СУББОТА, 7 ДЕКАБРЯ 2019 ГОДА
5429 14-03-2016, 08:40

Кто и зачем смешивает ностальгию по СССР с политикой и социологией?


Четверть века назад де-юре прекратил свое существование Союз Советских Социалистических Республик. Но де-факто он продолжает жить в умах и сердцах миллионов наших бывших, да и нынешних сограждан. И эти почти истлевшие угли пытаются раздуть – причем не всегда просто из чувства тоски по молодости и детству. Кто за этим стоит? Вернут ли нас в Советский Союз в добровольном или принудительном порядке

А почему бы «да»?

25 лет назад, 17 марта 1991-го, состоялся первый и последний всесоюзный референдум, инициированный за три месяца до этого IV съездом народных депутатов СССР. Мало кто помнит (или знает), что изначально планировалось включить в бюллетень для голосования сразу пять вопросов, а президент страны Михаил Горбачев настаивал на внесении еще двух  – о частной собственности на землю и о сохранении Союза как федерации суверенных республик.

При этом юридические, политические и какие бы то ни было другие последствия, которые должны были наступить в случае того или иного результата  референдума, оговорены не были. То есть его итоги могли быть расценены как угодно – в зависимости от того, куда подует ветер перемен, насколько он будет сильным и какой степени накала достигнет плюрализм мнений.

Итак, в середине января 1991-го Верховный Совет официально постановил провести референдум с единственным вопросом в бюллетене: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?»

Однако решение ВС СССР далеко не везде было воспринято однозначно. Референдум бойкотировали 6 из 15 республик – Грузия, Армения, Молдавия и три прибалтийские (там уже давно умом жили в независимых государствах, «временно оккупированных СССР»). Но в отдельных грузинских и молдавских регионах – Южной Осетии, Приднестровье, Гагаузии (позже там были спровоцированы сепаратистские движения) – все-таки создавались избиркомы, и «всенародное голосование» считалось состоявшимся.

Казахская ССР приняла участие в этом общесоюзном мероприятии, но наш Верховный Совет сформулировал вопрос референдума несколько иначе: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза ССР как Союза равноправных суверенных государств?». При этом он официально попросил Москву внести данные по республике в «общий котел» Центральной комиссии. Итоги референдума в Казахской ССР оказались следующими:  ответили «да» 94,1 % из 8 816 543 проголосовавших (5 % были против, а еще 0,9 % бюллетеней были признаны недействительными).

Не реанимация, а развал

В целом по Союзу за сохранение этого самого Союза отдали голоса 76,43 % наших (бывших) сограждан, причем в РСФСР цифра была еще ниже – 73,1 %. Больше других  желали оставить все, как есть, жители Туркмении – 97,2 %. А наибольший процент противников оказался в Украине – там 28 % граждан сказали «нет». Интересно, что в Москве и Ленинграде, в то время наиболее протестных городах страны, голоса «за» и «против» распределились примерно поровну.

Результаты референдума должны были стимулировать центральные и республиканские органы к скорейшей разработке и принятию нового союзного договора и Конституции. Именно тогда стал раскручиваться так называемый новоогаревский процесс с целью создания «мягко федеративного» Союза Суверенных Республик. Подписание договора по ССР было намечено на 20 августа 1991 года, но днем раньше начался памятный путч.

Мультфильм студии Пилот. "Ельцин и ГКЧП"

Кстати, члены ГКЧП заявляли, что «экстремистские силы» «растоптали результаты референдума», но, по сути, сами же ускорили развал страны.

На 9 декабря было запланировано подписание нового договора – теперь уже по ССГ (Союзу суверенных государств), но опять-таки накануне намеченной даты и снова «вдруг» грянула стихийная «Беловежская встреча», породившая СНГ. К этому времени уже ни физически, ни юридически нельзя было сохранить то, что уже распалось на составные части, каждая из которых успела заявить о своей независимости (за исключением Казахстана, конечно).

