ПОНЕДЕЛЬНИК, 25 МАРТА 2019 ГОДА
8-06-2012, 07:04

Новая кунсткамера на КТК


В стародавние, незамутненные пиаром времена иная темпераментная селянка, когда у нее не хватало слов в перепалке с ненавистной соперницей, показывала той голую задницу. И оппонентка, пораженная столь веским аргументом, как правило, была не в силах продолжать дискуссию, то есть попросту "затыкалась" и, посрамленная, обычно прекращала прения, бесславно покидая поле боя.

Жертва самопиара

Нечто подобное произошло в ходе очередного выпуска программы "Наша правда" на КТК, когда некая селянка… то бишь некий внешне вроде бы весьма благопристойный 45-летний живописец в порыве безудержного самопиара и не найдя иных аргументов в споре, обнажил перед публикой свое самое сокровенное. Правда, обнажил, что говорится, с тылу. Неровен час, если его пригласят на ТВ снова, он с не меньшим откровением продемонстрирует свое творческое "я" не только с тыльной стороны, но и с фронтальной. Какой там на фиг фиговый листок! С точки зрения телемастеров с КТК, то будет классная инсталляция. Представляете? "И я достаю из широких штанин дубликатом бесценного груза"… Впечатлительные дамочки, увидев подобную инсталляцию, падают в обморок. Или, прикрыв ладонями глаза, покидают студию. Мы уж не говорим о тех непарламентских выражениях, что изрекал при этом герой дня, то бишь обнажающийся живописец, его словесные излишества даже не пытались "запикать" на экране, чтобы предельно ясна была глубинная суть словоизлияний "артиста" -  именно так рекомендовали его называть эксперты. Если это артист, то работал он явно не по системе Станиславского, тут задействованы были совсем иные, далеко не креативные координаты.

Две участницы этого шибко интерактивного ток-шоу встали и демонстративно ушли с передачи. И правильно поступили. Дело даже не в этике, не в элементарных правилах приличия. Они вовремя поняли, что самое главное, самое интересное уже произошло, дальше ничего сногсшибательного им не покажут. Нечего показывать! И были правы.

Но самое удивительное то, что все оставшиеся на ток-шоу (а это были журналисты, эксперты, искусствоведы, психологи, PR-менеджеры, радио- и телеведущие соседних каналов) к подобному самовыражению мастера кисти отнеслись с полным пониманием и даже одобрением. В том числе и ведущий программы, призванный следить за регламентом и за тем, чтобы ораторы не отклонялись от заданной темы, не вздумали вцепиться в волосья друг другу и не кинулись дискутировать врукопашную. Ну и, наверное, чтобы они вели себя более или менее в рамках хоть какого-то приличия.

А модератор меж тем, как Леонардо да Винчи (тот был, чтоб вы знали, не только гениальный художник, но и выдающийся анатом), оценив глазом опытного рисовальщика пропорции обнаженной части тела живописца, ничуть не смутившись при этом, спокойно выждал, когда тот упрячет голую задницу в брюки, застегнет ширинку и ремень, плюхнется в кресло с видом победителя. И предложил эстетам, сидящим в студии, оценить, насколько удачен подобный демарш с точки зрения самопиара -  именно эта тема стояла на повестке дня.

 

Пиар без понтов

И умные вроде бы люди, вполне интеллигентные, владеющие довольно обширным словарным запасом, принялись на полном серьезе говорить об одинокой душе живописца, о том, что перед нами "самый смелый художник современности", что "он продемонстрировал нам свой творческий почерк".

Нам показали и его картины. Наверное, они написаны на вполне приличном уровне. Но теперь уж я ничего не смогу с собой поделать: для меня и для тех, кто видел эту телепередачу, сквозь каждое его полотно будет проглядывать… Вы уже догадались - что.

Между тем градус эмоций в студии порой зашкаливал, и ты начинал чувствовать себя сотрясателем основ: "Сегодня в мире восхищаются картинами, нарисованными мужскими гениталиями и женской грудью". То есть голый зад, явленный перед телекамерой, был рассмотрен во всех мыслимых и немыслимых аспектах. Это не анекдот, не фрагмент абсурдистского спектакля. Все было всерьез и длилось около часа.

В развитие темы в студию пригласили "певца-абстракциониста". Голос его и впрямь являл собой некую трудноуловимую абстракцию. Потом нас познакомили с еще одним художником, который считает себя "социальным сперматозоидом".

