ВТОРНИК, 20 АВГУСТА 2019 ГОДА
45897 30-03-2019, 11:52

Кому мешают православные в Казахстане?


Зарубежные  информационные ресурсы любят смаковать тему «гонений» и «притеснений» православных верующих в Казахстане.  Остается только догадываться, откуда им удобнее высасывать подтверждения своим домыслам - из указательного пальца или из безымянного. Конечно, можно было бы посмеяться над такой «аналитикой» и смело спустить ее в унитаз. Но подобного рода публикации наносят серьезный удар по позициям православия в Казахстане.

Избавь нас бог от таких «защитников»

Например, в конце прошлого года на сайте «Русский дозор» была опубликована статья «О русофобии и гонениях на православие в Казахстане». Ее главный вывод сводился к следующему: «… есть все основания опасаться, что православные Казахстана, составляющие более четверти населения этой республики, включая 3,5 миллиона этнических русских, оказываются перед угрозой культурного геноцида, что требует серьезной реакции как от самой России, так и от международного сообщества, если это понятие еще имеет какой-то смысл».

Другой пасквиль появился на днях на сайте информационно-аналитической службы «Русская народная линия». Ресурс, прямо скажем, одиозный и неоднозначный со всех точек зрения. Но на лбу у него это не написано, и многие верят на слово всему тому бреду,  который подается под соусом серьезных экспертных оценок. Провокационный материал за авторством Кирилла Фролова, как утверждается, публициста, руководителя отдела по связям с Русской православной церковью и православным сообществом за рубежом Института стран СНГ, появился 21 марта под броским заголовком «Крещение «Казахской Орды».  Похоже, единственная его цель - посеять смуту.  

Некоторые из сделанных автором умозаключений можно воспринимать как анекдот. Например, это: «…в Казахстане есть мощная прослойка тайных христиан из казахской элиты, которые, как правило, скрывают свое православие даже от родственников. Но их все больше и больше. Когда их количество достигнет критической массы, им надоест скрывать свою православную веру» (?). Тем не менее, несмотря на обилие такого рода выводов, автор не воспринимается «божьим человеком» с ограниченными мыслительными способностями. Как раз наоборот. Он ведет грамотный «троллинг», умело закладывая между откровенной бессмыслицей главные месседжи, которые не могут вызвать в казахстанском обществе ничего, кроме бури негодования.

 Во-первых, автор явно противопоставляет одну религию другим. «…нужно добиваться смягчения законов Казахстана именно в отношении Русской Православной Церкви,  - утверждает Фролов, - потому что такая миссионерская деятельность остановит многочисленных сектантов. Это поймет и традиционный ислам. Многочисленные казахские протестанты уже есть, поэтому для мира и стабильности лучше, если они примкнут к традиционной конфессии — Русской Православной Церкви».

Во-вторых, он слишком уж откровенно нажимает на болевые точки нашего общества, заявляя: «Казахстан для православных русских — это святая земля, исконно принадлежавшая России, освоенная русскими казаками, построившими города Верный, Гурьев, Петропавловск и многие другие, обагренная кровью многих святых Новомучеников и Исповедников Русской Земли и освященная подвигом таких столпов Русской Церкви двадцатого века, как митрополит Иосиф (Чернов). Республика Казахстан создана на русских землях большевиками».

И, в-третьих, автор призывает к неким действиям. «Совершенно очевидно, - пишет он, - что для миллионов православных русских Казахстана «революционный» путь бесперспективен. Что же, ассимилироваться и исчезнуть из истории, а про Верный и Гурьев забыть? Нет, нет и еще раз нет!» И хотя Фролов не разъясняет, как православная паства, на его взгляд, должна добиваться «исторической справедливости», камень, как говорится, брошен.

«Пасха құтты болсын»

Подобного рода заявления только подбрасывают дровишек в и без того незатухающий костер русофобских настроений, которым подвержена определенная часть нашего общества.

Православные Казахстана уже отреагировали на «экзерсисы» этого, с позволения сказать, публициста. На том же сайте в комментариях можно ознакомиться с оценками его «творчества». Например, с такой: «Автор нанес своей вольной интерпретацией фактов серьезный удар по позициям православия и православных верующих в Казахстане». Но проблема в том, что слово уже вылетело, и его вряд ли поймаешь. А, следовательно, не исключено появление в тех же социальных сетях новой бурной дискуссии, которая вряд ли будет способствовать укреплению религиозной терпимости и толерантности в нашей стране.

