СУББОТА, 7 ДЕКАБРЯ 2019 ГОДА
27655 27-09-2019, 13:37

Культурная деградация Казахстана: есть ли свет в конце тоннеля?


Ни в литературе, ни в классической музыке, ни в кинематографе, ни где бы то ни было еще за годы независимости в Казахстане не появилось ничего такого, с чем он мог бы прогреметь на весь мир. Да и вряд ли появятся в обозримом будущем, полагают эксперты. О том, можно ли переломить эту тенденцию, мы беседуем с доктором искусствоведения, академическим профессором Гульзадой Омаровой.

- Гульзада Нурпеисовна, чем вы можете объяснить сложившуюся ситуацию? Может, проблема в том, что наши достижения в культуре слабо популяризируются?

- На мой взгляд, таким вопросом могут задаться граждане всех стран, ставших независимыми в конце прошлого столетия. Дело в том, что обретение суверенитета пришлось на постиндустриальную эпоху: с одной стороны, на новом витке истории мы как будто получили независимость, а, с другой, нам надо было интегрироваться в глобальную экономику, как и в глобальную культуру, искусство, образование… Вы спросите: какая тут связь? Отвечу: прямая. Дело в том, что, сбросив «железный занавес», мы открылись всему миру и стали жить по законам рынка и конкуренции. И, приобщаясь к глобальному миру, пытаемся «вскочить на подножку поезда» западной цивилизации – а он, этот поезд, мчится вперед с огромной скоростью…

Сейчас мы уже хорошо понимаем, что в этой цивилизации приоритетной является, главным образом, материально-техническая сфера, и в условиях ее интенсивного развития ценности базовой культуры отодвигаются на задний план. Либо, вовлекаясь в «материализованную» культуру, они, эти ценности, становятся объектом купли-продажи и товарно-денежных отношений – духовная деятельность человека тоже коммерциализируется!

Представим себе, что некто создал шедевр – ценное по нашим, опять-таки базово-культурным понятиям, творение: пусть это будет фильм, опера, живописная картина… Так вот, чтобы это творение или творец (а я уверена, что настоящие творцы у нас есть) пробились к зрителю или слушателю, необходимы продюсер, пиар, «раскрутка», которые, в свою очередь, невозможны без значительных финансовых вложений. То есть творение искусства сегодня – такой же товар, как и чипсы, кроссовки, гаджеты, мебель и прочее, оно тоже требует презентации, рекламы, продвижения и постоянной финансовой поддержки. Это рынок!..

А государство здесь как бы вообще ни при чем. Вы спросите: почему? Потому что если в СССР была конкретная идеология (коммунистическая), то сейчас трудно сказать, какая она и что согласно ей является ценным в культуре, требующим поддержки со стороны общества. Ценным не по мировым универсальным или глобальным меркам, а, в первую очередь, по нашим государственным – мы же позиционируем себя как самостоятельный субъект мировой экономики, политики, культуры… То есть на ваш вопрос я могу ответить так: нам трудно «прогреметь на весь мир», поскольку мы неконкурентоспособны, а неконкурентоспособны потому, что у нас нет никакой почвы под ногами…

- Большую роль в росте узнаваемости Казахстана на мировой арене сыграли актриса Самал Еслямова и певец Димаш Кудайберген. Но если разобраться, то это не совсем те достижения, по которым можно судить о культурном уровне страны. Все-таки Самал завоевала приз Каннского фестиваля за лучшую женскую роль, сыграв в картине российского режиссера, а Димаш - больше эстрадный певец, из сферы шоу-бизнеса. Или я ошибаюсь?

- Примеры и Самал, и Димаша еще раз подтверждают то, о чем я уже сказала. Да, если бы не российский фильм, то, возможно, никто у нас так бы и не узнал о существовании этой актрисы. Точно так же если бы не китайский «I am a Singer», то неизвестно, когда Димаш прославился бы на весь мир. Но в любом случае даже очень талантливым людям крайне сложно пробиться самостоятельно – и в своей стране, и тем более за ее пределами.

