,1 тоже не доходит; для машины – 0,3%, - продолжает Абдыгали. - Для казахов это слишком сладко, а в глазах японцев банк – грабитель. Они предпочитают покупать все за свои деньги. Ради этого, считают они, стоит экономить. И на счетах у них всегда есть деньги. Там не бывает такого, чтобы, не дай Аллах, попал в ситуацию – заболел (например, раком), и чтобы не на что было лечиться. Кстати, в этой стране процент таких больных очень высок. Зная, что лечение будет дорогим, многие застраховываются именно от этой болезни и плюс откладывают. И какой бы тяжелой ни была ситуация, в Японии никому и в голову не придет обратиться в социальных сетях с призывом: а давайте соберем деньги и спасем человека. Такому чудаку наверняка скажут: «Ты что – идиот? Где ты ходил до сих пор? Где твои сбережения? Почему не застраховался от несчастного случая?». Японцам вообще непонятно, как это люди могут ходить по миру с протянутой рукой.

Чуть-чуть отойду от темы. Когда мы с будущей женой учились в Китае, то однажды на улице к нам пристал безногий бомж. Я точно знал, что нее есть мелочь, но ее сердце не дрогнуло – она не дала голодному человеку ни гроша. Я спросил у нее с упреком: «Тебе жалко было отдать их этому бедолаге? На эти копейки все равно же ничего не купишь». И знаете, что она сказала? «Во-первых, я не государство; во-вторых, я не гражданка этой страны. В Японии ни один инвалид не ходит с протянутой рукой, их лечением и обеспечением проживания в реабилитационных центрах занимается государство, которому я отчисляю свои налоги».

«Ну ладно, инвалидами пусть занимается государство, а что, у вас в Японии вообще нет бедных людей, которым не на что купить хлеба?» - спросил я. Моя девушка пожала плечами: «Есть». – «И вы им тоже не помогаете?» И она стала объяснять мне как несмышленышу: «Бомжи в Японии – это не обязательно бедные люди. На счету некоторых из них очень много денег, но они устали от общества, поэтому они выбрали для себя такую жизнь».

В Японии действительно ни один человек не голодает. Но интегрироваться в общество, где много всяких правил и условностей, иностранцам, особенно нам, свободолюбивым казахам, сложно. Это даже не другая страна, это другая Вселенная, где все перевернуто с ног на голову. Поэтому большинство казахстанцев, которые обучались там, не остаются в Японии. Некоторые из них, отучившись здесь три-четыре года, считают себя, правда, специалистами-японоведами. Но это не так. Иногда хорошо, но чаще с горем пополам они знают язык, но Японию не познал до конца даже я, отец двоих полуказахских-полуяпонских детишек, который прожил здесь больше 10 лет.

            Казах и воля

То, что для нас, казахов, считается нормальным, для японцев, по словам Абдыгали Ади, верх неприличия.

Казахстанец Абдыгали Али: В Японии не дают в долг и не приезжают в гости без приглашения

- Здесь, например, принято останавливаться в доме только у родителей, и в очень редких случаях – у родственников, - рассказывает он. - Когда моя младшая сестра училась в Токио, то она, не зная этих правил, по нашей казахской привычке приезжала к нам в гости без предупреждения. А здесь это категорически не принято. Нужно заранее, недели за две-три, предупредить об этом. И вот моя сестренка приехала к нам сюрпризом. Жена приходит с работы, открывает дверь, а та, расположившись по-хозяйски на кухне, пьет чай. У нас в таких случаях могут сделать каменную рожу и высказать все, что думают по этому поводу. Моя же вторая половинка, как истинная японка, не показала виду, что она в шоке. Напротив, сделала такую радостную мину, что сестра ничего и не заметила. Японцы очень хорошо умеют скрывать эмоции, прочитать что-то по лицу у них можно лишь прожив здесь много лет.

- Вы сами или ваша жена хоть раз пожалели о том, что создали семью?

- Я думаю, все-таки один раз она пожалела. Причина была … Как бы правильнее и тактичнее выразиться, это все-таки очень личное… Речь идет о нашей свадьбе в Казахстане. Она была классической, казахской, безбашенной, мутной, с сильно пьяными гостями, с неизвестно куда девшимися деньгами, подаренными на свадьбу. Моя молодая жена никак не могла понять, как такое возможно на очень серьезном, можно сказать, самом главном событии в ее и моей жизни. Все прошло не так романтично, как она себе представляла. Теперь, прожив с казахом треть своей жизни, Айко готова к любым неожиданностям. А тогда она не знала, что мы, казахи, так относимся не только к деньгам, но и вообще к любым организационным моментам. Жена никогда не говорила об этом вслух и, возможно, не скажет, что в ту ночь пожалела о своем выборе. Но назад пути у нее не было. Это ведь мы можем легко бросить все на полпути, а у японцев, коль к выбору никто тебя не принуждал, то и должен сам нести за него ответственность

- А как вы узнали, что она пожалела о том, что вышла замуж за казаха? Она ведь не была тогда еще испорчена нашей казахской прямотой.