Я мрачно внимал телеящику, испытывая смертную скуку. Мне напрочь неинтересна была ни тема, заявленная в "Нашей правде", ни ее развитие. Я пытался понять, кому это может быть интересно, кроме самих "павлинов", собравшихся в студии и демонстрировавших  свою заурядную "исключительность". Им как бы предписывалась роль тех, кто должен создавать положительный имидж Казахстана. А на поверку, кроме голого зада, им и показывать нечего.

 

Об экспертах и белых воронах

Я, правда, исключил бы из этого ряда байкера Дмитрия Петрухина, человека достойного и, наверное, интересного -  он как белая ворона смотрелся в этом сборище, не совсем понимая, зачем его сюда зазвали. Впрочем, в каждом выпуске "Нашей правды" обязательно есть такая белая ворона. Для контраста, наверное, тому паноптикуму, в который окунают телезрителя. Но к теме белой вороны мы еще вернемся.

Смотришь на все это телебезобразие и вспоминаешь, что лет 20 назад пределом эпатажа на телеэкране было плескание воды на оппонента. Из стакана. Этот акт совершил сначала Жириновский на одном из российских каналов, сцепившись с Немцовым. У нас этот кунштюк повторил любимец публики и женщин генерал Гани Касымов. Говорили, что там лишь с третьего дубля удалось запечатлеть более или менее правдоподобно обливание оппонента водой из стакана. Потом, правда, генерал для убедительности раздавил стакан в кулаке. Не знаю, сколько на этот раз понадобилось дублей на КТК для самовыражения творческого кредо живописца, но эпатаж удался на славу, креативность КТК налицо, то есть, пардон, канал вот именно явил нам свое подлинное лицо без прикрас.

Кстати, мы вели пока речь о последнем выпуске "Нашей правды", а всего их было четыре. Так вот, в первую, премьерную, программу в качестве эксперта и белой вороны по совместительству был приглашен именно генерал Касымов. Вообще Гани Касымов - специалист очень широкого профиля, но пикантность ситуации заключалась в том, что та, дебютная, телепередача была посвящена жрице любви Карине Шаробоковой, девушке… нет, не легкого поведения, она в своем деле профи высочайшей пробы, и не с панели, а с широких московских просторов, хотя родилась в Караганде, что очень смущало наших джигитов. "Не говорите никому, что вы родом из Казахстана", - умоляли они ее, переживая за престиж нашей страны. Сама Карина была иного мнения, потому что убеждена, что как профи в своем деле она как раз повышает имидж родины. "Я не какая-нибудь там… девушка по вызову, - витийствовала она перед телекамерой, - я просто развожу мужиков на бабло". Причем делает она это небезуспешно. Несмотря на свой весьма юный возраст, уже купила в Москве квартиру и перевезла к себе родителей из Караганды. "А специальность у вас есть?" - осторожно поинтересовался у нее эксперт. И она торжествующе объявила: "У меня два высших образования!" - с достоинством поддерживая ладонями то, что не без труда вмещал бюстгальтер и что для нее было важнее всяких там дипломов. "У меня узкая специализация… - она продемонстрировала талию, - и очень широкие возможности". Вы догадались, конечно, на что она указала и что имела в виду. Подобные эскапады были так далеки от уставных отношений, что привели в ярость эксперта. Он даже пригрозил закрыть телеканал, если гостья будет столь демонстративно выходить за рамки приличия.

 

"Наша правда" и здравый смысл

Вообще, девушке можно было бы посочувствовать и даже пожалеть ее, если бы она хоть капельку нуждалась в нашей жалости. Она как раз была убеждена, что жалости достойны все мы вместе взятые. А вот генералом невозможно было не любоваться. Благородство, достоинство, мудрость, честь - всем обликом своим он являл этот джентльменский набор. Было искренне обидно за этого достойного человека, которого поставили в неловкое положение, заставив комментировать все это непотребство.

В неловкое положение был поставлен и телезритель. Зачем ему показывали все это? Чтобы предостеречь от подобной судьбы юные неокрепшие души? Не похоже. Как раз неокрепшие юные души, попади они в силки и тиски непростых жизненных обстоятельств, могут взять за пример для подражания образ жизни этой красотки по прозвищу "кукла Барби". Смотрите, как она успешна в своем деле, имея "два высших образования, узкую специализацию и широкие возможности". А с точки зрения нормальной психики и здравых жизненных установок изломанная судьба карагандинки с московской пропиской мне как типичному представителю широкой аудитории телезрителей мало интересна и не нужна.