Что касается культурного уровня нашего общества… Ну, что ж, шоу-бизнес тоже его характеризует, поэтому почему бы нам не продолжить дальше разговор на примере того же Димаша? После очередной «Новой волны» разгорелись нешуточные страсти (passione) по поводу того, ГДЕ должен «базироваться» столь неординарный певец, чтобы получить мировую известность. У меня складывается впечатление, что в определенных кругах и казахстанского, и российского шоу-бизнеса есть желание отправить Димаша «куда-нибудь» (лучше всего на постоянное местожительство). Неважно, на Запад или на Восток, лишь бы подальше... «Чтобы он завоевал весь мир», – говорят «доброжелатели». Но дело в том, что он его уже завоевал, поскольку, как я уже сказала, в нашу информационную эпоху этот мир стал абсолютно открытым.

Очевидно и то, что манера пения Димаша и его репертуар выходят далеко за рамки поп- и вообще масс-культуры. Вокальные данные, образование, уровень профессионализма позволяют ему успешно осваивать не только разные направления «легкой» музыки, но и классический кроссовер (по примеру Андреа Бочелли или Сары Брайтман), а также оперное пение.

Вообще, в течение последнего полувека обновление, обогащение эстрадной музыки происходило благодаря не только привнесению в нее национального колорита, но и творчеству отдельных исполнителей, которые, используя свои неординарные вокальные данные и сочетая их с особой манерой исполнения, личной харизмой, совершали некую революцию в этом жанре. Достаточно назвать Муслима Магомаева, Аллу Пугачеву. В Казахстане таких певцов, за исключением Розы Рымбаевой, на мой взгляд, не было.

С обретением независимости у нас в «легкой» музыке произошел значительный откат назад. Расплодившиеся как грибы после дождя «композиторы» стали массово эксплуатировать те самые «три аккорда» европейской музыки, которые известны давно, со времен той же советской эстрады. Это что касается музыкальной составляющей современных «тойских» песен. А их тексты, за редким исключением, попросту вгоняют в ступор! Горько наблюдать за тем, во что превращается наш богатый, выразительный и образный язык – язык великих жырау и акынов, Абая и Мукагали. И на этом сером фоне взошла звезда Димаша, который своим творчеством как бы высветил убогость нашей эстрады. Слушая его, люди как-то «приподнялись», и это дает надежду на то, что их вкусы изменятся, а соответственно изменится само отношение к легкой музыке в Казахстане.

- Может, высокое искусство у нас не развивается потому, что оно не востребовано населением, которое сегодня больше озабочено проблемами материального характера? Наши соотечественники, особенно молодые, стали меньше читать, ходить в театры, посещать выставки... А какой смысл создавать прекрасное, если им мало кто интересуется? Чем это чревато?

- Сегодняшняя озабоченность материальными проблемами и отсутствие духовных интересов – вещи одного порядка… Правда, причины этой самой материальной озабоченности у каждого социального слоя свои: кто-то еле сводит концы с концами, а кто-то стал жертвой современного потребительства: чем больше у меня есть, тем больше хочется…

Отсутствие собственного вектора развития привело к образованию пустот в идеологии и духовной сфере, которые сегодня заполняются массовой культурой Запада и ортодоксальным исламом Востока. Например, прямым результатом ничем не ограниченной экспансии масскульта в наше общество стало то, что интересы огромной части населения не простираются дальше эстрадного жанра и, в частности, современной казахской попсы. Вырастает уже третье поколение казахстанцев, культурный досуг которых (хоть на селе, хоть в городе) ограничивается только слушанием этой самой попсы и танцами под нее. У нас даже на школьных и детсадовских мероприятиях громыхает такая вот, с позволения сказать, музыка, и нередко дети сами, подражая взрослым, исполняют на этих детских (!) мероприятиях «опусы» современной казахской эстрады.

