ПЯТНИЦА, 19 ИЮЛЯ 2019 ГОДА
5289 8-06-2016, 20:00

Уход России с Байконура – благо для Казахстана или беда?


Космодром Байконур все годы независимости рассматривался как одна из перспективных стартовых площадок для технологического прорыва Казахстана в «клуб избранных». Однако в реальности все оказалось не так просто, как мечталось. Помимо всего прочего, ситуация на космодроме и вокруг него не раз становилась камнем преткновения в казахстанско-российских взаимоотношениях. Не секрет, что именно это обстоятельство стало причиной форсированного строительства Россией космодрома Восточный. О перспективах Байконура в свете возможного окончательного ухода с него России мы беседуем с известным казахстанским экспертом, главным редактором журнала «Космические исследования и технологии» Нурланом Аселканом.

Бремя ответственности

- Возможный уход России с Байконура, к чему призывают некоторые в нашей стране и чем грозится РФ,  - хорошо для Казахстана или плохо?

- Уход России с Байконура, на мой взгляд, скорее благо, чем беда. Тем более что уход пока виртуальный, существующий больше в головах московских чиновников.

Поясню: все официальные лица РФ заявили о продолжении аренды космодрома в соответствии с договоренностями вплоть до 2050 года, обозначена пусковая программа, говорится о желании сотрудничать  с Казахстаном. Тем не менее, процесс исхода россиян запущен.

Апрельский дебют космодрома Восточный создал ситуацию, при которой все важное и перспективное в космонавтике нашего северного соседа концентрируется на Дальнем Востоке. Правда, пока большей частью в намерениях. Дело в том, что на Восточном построена стартовая площадка для «Союза-2», относящегося к носителям среднего класса. Такая ракета способна запускать полезные грузы массой до 7 тонн. Столько весит, например, грузовой корабль «Прогресс». Есть ряд спутников, прежде всего дистанционного зондирования Земли, которые тоже будут выводиться этой ракетой.

Но пилотируемые пуски по-прежнему будут осуществляться только с Байконура. Россияне с самого начала не собирались запускать экипажи МКС с Восточного, поскольку существует риск при аварийной ситуации уронить их в акваторию Тихого океана. Штатный корабль «Союз» может продержаться на воде не больше нескольких часов. Для пилотируемых полетов разрабатывается новый корабль с не очень благозвучным названием «Федерация», в котором планируется масса новшеств - посадка на двигателях, увеличенный экипаж, многоразовый спускаемый аппарат. Вот только на вопрос, как он сможет конкурировать с «Союзом», есть вполне ясный ответ - никак. Новый корабль будет намного дороже, надежность будет ниже «союзовской», и вывод его на орбиту будет сложнее стартов с Байконура.

Начнем с последнего: запускать его собираются носителем «Ангара». Два пробных пуска нового изделия породили больше вопросов, чем ответов. Сейчас идет переделка конструкции, и когда она закончится, неизвестно. Добавлю, что заявленные параметры «Ангары» не подходят для пилотируемых полетов, поскольку слишком высоки перегрузки.

Ну и о «родовой» слабости Восточного. Обеспечение безопасного вывода «Федерации» на орбиту невозможно без развернутой системы поиска и спасения на море (в Тихом океане). Специалисты знают, насколько это непросто. Когда ищут пропавший рыболовецкий траулер в штормовом море где-нибудь возле Сахалина, поисковики огребают по полной программе. Правда, говорят, что «Федерация» будет возить на станцию (МКС) до шести человек. Но когда спросили: «А два «Союза» заменят новый корабль?», ответ был такой: «Конечно, и это будет раза в три дешевле». 
Мы еще долго будем свидетелями пусков с Байконура экипажей (вместе с туристами, кстати) с «гагаринского» старта, на старом добром носителе «Союз», на одноименном корабле, по безопасной, «королевской» трассе выведения.    

Еще один факт: с помощью носителя «Союз-2» вывод серийных спутников на геостационарную орбиту невозможен. Из этого следует, что до завершения строительства другого стартового комплекса для носителя «Ангара» ничего тяжелее 7 тонн с нового российского космодрома не полетит. Пока ввод в строй новой тяжелой ракеты намечен на 2024 год. До этого решающее значение Байконура будет неоспоримым.

Но все-таки, почему уход РФ - благо? Думаю, прежде всего, это создаст ситуацию, когда Казахстан будет вынужден взять на себя ответственность за сохранение и развитие космодрома, от которой он уклонялся все последние годы. И не только из-за того, что у нас нет собственной ракетно-космической индустрии, недостаточно ресурсов и прочего. Мы стремились переложить все на наших российских партнеров. Порой доходило до постыдного - ученики средних школ с казахстанским гражданством обеспечивались учебниками и школьным питанием за счет бюджета РФ. Только в последнее время ситуация стала меняться, и то больше за счет усилий Кызылординской областной администрации.

Всего лишь месяц назад были сформированы группы казахстанских специалистов для работы на технических и стартовых комплексах носителя «Протон». Почему в 1994 году, с началом действия Договора аренды Байконура, руководители космического ведомства не озаботились участием казахстанского персонала в пусковых работах? У нас сегодня был бы отряд профессионалов на комплексе. Казахстан бездарно упустил время.

