ВТОРНИК, 18 ФЕВРАЛЯ 2020 ГОДА
6825 18-12-2019, 11:54

Законы РК о партиях и о выборах: что в них пора менять?


На пятницу, 20 декабря, назначено второе заседание Национального совета общественного доверия (НСОД). Повестка пока не объявлена, но, полагаю, большинство казахстанцев ждет от него начала реального движения к демократизации политической системы в стране. И важнейшее значение здесь имеет пересмотр законов, касающихся партийного строительства и организации выборов. Как сообщили некоторые члены совета, они уже направили в секретариат НСОД свои предложения по этому поводу. Но что мы получим «на выходе»? 

Двойные стандарты

В этой связи хотелось бы поделиться некоторыми соображениями. Возможно, многим они покажутся чистой воды идеализмом, а чаяния – чрезмерно завышенными и в наших условиях неосуществимыми. Но, как гласит казахская поговорка, «түйе сұрасаң, бие береді». 

…Все указывает на то, что уже совсем скоро могут быть объявлены внеочередные выборы в мажилис и в маслихаты. Причем отныне депутаты не только законодательного, но и местных органов представительной власти будут избираться сугубо по пропорциональной системе. А значит, роль партий существенно возрастает. На сегодня их (официально зарегистрированных) в Казахстане насчитывается шесть. Три из них имеют своих представителей в парламенте, одна изредка напоминает о себе – в основном внутренними разборками, а две «просыпаются» только перед выборами, чтобы потом опять уйти в длительную «спячку». 

Запрос на появление новых партий различной ориентации в Казахстане сегодня очевиден, но их созданию препятствуют нормы, заложенные в соответствующем законе. Прежде всего, речь идет о пункте 6 статьи 10, который гласит: «Для государственной регистрации политической партии в ее составе должно быть не менее сорока тысяч членов партии, представляющих структурные подразделения (филиалы и представительства) партии во всех областях, городах республиканского значения и столице, численностью не менее шестисот членов партии в каждой из них». Эту норму нельзя назвать адекватной по двум причинам.

Во-первых, цифра в 40 тысяч для нашей страны является чрезмерно завышенной и даже дикой. Возможно, при ее введении ориентировались на Россию, где на тот момент для регистрации партии требовалось наличие такого же количества ее членов. Но ведь там население неизмеримо больше. А главное – после массовых акций протеста в конце 2011-го этот численный порог был резко сокращен: с 40 тысяч до полутысячи. Теперь сравните: в Казахстане граждан электорального возраста в 10 раз меньше, чем в России, но необходимый минимум для создания партии в 80 раз (!) выше. Как говорится, почувствуйте разницу. Даже в Узбекистане, который мы привыкли считать еще менее демократическим государством, нежели наше, этот порог вдвое ниже – 20 тысяч человек. Хотя население там почти в два раза больше: 33,4 миллиона против 18 миллионов.  Кроме того, если в Казахстане филиалы или представительства партии должны быть созданы во всех регионах, то в Узбекистане – лишь в 8 из 15. 

Во-вторых, данная норма применяется избирательно: списки одних партий, поданные на регистрацию, проверяются буквально под микроскопом и с настроем «не пущать», а на списки других элементарно закрывают глаза. Доказательства? Пожалуйста. Согласно данным Центризбиркома РК, на последних выборах в мажилис три с половиной года назад за партию «Бирлик» было отдано 21,8 тысячи голосов. Это при том, что в ней должны состоять, как минимум, 40 тысяч членов. Выходит, около половины их даже не стали голосовать за собственное политическое объединение? Где такое видано? Или взять «Ауыл». В Атырауской области и в столице эту партию поддержали соответственно 453 и 495 избирателей – меньше, чем должно быть членов в ее местных филиалах. 

Словом, пункт 6 статьи 10 требует кардинального пересмотра. Наверное, какой-то минимальный порог должен быть, чтобы партия отражала интересы не узкого круга лиц или клана, а определенной социальной группы, объединенной общими устремлениями. И в этом смысле применительно к условиям Казахстана оптимальной видится цифра в районе 5 тысяч членов. 

Практически невыполнимым для желающих создать партию, не прибегая к поддержке властей и олигархов или к финансовой помощи зарубежных организаций, является пункт 1 статьи 6 рассматриваемого закона: «Политическая партия создается по инициативе группы граждан РК численностью не менее одной тысячи человек, созывающих учредительный съезд (конференцию) и представляющих две трети областей, городов республиканского значения и столицы. Граждане принимают личное участие в учредительном съезде (конференции)». Ведь на то, чтобы собрать в одном месте столько человек, оплатить их проезд и проживание, нужны большие деньги.      