- Я услышал ночью, как она плакала. Конечно же, я сразу понял причину этих слез.

- А вы сами ни разу не пожалели?

- Честно? Первый год жизни в Японии стресс и депрессия были такой силы, что мне было наплевать на собственную жизнь. Все не нравилось, ничего не получалось, на работе было плохо, чужая страна душила меня. Жена пыталась успокоить и поддержать морально, а я не понимал, что она хочет от меня. Я просто дико рвался домой, Японию с ее странными правилами ненавидел. Потом узнал, что такой период бывает у каждого человека, кто попал сюда с постсоветского пространства. Сейчас я очень хорошо понимаю тех, кто еще ничего не зная об этой стране, хает ее. «Почему я, вольный казах, должен следовать их правилам? Выполнять, например, что-то сгоряча обещанное?» - говорил я жене без зазрения совести. - «Тогда не надо обещать». - «Но я же просто забыл! Потом, может, сделал бы». То же самое касалось и денег. Пока она заканчивала учебу в Китае, забыв о ее наставлениях, мог занять их у ее родителей и не вернуть, тоже ссылаясь на потом. Мне было все равно, что они подумают обо мне. Я страдал! «Зачем мне надо было жениться на японке? – рвал на себе волосы. – Зачем сюда приехал? Жрал бы лучше мясо, отрастил бы пузо, жил бы в кредит и, как среднестатистический казах, умер в 56 лет от тромбоцитов, холециститов и холестерина! Зато – дома, в Казахстане!»

Плюс мама стала переживать: «Что случилось, балам?! Курсун эту Японию. Возвращайся! Если она (Айко) не хочет в Казахстан, бросай! Найдем казашку, еще раз женим!». Моя семейная жизнь висела на волоске. Но я сумел пройти через ад первого года и как Феникс восстать из пепла. Как я все-таки адаптировался? Есть одно простое правило: чтобы страна открылась для тебя, нужно ее постараться понять, а через это придет любовь к ней. Но 99% иностранцам, особенно из СНГ, почему-то легче не принимать страну, чем понять ее. Живут здесь, пользуются ее благами и хают, хают эту страну. А почему? Потому что здесь нельзя врать, давать пустые обещания, шуметь после 21.00, бросать мусор, плевать, здесь не дают в долг и надо самому брать ответственность за свою жизнь...

Раньше думай о родине

- А что все-таки остановило от возвращения домой?

- Цель! Она не менялась никогда. Некоторые думают, что я женился на японке и эмигрировал, чтобы кайфовать в Японии. На самом деле здесь не все так классно. Да, на родине моей жены все создано для блага людей. Законы работают, как часы, взяток не берут, но если не пахать за троих, - не выживешь. Но моя цель другая. Я не собираюсь оставаться здесь навсегда. Хочу обучиться чему-нибудь, чтобы потом внедрить это нечто японское в Казахстане. Первый мой опыт – это перепелиная ферма под Каскеленом. Второй мой проект находится на стадии разработки. Первый проект не то чтобы потерпел крах, но у нас, в Казахстане, как обычно делается бизнес? Партнеры дружно и с энтузиазмом начинают вместе, а через месяц все переругались, потому что каждый тянет одеяло на себя, и бизнес, не родившись, умирает. Это – эпизод из моего личного опыта. Теперь я решил все, от начала до конца, делать на свои деньги, сейчас собираю капитал.

Все думают, что я тоже стал японцем. Но нет, я как был казахстанцем, так и остался им. Если была бы возможность двойного гражданства, я бы взял и японское. Такие мысли посещают не только меня, но и жену тоже. Конечно, для нее Казахстан – это ужас в плане здравоохранения и других социальных благ, но она считает, что дети должны прочувствовать историческую родину. Они, конечно, ездят каждые год-два на две-три недели в Казахстан, но этого мало. Надо как минимум год. Своим детям, Канату и Нурие, я стараюсь максимально передать свое казахское. Разговариваю на родном языке, когда они отвечают по-японски, делаю вид, что не понимаю. В мое отсутствие жена включает им казахскую речь. Ради них вызываю сейчас в Японию маму, чтобы она побольше общалась с внуками на родном языке.

Я надеюсь, что прозвучавший ликбез кому-то, может, и пригодится. Хотя не исключаю: найдутся, наверное, и те, кто расценит это как некое высокомерие с моей стороны.

Автор: Сара Садык

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение