ПЯТНИЦА, 13 ДЕКАБРЯ 2019 ГОДА
27586 7-01-2019, 10:04

«Игры патриотов» в Казахстане: как бы национал-популисты не заигрались…


Полгода назад наше издание опубликовало статью «Существует ли расовая сегрегация в казахстанском спорте?». Это был ответ на пропитанные националистическим душком «размышления», которыми поделился со своими многочисленными подписчиками в «Фейсбуке» Галым Байтук, президент самопровозглашенного Альянса блогеров Казахстана, не отказывающий себе в удовольствии называться лидером общественного мнения.

«Блогер» и «популист» – слова-синонимы? 

Недавно там же, в «Фейсбуке», автор этих строк обнаружил другой его пост, написанный примерно в такой же стилистике и тональности, но уже по другому поводу.  На сей раз Байтук решил пройтись по публикации, размещенной на сайте Central Asia Monitor чуть больше месяца назад. В той статье наш коллега Адольф Арцишевский, специализирующийся на теле- и кинорецензиях, высказал свое мнение о передаче Майи Бекбаевой «Одна история. Айгуль Мукей: возвращение легенды» на телеканале «Хабар».

Можно было бы не обращать внимания на  выпад блогера и даже проигнорировать его выражения вроде «ватное издание», «журик набирая текст активно дрочил на красавиц» и т.д. (скриншот прилагается), если бы не два обстоятельства. 

Первое. В подобных ситуациях правила приличия требуют, чтобы автор поста дал ссылку на публикацию, которую он подвергает осуждению. Тем более что сделать это легче легкого – достаточно пары секунд. Но Байтук пошел по более сложному пути: сканировал иллюстрацию к статье (без ее текста), которой и сопроводил свой пост. И поступил он так, скорее всего, сознательно. Ведь основная масса пользователей соцсетей даже не станет затруднять себя поисками первоисточника и поверит на слово тому, кто интерпретирует его на свой лад, – к  сожалению, в сегодняшнем Казахстане все меньше остается людей, придерживающихся древнего, но всегда актуального  для мыслящих людей принципа «подвергай все сомнению». «Главный блогер страны» это прекрасно знает, и в данном случае не в его интересах было давать ссылку на статью, содержание которой, мягко говоря, не стыкуется с тем, что он написал в «Фейсбуке».
Второе (и самое важное). Байтук изложил свою «позицию» на русском языке, но в конце сделал приписку на казахском: «осы орыс журналистер біздің қазақтарға неге шабуыл жасап жүр?». Перевод звучит так: «Почему эти русские журналисты нападают на наших казахов?». Полагаю, что в этой фразе и заключался главный смысл его поста. То есть, Байтук опять свел все к межнациональным разборкам. Причем сделал это подленьким образом: постыдился раскрыть свою сущность перед русскоязычными читателями, но не смог отказать себе в желании набрать дополнительные висты в глазах национально-озабоченной части казахскоязычной аудитории, а заодно и своих кураторов. Похоже, «блогер» и «популист» сегодня действительно стали словами-синонимами.

В статье «Существует ли расовая сегрегация в казахстанском спорте?» содержался детальный, на конкретных примерах, анализ того, сколь грубо Байтук искажает факты, делая на этой основе заведомо ложный вывод («нас, казахов, гнобят на нашей же земле»), – видимо, будучи уверенным в том, что никто не станет перепроверять приведенные им данные. Остается верен он себе и здесь, занимаясь откровенным передергиванием.  Вот фраза из его поста: «Бесят меня вот такие статьи, которыми "мастера пера" пытаются залезть чуть ли не в трусы к людям: браки, разводы, квартиры, долги, кредиты, интим. Какая вам на хер разница, что у человека в личной жизни?». Между тем, для любого более или менее адекватного читателя очевидно, что Адольф Арцишевский, напротив, высмеивает нынешнюю моду выставлять напоказ личную жизнь, чем и увлеклись в передаче «Одна история» наши «теледивы». Обращаясь к ним, 80-летний журналист пишет: «Допускать праздных соглядатаев в личное пространство - не слишком ли это опрометчиво? А ну как сглазят…Девочки, вы в следующий раз поостерегитесь, что ли, столь откровенного телестриптиза…».

Самопиар за казенный счет

Но главный посыл статьи Адольфа Альфонсовича заключался в другом. Если кто не понял, попробую объяснить. Когда передачи о своих телеведущих, дикторах, репортерах делают частные телекомпании – это одно. Как говорится, хозяин (телеканала) барин: раз он его финансирует, то вправе показывать на экране все, что посчитает нужным, даже не считаясь с запросами зрителей. Но когда тем же самым занимается государственное ТВ («Казахстан», «Хабар», «Ел арна» и т.д.), то это уже совершенно другая история. Ну не пристало телеканалам, которые содержатся на деньги налогоплательщиков, тратить дорогостоящее эфирное время на пиар  своих же сотрудников. А то, чем занимаются в рассматриваемой телепередаче Майя и Айгуль, – это настоящий самопиар, начиная уже с ее названия: «Возвращение легенды».