Серьезные вопросы вызывает и статья 18-1, предусматривающая бюджетное финансирование партий, имеющих представительство в парламенте. Механизм реализации этой нормы изложен в Правилах, которые утвердил Центризбирком: «Размер бюджетных средств, выделяемых на финансирование деятельности политических партий, определяется в законе о республиканском бюджете на соответствующий год с учетом трех процентов от минимального размера заработной платы за каждый голос избирателя, поданный при голосовании за политические партии, представленные в мажилисе парламента по итогам последних выборов». Несложно подсчитать, что только в нынешнем году «Нур Отан» получил от государства почти 7,9 миллиарда тенге, «Ак жол» - 689 миллионов, КНПК – 685 миллионов. То есть, они имеют заведомое преимущество перед другими партиями, которые собираются участвовать в гонке за депутатские мандаты. Насколько это справедливо?

Разное отношение

Что касается выборного законодательства, то тут особого внимания к себе требуют принципы формирования избирательных комиссий, поскольку в условиях Казахстана более чем актуальным остается известное выражение «Важно не как голосуют, а как считают». Добавлю от себя: «и кто считает». Вроде бы демократическая норма, согласно которой члены участковых и территориальных избиркомов «избираются на основании предложений политических партий», фактически перечеркивается другой, отдающей этот вопрос на откуп маслихатам.

Во второй половине 1990-х я не раз был свидетелем того, как депутаты маслихатов на своих заседаниях (тогда журналисты спокойно могли присутствовать на них) путем голосования «отшивали» всех, кого выдвинула местная оппозиция. А ведь в ту пору еще сохранялись отголоски «разгула демократии» перестроечных времен. Сейчас же административный ресурс полностью подмял под себя все. К тому же теперь депутаты маслихатов, как уже сказано, будут избираться по пропорциональной системе. И партийные фракции, имеющие численное большинство в местных представительных органах, наверняка постараются сделать так, чтобы в избиркомах было как можно больше их людей – это даст им серьезные преимущества перед следующими выборами.  
Исключить вероятность такого злоупотребления монопольным положением позволит только вывод этих комиссий из-под  диктата маслихатов. Они должны формироваться по принципу «одна партия – одно гарантированное место в избиркоме», причем предложенные любой партией люди непременно должны быть ее членами (согласно же ныне действующей норме, они могут быть беспартийными, вследствие чего в участковые комиссии, по сути, насильно записывают учителей и других подневольных «бюджетников»). Для включения в состав избиркома достаточно будет наличия у человека справок о членстве в партии, дееспособности и отсутствии судимости. Если же в избирательную комиссию выдвинуто больше (или меньше) кандидатов, чем имеется зарегистрированных партий, то вопрос можно решить путем честной жеребьевки.  

Теперь о Центризбиркоме. Согласно Конституции РК, по два его члена назначаются главой государства (он же назначает председателя), сенатом и мажилисом. Пусть эта норма остается. Но по опыту ряда других стран, в том числе России, можно было бы также включить в состав ЦИК – с правом только совещательного голоса и, что особенно важно, осуществления контроля за ходом подведения итогов выборов – и представителей политических партий. Пусть не всех, но хотя бы наиболее крупных, насчитывающих в своих рядах, например, не менее 30-40 тысяч человек. 

Вызывает сомнения статья 88-я Закона «О выборах», в которой записано, что политическая партия, претендующая на места в мажилисе, должна внести на счет Центризбиркома избирательный взнос в 15-кратном размере минимальной заработной платы (сейчас это 637,5 тысячи тенге) за каждого, кто включен в ее партийный список. И если она наберет меньше 7% голосов, то эти деньги ей не вернут. Причем на партии, уже представленные в мажилисе, данное требование не распространяется. Кстати, теперь эта норма напрямую касается и выборов в маслихаты, хотя в данном случае взнос поменьше – 5 МРП. Иначе говоря, и здесь различные политические силы поставлены в совершенно разные условия: одним создается режим наибольшего благоприятствования (ежегодное государственное финансирование, освобождение от уплаты избирательного взноса), а перед другими возводятся дополнительные препятствия. 

Еще одна спорная норма касается порогового уровня для прохождения в мажилис. Очевидно, что чем он выше, чем больше голосов избирателей «теряется». Допустим, за какую-то партию проголосовали 6,5% казахстанцев, чего, согласно нынешнему законодательству, недостаточно для получения хотя бы одного депутатского мандата. Значит,  полмиллиона избирателей не получат представительства в парламенте, некому будет выражать и отстаивать их интересы. Конечно, наиболее демократичным вариантом было бы следование принципу «сколько процентов – столько и мандатов», при этом чуть увеличив количество мажилисменов, избираемых по партийным спискам, до «круглой» цифры (с 98 до 100) и отказавшись от существующей сейчас крайне сложной и запутанной системы распределения депутатских мест. Но поначалу даже снижение порога с 7% до 5% и тем более до рекомендованных ПАСЕ 3% стало бы серьезным шагом вперед…

Все это – лишь часть тех законодательных норм, пересмотр которых уже назрел. Но будут ли они пересматриваться, и если да, то как? 

 

Комментарии