Надо сказать, что вокруг православия в Казахстане хватает хайпа и без таких  инициированных извне раздражителей. Дальше социальных сетей он, конечно, не распространяется, но, как известно, и капля камень точит. Вот только один из самых безобидных примеров (стилистика, орфография и пунктуация  соблюдены):  «путинская РПЦ, это такой же инструмент пропаганды русского мира, как и раша тудей с лайф ньюс … гнать взашей надо этих гундяевцев бородачей».

Безусловно, подобное отношение к православию в Казахстане не является типичным. Напротив, именно здесь, в отличие от  некоторых других стран бывшего «совка», его последователи, когда крестятся, не оглядываются по сторонам. Только у нас, наверное, можно получить поздравления «Пасха құтты болсын» и собственными глазами увидеть на Крещение мусульманина, ныряющего в прорубь  с троекратным «бисмилла»…  

Кстати, именно Казахстан стал единственной во всем центрально-азиатском регионе страной, где был создан (в мае 2003 года) Митрополичий округ, который сегодня состоит из девяти епархий и включает в себя почти 400 приходов. У нас свободно работают многочисленные православные организации – как культурно-духовные, так и образовательные. Последователи этой веры беспрепятственно занимаются и общественной деятельностью. Созданы «Общество православных врачей Казахстана» с собственным медицинским центром, «Союз православных граждан Казахстана», «Православная обитель «Милосердие».

На православных форумах (коих в нашей стране, кстати, очень много, что тоже весьма показательно) нередко можно прочитать сообщения примерно такого содержания: «Со стороны казахов отношение к православию весьма терпимое, никто его не критикует и не поднимает народ на борьбу с неверными. Вообще, казахи в большинстве своём очень добрый и мирный народ». А если какие-то проблемы и обнажаются, то они, в первую очередь, касаются обращения казахов в православие. Например, житель Петропавловска пишет: «в основном перешедшие в православие встречают неудобства на бытовом уровне, упрёки и нарекания, что-то вроде «предатель» или «захотел стать русским», где-то в глубинке, может, и покруче. Но просвещённая часть общества относится к этому лояльно и без предубеждения. Руководство страны также не делает различий… Я знаю по Алма-Ате человек 50, по настоящему воцерковлённых казахов. Есть священники и диаконы в Алма-Ате и Караганде».

Стоит ли кричать караул?

Конечно, и на солнце бывают пятна. И деятельность православной церкви в Казахстане не всегда протекает гладко. Бывает, возникают недопонимания. Как с представителями  других конфессий, так и с госорганами. Помнится, лет десять назад православная церковь Казахстана объявила о том, что планирует проводить богослужения на казахском языке для прихожан, родной язык которых казахский и которые плохо владеют русским. Однако представители Духовного управления мусульман Казахстана выступили с жесткой критикой данной инициативы, посчитав это недобросовестной конкуренцией и «неправильной агитацией». Но, что важно, ни одна из конфессий в той ситуации не стала тянуть одеяло в свою сторону. Время все расставило по своим местам, и идея с молебнами на казахском языке умерла сама собой.

Конфликты возникают в основном из-за ужесточения религиозного законодательства: за его нарушения уже немало православных были привлечены к административной ответственности. Но стоит ли в таких случаях кричать караул?

Уже упомянутый «Русский дозор» пишет: «… абсурд и скандал уже начался. Так, за попытку распространения жития преподобного Сергия Радонежского оштрафована жительница Павлодара Алена Петровна Дубровская. Не повезло городу Павлодару с 43%-ным русским населением: если бы большевики не включили его в состав КазССР и граница этой республики проходила хотя бы 300 метров от города, то такой проблемы в будущем у русской православной женщины не было бы. То же самое можно сказать про другой приграничный русский город, Усть-Каменогорск, где одну гражданку судили за размещение на интернет-сайте OLX объявления о продаже расшитой бисером иконы Божией Матери. Летом 2017 года также была попытка осудить православного священника Владимира Воронцова из Алма-Аты, на которого донесли за то, что он во время туристического похода с детьми осмелился совершить молитву…».