Далее события развивались более чем стремительно, и 26 декабря на сессии Совета Республик (верхней палаты советского парламента, созданной за три с половиной месяца до этого) была принята декларация № 142-Н о прекращении существования Союза Советских Социалистических Республик.

Политическая ностальгия

Однако многие продолжали по инерции жить в одной большой стране. Даже на летнюю и зимнюю Олимпиады, состоявшиеся в 1992-м, спортсмены из постсоветских республик, за исключением прибалтийских, поехали в составе Объединенной команды. Да и необходимость раздела имущества «покойного» не позволяла разбежаться слишком быстро.

Но сейчас не об этом. Главным наследником СССР стала Российская Федерация, которая для многих постсоветских граждан ассоциировалась с «нашими» не только в спорте и культуре, но и в большой политике. Во многом это касалось Украины, Белоруссии, некоторых среднеазиатских и отдельных кавказских республик и, конечно же, Казахстана. И в качестве правопреемника Россия стала все чаще ностальгировать по недалекому прошлому, принуждая следовать своему примеру и бывших «братьев и сестер».

Еще в 1996 году Госдума РФ приняла постановление, суть которого сводилась к тому, что результаты всесоюзного референдума юридически сохраняют свою силу – поскольку, мол, другого равнозначного референдума ни в СССР, ни в России не проводилось. Несмотря на оговорку, что данное решение российского парламента лишь отражает гражданскую и политическую позицию депутатов и не претендует на правовую оценку, лидеры ряда стран СНГ открыто выразили свое недовольство подобной постановкой вопроса.

Года полтора-два назад еще одна группа парламентариев напомнила о себе и развале Союза, инициировав депутатский запрос на имя генпрокурора РФ о необходимости проведения прокурорской проверки событий, происходивших в 1991-м. Авторы «телеги» указали на то, что в действиях тогдашнего руководства СССР они усматривают незаконные действия, приведшие к развалу страны.

Депутаты обеих палат российского парламента, движимые «мнением народа» или (чаще) создавая нужные движения в народе, довольно часто инициируют новые  приступы ностальгии по СССР и поднимают ее на политический уровень. Этим занимаются   представители практически всех фракций:  КПРФ – по идеологическим причинам, ЛДПР – в силу места рождения и амбиций своего лидера, а «Единая Россия» – согласно новой политике Кремля.

Примеров можно привести много, но мы остановимся на «единороссе» Евгении Федорове, который считается одним из главных публичных (есть еще множество «серых» и «теневых») идеологов возвращения СССР. Именно его имя связывают с так называемым Национально-освободительным движением (НОД) – одной из наиболее разветвленных организаций, охвативших практически весь бывший Союз.

Полтора-два года назад НОД вышел из подполья и в Казахстане, но спустя некоторое время, проведя (безнаказанно, между прочим) несколько несанкционированных акций, опять скрылся с глаз. Отечественных «национал-освободителей» и активистов ряда других подобных организаций, по инсайдерской информации, прикрыли без больших последствий, хотя в отдельных их лозунгах четко прослеживались сепаратистские призывы.

Впрочем, в последнее время подобные движения вновь стали напоминать о своем существовании. В основном в «ВКонтакте» и других российских социальных сетях, хотя существуют и вполне реальные (возможно, даже полузаконные) военно-патриотические клубы, секции рукопашного боя (в некоторые из них, как утверждают, вход только для славян) и разного рода семинары-съезды.

Бессердечные и безголовые

Интересно, что многие из активных сторонников реанимации советской империи даже не жили в «прекрасной стране», название которой красуется на их красных футболках. Поэтому ностальгировать им, получается, не по чему – они являются жертвами и осознанными носителями новой-старой идеологии Кремля. Почему Кремля? А потому, что очень легко выстраивается ассоциативный ряд: светлое прошлое – СССР – Великая Русь – Москва. Ведь нынешний президент России, в отличие от своего предшественника (который считал «парад независимости» исторической необходимостью), не раз называл развал Союза «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века».