История мировой тележурналистики знает не так уж много «легенд», а в летописи казахстанской (кстати, это касается и газетной) их и вовсе были единицы. Чем заслужила вхождение в этот узкий круг Айгуль Мукей, непонятно. Тем более что время ее работы именно как самостоятельной профессиональной единицы, а не «говорящей головы», кем она была поначалу, выпало на период, когда с отечественного ТВ стали исчезать дыхание жизни и острая проблематика, взамен которых пришло то, что позже назвали «хабаризацией». Конечно, главную ответственность за это несут не сами телевизионщики, но тем не менее… 

Когда-то эффектная дикторша на «Хабаре», впоследствии Айгуль стала делать программы типа «Женсовета» (девичьи посиделки с разговорами о том о сем, а, по большому счету, ни о чем) и ток-шоу, рассчитанные на не особо взыскательную аудиторию. Кстати, в уже далеком  2011 году Адольф Арцишевский писал и о них . А еще она руководила целым государственным телеканалом «Ел арна», который в те годы тоже не отметился чем-то прорывным. Неужели такой бэкграунд тянет на присвоение статуса «легенды»?

Впрочем, сама Айгуль, похоже, не против, когда ее так называют. Вот что она говорит в самом начале посвященной ей передачи «Одна история» (на 6-й минуте): «Я очень рано стала известной, популярной.  Я, наверное, очень небрежно относилась к этой популярности, к любви людской». Завышенная самооценка – явление сегодня обычное, в том числе и среди журналистов, но Айгуль тут перещеголяла всех. Тем временем  Майя активно подыгрывает собеседнице: «Выдержать такую волну популярности, удержаться на гребне, не захлебнувшись звездной болезнью, не каждый сможет». После чего получает ответную порцию дифирамбов. И в подобном приторно-комплиментарном стиле выдержана вся передача, на которую не пожалели 40 минут эфирного времени.   

Возможно,  кому-то из зрителей интересны такие беседы, возможно, кто-то получает кайф от погружения в личную жизнь телеведущих, от знакомства с бытовыми условиями, в которых они живут… Но этим ли должно заниматься государственное телевидение, на это ли должны тратиться выделяемые ему бюджетные средства? Понятно, когда та же Майя Бекбаева посвящает свои передачи Самал Еслямой, которая первой на всем советском и постсоветском пространстве получила приз Каннского фестиваля за лучшую женскую роль (попав в одну компанию с Джульеттой Мазина, Симоной Синьоре, Мерил Стрип и другими выдающимися актрисами), или кардиохирургу Юрию Пя, спасшему тысячи жизней. Но рассматриваемый сегодня выпуск «Одной истории» – совсем из другой оперы. И если «главный блогер страны» не различает такие нюансы, то это, как говорится, его проблемы.

Опасные игры

Теперь что касается итоговой фразы-резюме Байтука: «Почему эти русские журналисты нападают на наших казахов?». Если бы он не поленился погуглить в Интернете, то легко  обнаружил бы, что объектами «нападок» Адольфа Арцишевского становились телевизионщики самых разных национальностей. Например, можно прочесть его статью «Новая кунсткамера на КТК», посвященную программе  «Наша правда» и ее ведущему Алексею Шахматову, казахстанскому «клону» Андрея Малахова, передачи которого российский телекритик назвал «одним из главных генераторов пошлости в стране». А вот оценка, данная нашим коллегой Артуру Платонову с его «Слугами народа»: «… Меня поразило, насколько исчерпывающе самодостаточны вопросы ведущего, а главное - каким менторским тоном он их изрекает, сколь барственны его движения и жесты». И как после этого относиться к оскорбительным обвинениям в адрес Адольфа Альфонсовича, которыми запросто, не выбирая выражений, разбрасывается  Байтук?

Кстати, здесь уместно будет рассказать такую историю. Наверное, никто не станет оспаривать ту огромную роль,  которую сыграла в подъеме казахского национального самосознания изданная в 1975-м книга Олжаса Сулейменова «Аз и Я». Но далеко не все знают, что ее редактором был тогда еще молодой 37-летний писатель Адольф Арцишевский. Причем от последовавших затем  гонений он пострадал куда больше, чем автор. Если у Олжаса Омаровича нашелся могущественный покровитель в лице первого руководителя республики Динмухамеда Кунаева, который не дал поэта в обиду, то заступиться за Адольфа Альфонсовича оказалось некому: с клеймом «неблагонадежного» его уволили из издательства. Спустя некоторое время он с большим трудом устроился на полставки в один журнал (ему надо было содержать семью, поднимать на ноги двух сыновей), но его собственные произведения не издавались более десяти лет – он стал для тогдашнего режима персоной нон-грата. Ситуация изменилась лишь с началом перестройки. Иначе говоря, Адольф Альфонсович реально пострадал за «казахскую идею» - в отличие от того, кто сегодня предъявляет ему обидные обвинения.  

Пост, написанный Байтуком, – лишь одна из участившихся в последнее время попыток найти проявления «антиказахскости» там, где их нет. Поиск мнимых врагов, возгласы «наших бьют!», выпады против представителей других этносов приобрели сегодня настолько распространенный характер, что становится страшно за будущее страны. Нагнетая эту волну, национал-популисты вольно или невольно провоцируют ситуации, подобные той, которая возникла после недавнего трагического инцидента в Караганде. Понимают ли эти люди, якобы выступающие в защиту казахского народа, что своими «играми в патриотов» они лишь сеют раздор и смуту, которые могут ударить по самим казахам как государствообразующему этносу и похоронить надежды на создание в РК по-настоящему цивилизованного общества? Не боятся ли их кураторы, наличие которых ощущается все явственнее, что однажды выпущенного джинна национализма потом очень трудно будет загнать обратно в бутылку? 

Комментарии