Поначалу теплилась надежда, что "Наша правда" дотянется до здравого смысла и очень даже может стать полезной. Второй выпуск ее был посвящен нашим турагентствам и туроператором, которые, пользуясь доверчивостью законопослушных граждан, порой обирают их до нитки и бросают на произвол судьбы вдали от родного Отечества. Разговор был как нельзя кстати в канун летних отпусков. В телепередаче нас ожидало много открытий. Кидалы, к примеру, непотопляемы. Ободрав нас как липку и бросив безбилетными в аэропорту Каира, Антальи - да где угодно! - они объявляют себя банкротами, на какое-то время (но на очень недолгое), падают на дно и вскоре всплывают вновь уже под другим названием, чтобы снова и снова проделывать все те же махинации. Причем все они известны правоохранительным органам, но, как лимонадный Джо, неуловимы. А мы зарабатываем инфаркты. А наш МИД, в сущности, ничем не может помочь нам, когда мы оказываемся как раки на мели в дальнем зарубежье.

Нужен ли телеэкрану татуаж?

А потому я с жадностью приник к следующему, третьему, выпуску этой программы, готовясь с благодарностью принять ее очередные предостережения. Но вместо этого попал мордой лица в кунсткамеру Петра Великого - она существует до сих пор в Питере, там собраны диковины со всего света: заспиртованные двухголовые змеи, теленок о пяти ногах и так далее. На КТК, правда, никого еще не заспиртовали, но диковин здесь - целая галерея. К примеру, "леди джаз", легенда Алматинского Бродвея - гибка, стройна, выступает в ночных клубах. И когда она застенчиво призналась, что ей 75, Ирина Савостина, присутствовавшая на телепередаче, невольно осенила себя крестным знамением: "Ох уж эти танцы-дранцы!". Впрочем, ей пришлось делать это не единожды, потому как следом появилась юная особа, которую можно было бы назвать "леди татуаж". На ней места живого не было, вся в татуировках. Ирина Алексеевна подозвала ее к себе и долго изучала узор, что уходил вглубь декольте: "Как же ухажер тебя целует, милая? Это же страшно, тут сплошные драконы…" А потом появился парень в подвенечном платье - у него легкая форма гендерной диспории, ему нравится быть девушкой. "А морду на всякий случай прикрыл", - заметила Ирина Алексеевна. Но тут к ней подлетел певец Александр Ратеев, двойник Пугачевой, тоже в умопомрачительном платье, и Савостина прониклась уже его проблемами: "Бреешься, поди, по нескольку раз в день?". Конечно же, при этом присутствовали эксперты и комментаторы, люди уважаемые и без всяких завихрений, но они опять же с умным видом рассуждали о праве каждого быть оригинальным, поскольку передача была посвящена тем, кто выбивается из стереотипа и, в конце концов, имеет право на кураж. Как же, как же! "Мой эпатаж - мое спасение!" - с видом оракула вещал ведущий. Там, правда, мелькнула житейская горестная частность: у "леди джаз" сын единственный погиб в автокатастрофе, и увлечение джазом стало, очевидно, следствием этого горя, а может, именно оно и  помогло ей горе одолеть. Но эта частность утонула в словесной шелухе, и, наверное, она была излишней в данном контексте.

- Давайте будем терпимее друг к другу, будем проще, - итожил передачу ведущий. А я сидел перед телеэкраном и недоумевал: зачем в течение часа мне пудрили мозги, показывая этих людей со странностями, с легкими отклонениями от общепринятого? Чтобы я посочувствовал им? Они не нуждаются в этом. Потешил свое самолюбие, что я не такой, как они? Или хотели предостеречь тех, кто моложе: мол, нанесение татуировок в 33 процентах приводит к осложнениям. Об этом не без тревоги говорила дерматолог. Нанося татуировку, можно "заработать" гепатит, столбняк, туберкулез. Все так. "Но считают ли они себя жертвами?" - ликующе вопрошал ведущий. А рядом с ним восседала мастер татуажа, излучая такой оптимизм, что все предостережения звучали с точностью до наоборот.

А меня терзал все тот же вопрос: зачем мне и моим домашним все это? Какой от этой телепередачи прок? Зачем меня тащат в паноптикум? По правде сказать, там лишь одно неповторимое живое и недоуменное лицо сокрушающегося и переживающего человека - лицо Ирины Савостиной. Я невольно сочувствовал ей и был с нею заодно.

Конечно, совершенно очевидно, что это калькирование телепередачи Андрея Малахова. Но - неужели нет лучших образцов для подражания? Ведет программу Алексей Шахматов… Но… куда же, бедный Алеша, вас по неразумению занесло в этот раз? Понимаю, человек он подневольный, делает то, что велит теленачальство. И старается делать профессионально, на уровне. Не его вина, что уровень этот порою ниже тротуара. Как сказал Андрей Битов, когда нельзя поднять уровень, понижают плинтус.

Комментарии