Отношение Владимира Путина к тому, что случилось четверть века назад, наглядно демонстрирует и другая его фраза: «Кто не жалеет о развале СССР, у того нет сердца, а кто хочет восстановить его в прежнем виде – у того нет головы». Она уже стала почти крылатой (хотя и является переделанным афоризмом) и обрела черты руководства к действию как для политических и общественных деятелей в самой России, так и для волонтеров (не всегда бескорыстных) в «национальных окраинах».

Ленин, Сталин, ПутинЛенин, Сталин, Путин

Понятно, что у сценаристов программы «Back in the USSR» головы на местах, поэтому говорить о реинкарнации  в прежнее тело говорить не приходится. Но надо признать: работа в этом направлении ведется, что называется, по всем фронтам. В первую очередь стоит отметить череду побед «советских» идеологов в информационных войнах – причем на сопредельных территориях.

Российские каналы беспрепятственно доходят до нашего зрителя, будоража его память старыми фильмами, новыми «аналитическими» программами и напоминая, что во всем виноват Запад. После этого среднестатистический гражданин должен хлопнуть себя по колену и воскликнуть: «Эх, такую страну… в унитаз спустили!»

Другим направлением является интернет. Здесь, конечно, существует конкуренция и даже случаются контратаки, но на общественном уровне выставляются безапелляционные «деды воевали» или «ты против своих родителей?». Но наиболее беспроигрышным вариантом является такой: поковыряться в памяти и напомнить о пломбире за 20 копеек, чистой воде в арыках и играх бескомпьютерного детства. Вот так, на уровне подсознания, можно заставить ностальгировать практически любого, «рожденного в СССР».

В принципе, не надо быть великим психологом, чтобы понять простую вещь – человек стремится туда, где лучше и где он многое знает и любит не только от банальной тоски или ностальгии (по Тарковскому). Просто ему не нравится то, где и когда он сейчас находится. Это, конечно, относится не ко всем, но те, кто клюет на эту идеологию (программа «Соотечественники», кстати, из той же «оперы»), - это в основном неустроенные граждане, винящие в своих бедах кого угодно, но только не себя. «При Сталине такого не было», уверяют они.

Если говорить о политических и правовых шагах в данном направлении (то есть назад, в СССР), то это, прежде всего, создание Евразийского союза. Чем это чревато для Казахстана в экономическом плане, уже ясно, а вот в политическом, как отмечают аналитики, угроза до сих пор висит. И это несмотря на то, что президент РК Нурсултан Назарбаев не раз говорил о том, что вероятность политического союза исключена.

Кремль по-своему понимает «углубление сотрудничества» с партнерами по ЕАЭС. И  сегодня для него это наиболее актуально, поскольку РФ становится страной-изгоем для большей части мира. Москве сейчас необходимы не только экономические, но и политические союзники –  нужны рынки сбыта российских товаров, товарищи, готовые  поддержать в трудную минуту (в том числе и морально), а также банальное подтверждение ущемленного чувства «старшего брата» и исключительности.

Однако тем, кто на бытовом уровне тоскует по «совку», нет надобности напоминать, что в СССР, по сути, ничего бесплатного не было – нам просто тупо платили меньше, чем мы того заслуживали. Нет нужды напоминать и о тотальном дефиците, однопартийной системе, железном занавесе и отсутствии свободы слова. Впрочем, эти и другие подобные явления все чаще проявляются и в сегодняшней нашей жизни. 

В любом случае можно констатировать, что умерший (естественной смертью или доведенный до самоубийства – не суть важно) Советский Союз до сих пор живет в сердцах и головах наших бывших и настоящих сограждан. И это является в равной степени и психологической, и политической проблемой… 

Комментарии