- Понятно, что заставить человека полюбить искусство нельзя, можно лишь заинтересовать его. И в этой связи главный вопрос: как это сделать? На самом деле в Казахстане проводится множество культурных мероприятий, особенно в рамках каких-то значимых дат и событий, но зачастую они не имеют ничего общего с настоящей культурой. Складывается ощущение, что наше государство больше поддерживает шоу-бизнес, чем классическую музыку, живопись, серьезную литературу. Разве не должно быть наоборот? Может, стоит, наконец, сместить акценты?

- Как можно полюбить то, чего не понимаешь? То есть в первую очередь это вопросы восприятия искусства – не низкопробного, которое и понимать-то не нужно, а высокого. Конечно, у нас есть люди образованные, которые знают толк в шедеврах отечественной и мировой культуры. Но их, к сожалению, мало, и, поверьте, в том, что они есть, нет никакой заслуги нашего государства. Поскольку воспитание культурного человека не входит в его приоритеты – это глубоко личное дело каждого гражданина. Поэтому высокое искусство и не востребовано: оно рассчитано только на образованную часть общества, но никак не на массы.

А для масс у нас есть как раз таки «культурные мероприятия» – разовые акции, иногда масштабные и затратные, в которые можно вбухать разом все деньги, отпущенные на культуру. Это очень удобно чиновникам: не нужно особо париться, думать над трудными вопросами культурного просветительства народа. Словом, деньги выделяются, но то, как они потрачены, никого, по большому счету, не интересует.

Что делать?.. Государству нужно поддерживать не шоу-бизнес, представители которого как раз и принимают самое активное участие в вышеназванных «культурных мероприятиях», а серьезные жанры, формирующие у населения хороший вкус, несущие в массы высокую культуру. Вроде бы все элементарно. Но, к сожалению, время упущено, и потому сегодня процветает эрзац-культура, или культур-мультур, как выразился однажды Досым Сатпаев в своей одной очень актуальной статье. Кстати, он выдвинул идею о «принуждении к меценатству» (как в западных странах). Однако наша действительность такова, что сначала все-таки нужно немало потрудиться, чтобы вернуть зрителя в концертные залы, театры и галереи.

А как воспитать культурного человека? Здесь необходима системная и рассчитанная и на перспективу кропотливая работа, в основу которой должна быть положена тщательно продуманная государственная политика, охватывающая идеологию, образование, культуру.

- А может ли культура Казахстана стать конкурентоспособной в современном мире?

- Я как-то уже делилась своими соображениями на сей счет в интервью вашему изданию. Добавлю, что на самом деле способность конкурировать в этой сфере означает способность сохраниться, не раствориться в других культурах, не ассимилироваться (уподобиться другим). Она зиждется не на том, что ты репродуцируешь или копируешь чужое (что мы делаем весьма успешно), а на том, что ты создаешь свой культурный имидж (образ). Ведь у всех есть представление о национальных и духовных традициях Китая, Японии, Индии, Ирана и других восточных стран. А каковы они применительно к Казахстану? Задайте этот вопрос нашим гражданам, и я уверена, что 90 процентов не смогут ответить на него. Как, впрочем, и на многие другие вопросы, касающиеся культуры.

Между тем именно наше богатое культурное достояние (у казахов оно связано в первую очередь с культурой кочевников) и есть тот стержень, который может стать основой истинного духовного возрождения нации. Причем речь идет не только о казахах. Ведь большинство этносов, проживающих в Казахстане, – это народы Евразии, которых объединяют общие корни.

Пока же, в ситуации отсутствия внятной государственной культурной политики и в условиях, когда на первый план вышел культ потребления, даже истинному творцу приходится зачастую опускаться до уровня массовой культуры, поскольку «кто платит, тот и заказывает музыку». И в этой ситуации уже сама духовность становится, по существу, уделом элитариев, что, на мой взгляд, чревато той самой культурной ассимиляцией, о которой говорилось выше.

Комментарии