Для развития космодрома в направлении международного космического пускового центра вовсе необязательно иметь собственную масштабную ракетно-космическую отрасль. Нужно иметь цель и последовательно ее реализовывать. А Россия с ее изоляционистским подходом может, порой и во вред себе, проводить политику отказа от сотрудничества, что и показал реальный расклад фактов. Новый совместный носитель на нетоксичных компонентах топлива для Байконура так и не создан. Альтернативный космодром (Восточный), преимущество которого исчерпывается нахождением на собственной территории РФ, построен. На долю казахстанского космодрома остался «отстрел» уходящей в отставку ядовитой ракеты «Протон». 

Казахстану придется вплотную разрабатывать механизм продолжения работы с Россией на наших условиях, искать новых партнеров, обеспечить функционирование объектов космодрома в условиях трансформации.   

О здравом смысле и государственной мудрости

- Какие могут быть выгоды или, напротив, негативные последствия с точки зрения науки и экономики, стремления попасть в мировой «топ-30»? С точки зрения судьбы 40 тысяч граждан Казахстана, проживающих на Байконуре?

- Выгоды несомненны. Казахстан получит работающий космодром, потенциал которого огромен. Об этом говорят все специалисты, в том числе и российские. Большое количество стартовых комплексов, их разнесенность, автономность обеспечения создают уникальную возможность для безопасной и комфортной работы различных операторов пусковых услуг. И российских в том числе. «Гагаринский старт» вполне может быть преобразован в собственность ракетно-космической корпорации «Энергия», наследницы легендарного ОКБ-1. И другие участники работ на Байконуре могут найти комфортный правовой и хозяйственный статус.

Что для этого нужно? Нужно быть хозяином на космодроме и работать на его благо.  Справится ли казахстанское правительство с этим? Не факт. Но это шанс для Казахстана, возможно, последний, войти в клуб уважаемых стран, которые создают и применяют космические технологии. Отдав космодром в аренду и устранившись от его судьбы, в светлое будущее не въедешь.

Негативные последствия? Ну, их не избежишь. Хотя насколько можно считать негативными проблемы, связанные с трудоустройством и социальным  обеспечением собственных граждан? Или обустройством своих территорий и города? Их нужно решать по определению.

Как, кстати, и всех жителей Байконура. Настает время, когда уже казахстанская сторона должна взять на себя заботу и обеспечение прав иностранных, прежде всего российских граждан-жителей космодрома. Еще и потому, что это огромный человеческий и профессиональный капитал для реализации совместных проектов и просто для обеспечения надежного функционирования космодрома. В этом вопросе нам бы стоило проявить больше здравого смысла, житейской и государственной мудрости. В выигрыше окажутся и Байконур, и Казахстан.

Ситуация не терпит промедления. Предприятия «Роскосмоса» и администрации города обеспечивают работой свыше 30 тысяч человек, из которых 16 тысяч - граждане РК. Проводимая оптимизация структуры космической отрасли РФ усилит давление в вопросе обеспечения работой жителей города.  В 2015 году российские предприятия сократили больше 400 работников с казахстанским гражданством. Казахстанская сторона намерена участвовать в развитии города путем создания за свой счет жилых, производственных и иных инфраструктурных объектов. Однако необходимо решение ряда организационных вопросов, связанных с арендными отношениями, юрисдикцией РФ, режимностью объектов. Город нуждается в финансировании для поддержания  на должном уровне систем жизнеобеспечения. На протяжении последних трех лет в городе Байконыр увеличивается дефицит бюджета: в 2013-м он составил 3,8 млн. руб., в 2014-м - 50,4 млн. руб., а в 2015-м  - уже 118 млн. руб. В связи с отсутствием необходимых средств не завершена газификация города, хотя казахстанская сторона в 2015 году выполнила  работы по подведению природного газа к Байконыру.

Для стабильного его функционирования российской и казахстанской сторонам сейчас необходимо обеспечить надежную работу всех объектов жизнеобеспечения, а также развитие города  путем создания новых социальных, жилых и производственных объектов, создания благоприятной среды для привлечения инвестиций и роста бизнеса.

Будет меняться правовая среда, поскольку договор аренды стал тормозом в развитии. Не за горами тот день, когда город станет казахстанской административной единицей, и его будущее будем определять мы. Что получится из этого, покажет жизнь.

Объективная реальность и необходимая поддержка

- Возможен ли какой-то альтернативный вариант развития события, выгодный и Казахстану, и России? Какие для этого необходимы условия, и с чем это может быть сопряжено?

- Считаю, что сегодняшняя ситуация на космодроме продиктована объективной реальностью. Россия хочет осуществлять космическую деятельность со своей территории. Казахстан так и не взялся за программу работ на космодроме. В итоге что произошло, то произошло. Никто никого не обманывал. Мы питали иллюзии, что все решится само собой: ну деньгами поучаствуем - и все. Так не бывает. В общем, все складывается предсказуемо. Нет никаких барьеров для развития. Нужно работать. Есть интерес у многих в мире. Россия не заинтересована в деградации Байконура, его работа - еще одна гарантия выполнения космической программы. Идет смена поколений носителей. Начали летать многоразовые ступени, не нуждающиеся в полях падения. Прямо на космодромах появляются сборочные и производственные комплексы, позволяющие уйти от проблем доставки блоков носителей железнодорожным транспортом. Каков будет облик космодрома через десяток лет, покажет прогресс этих технологий. А сегодня нужно поддержать Байконур.

Комментарии