Действительно, описанные факты имели место. Но можно ли квалифицировать их как  гонение на православие? Ведь закон точно так же строг и к нарушителям, представляющим другие конфессии.  В частности, стоит напомнить, что в ноябре прошлого года жительницу села Шербакты суд признал виновной в том, что на том же сайте ОLХ она выложила объявление о продаже религиозных книг «Крепость мусульманина», «Күнделікті оқылатын дұғалар», «Мұсылманша түс жору». Ее приговорили к штрафу в размере 50 минимальных расчетных показателей…

Возможно, такого рода публикации имеют целью внутриобщинный раскол с тем, чтобы из искры высечь пламя, подобное тому, что бушует в Украине. С другой стороны, в нашей республике, в отличие от Незалежной, для этого нет почвы – слишком уж сильны и пока выглядят незыблемыми связи Казахстанской православной церкви с Московским патриархатом. Поэтому куда более вероятным представляется то, что с помощью таких статей кто-то, спекулируя на религиозном факторе, хочет раскачать лодку нашей общественной стабильности. Но опять же, пока мусульмане холодными январскими ночами окунаются в проруби, а православные пекут шелпеки на казахские праздники и держат ораза за компанию с друзьями, все это бессмысленно.

Впрочем, может,  и не нужно гадать, какие цели преследуют авторы подобных инсинуаций, и просто перестать обращать на них внимание? Тем более что авторитетные эксперты не видят причин для беспокойства.

Церковь как уголок исторической родины

Оценить ситуацию с православием в Казахстане, самочувствие верующих, степень стоящих перед ними рисков и угроз, будь то ужесточение религиозного законодательства или влияние извне, мы попросили председателя  ОО «Республиканское славянское движение «Лад» Максима Крамаренко. Вот что он сказал:

- Православные в Казахстане считаются второй по численности религиозной группой после мусульман, и, наверное, поэтому в свое время, будучи главой государства, Нурсултан Назарбаев говорил  о том, что ислам и православие – два столпа, на которых зиждется духовность страны. С точки зрения религиозной свободы православные не испытывают каких-то притеснений. При этом следует отметить, что со стороны представителей мусульманской общины выражается уважение в адрес тех православных граждан, кто часто посещает храм и чтит свои религиозные традиции.

Законодательные новации, которые недавно предлагалось внести в Закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», поначалу были настороженно восприняты представителями православной общины – имеются в виду положения, регламентирующие  ношение внешних атрибутов принадлежности к религии. Сработало «сарафанное радио», распространившее искаженный смысл этой законодательной поправки, согласно которой, как ее первоначально восприняли отдельные верующие, могут запретить носить даже нательные крестики. Хотя речь в законопроекте шла только о внешних атрибутах деструктивных религиозных культов. В данном случае имела место недоработка уполномоченных государственных органов, которые не провели вовремя разъяснительную работу среди верующих граждан Казахстана относительно  необходимости и смысла этих поправок.

Сейчас в Казахстане свободно функционируют православные храмы, строятся новые. Нет никаких запретов на совершение религиозных обрядов (исключения касаются только госорганов и госучреждений, что, конечно же, правильно с учетом светского характера государства). На протяжении, наверное, 10-15 лет наблюдается рост количества тех, кто стал часто посещать церкви. Связано это, скорее всего, с тем, что православная община в РК состоит преимущественно из русских, которые в 1991 году в одночасье оказались за пределами своего государства. Поэтому сейчас для них православный храм становится не только культовым сооружением, где совершаются религиозные обряды, но и уголком  исторической родины. Действующий на территории Казахстана митрополичий округ является структурным подразделением русской православной церкви Московского патриархата, поэтому участие в деятельности религиозной общины действительно способствует сохранению своего «этнокультурного кода».

Возможно, этот факт воспринимается враждебно со стороны националистов, находящихся на грантовом содержании геополитических оппонентов России. Ведь религиозная идентичность – еще одна преграда для ассимиляции. А судя по действиям коллективного Запада в Украине, его основная цель на постсоветском пространстве - либо выдавить, либо ассимилировать русское население в новых независимых государствах. Поэтому в противовес Московскому патриархату на Украину «притащили» Константинопольский. Сейчас есть определенные опасения по поводу того, что внешние силы могут попытаться повторить аналогичный сценарий и в Казахстане, запрограммировав тем самым внутриконфессиональный конфликт…

 

 

Комментарии