ЧЕТВЕРГ, 26 НОЯБРЯ 2020 ГОДА
6436 7-06-2017, 09:30

Когда Казахстан перестанет жить чужим умом и включит свои «мозги»?


Уже давно не секрет, что большинство стратегических программ для Казахстана пишут иностранные консультанты. Причем оценивают они свои услуги как минимум в 5-10 раз дороже, чем местные аналитики. Но несмотря на баснословные гонорары, польза от их рекомендаций весьма сомнительна, а порой то, что они советуют, и вовсе может нанести стране серьезный ущерб. Это немудрено: им неведомы казахстанские реалии, а универсальных «рецептов счастья» на все случаи, как уже не раз доказывала история, не существует.

Мода на иностранных консультантов пришла в Казахстан сразу после обретения независимости. Власти готовы были платить за их рекомендации любые деньги - и платили. Гонорары порой достигали семизначных цифр, в том числе в иностранной валюте. Чего стоит один только Тони Блэр, который давал казахстанскому руководству советы по реформированию экономики, за что получал, по данным The Telegraph, более 6 миллионов долларов в год. В конце концов, это сотрудничество обернулось разочарованием для обеих сторон. Бывший премьер-министр Великобритании даже не стал скрывать, что «несколько сожалеет о том, что был советником Назарбаева».

Похожие чувства в отношении Казахстана наверняка испытывают и другие иностранные «советники», но цена вопроса, как правило, перевешивает принципы. Впрочем, мало кто из них особо заморачивается по поводу того, чтобы глубоко вникнуть в наши проблемы ради выработки всесторонне обоснованных и грамотных рекомендаций. Да и где гарантии, что, работая вроде бы на Казахстан, они не преследует интересы своих стран?

Как утверждает один из отечественных экспертов, пожелавший остаться неизвестным, международные компании, консультирующие Казахстан, делятся на два типа. Первые попросту нанимают казахстанских специалистов, которые выполняют за них основную работу, получая при этом гораздо меньшие суммы. «Они проводят интервью с местными экспертами или берут их на субподряд. Затем оформляют рекомендации казахстанских аналитиков в удобный для себя формат, красивые презентации и выдают как собственный консалтинг. И это еще более или менее ответственный подход», - говорит наш собеседник.

Другие ищут совсем уж легкие пути, и порой дело доходит до маразма: «Они тупо берут уже готовые рекомендации для развивающихся стран и пихают их Казахстану. Взять, к примеру, идею развивать здесь ремесленную культуру. На самом деле ее в свое время разработали для одной из отсталых африканских стран, но затем попытались предложить как новацию для Казахстана. Но ведь наша республика – гораздо более развитая, и нам нужны заводы, а не ручной труд с тяпкой или вырезание по дереву. Причем таких примеров очень много, - сетует эксперт.

По его словам, самая большая проблема — это то, что ни те, ни другие даже не пытаются учесть местную специфику: законодательство страны, природные особенности, сложившуюся культуру отношений и т.д. А об интересах национальной безопасности в данном случае вообще можно забыть. В итоге получается, что госорганы выбрасывают огромные деньги на бесполезные рекомендации.

Последние, как отмечал в одном из интервью нашей газете экономист Петр Своик, по сути невыполнимы, поскольку казахстанская экономика имеет свои специфические особенности, явно не соответствующие либеральным представлениям об экономике вообще. Мало того, она попадает под непрерывный иностранный надзор, который навязывает ей эти самые либеральные представления.

«Понимаете, экономика, построенная на очень высокой степени естественного и полуестественного монополизма, просто не может действовать в навязанных нам конкурентно-рыночных условиях. У нас же все построено на добыче и экспорте сырья, где в принципе нет конкуренции… Мы еще в конце 1990-х – начале 2000-х заменили собственную экономическую идео­логию на предложенную нам извне и стали внешне управляемыми. В частности, мы отказались от национального монетарного суверенитета, построили весь экономический цикл на внешних инвестициях и внешнем фондировании наших банков, приняли за основу рекомендации по разгосударствлению экономики. У нас даже при правительстве работают разного рода консультационные компании типа McKinsey, которые не только зарабатывают здесь очень хорошие деньги, но и фактически формулируют идеологемы и направления экономичес­кой политики... Я бы даже сказал, что сегодня нашей экономикой управляет McKinsey, а вовсе не Министерство экономики», - заявил тогда Петр Своик.

И действительно, международная консалтинговая компания McKinsey, специализирующаяся на решении задач, связанных со стратегическим управлением, прочно заняла позиции одного из основных экономических консультантов Казахстана. По словам нашего анонимного эксперта, она получила львиную долю заказов, на ее долю приходится больше половины всех программ развития, действующих в республике. Чтобы понять степень ее влияния на экономические процессы в стране, достаточно взглянуть на заголовки в местных СМИ: «Правительство Казахстана с помощью McKinsey планирует значительно повысить эффективность горнодобывающей промышленности в стране», «Министерство охраны окружающей среды для разработки стратегии по переходу страны на "зеленую экономику" привлекло специалистов компании McKinsey», «Компания напишет концепцию вхождения страны в 30-ку развитых стран мира», «McKinsey подскажет Казахстану путь в первый мир» и т. п.

И вот тут возникает главный вопрос: а что делают отечественные эксперты и куча независимых и зависимых мозговых центров, пока формированием государственной политики занимаются зарубежные консультанты? Ответ прост: они не пользуются авторитетом в глазах власти, соответственно спрос на их продукцию и услуги невелик. Вот почему многие из них вынуждены наниматься в субподрядчики к разного рода McKinsey и получать за это копейки.

«Главная проблема отечественных мозговых центров заключается в их недостаточной востребованности, - рассуждает аналитик Султанбек Султангалиев. - Это вызвано не столько их интеллектуальной сла­бостью, сколько преклонением нашей бюрократической элиты перед всем иностранным. Властные струк­туры предпочитают обращаться к кому угодно, но только не к казахстанским интеллектуалам, которые, кстати говоря, ни в чем не уступают зарубежным».

Кроме того, отечественные «фабрики мысли» постоянно сталкиваются с такими проблемами, как слабая финансовая поддержка со стороны государства и жесткий заказ на определенный результат. А это, на взгляд эксперта, неминуемо ведет к их ангажированности, необъективности оценок и выводов, которые они выдают по итогам своих исследований, и, конечно же, отрицательно сказывается на имидже самих аналитических структур.

«У заказчиков, будь то государство или финансово-промышленные группы, нет понимания важности долгосрочных исследований в той или иной области. Хотя, безусловно, потребность в использовании потенциала экспертных групп уже давно назрела. Более того, считаю, что если бы наша власть прислушивалась к выводам мозговых центров и отдельных казахстанских экспертов, то нынешней критической ситуации в социально-экономической сфере Казахстан смог бы благополучно избежать», - уверен Султанбек Султангалиев.

Но как долго эти простые истины будут доходить до наших госуправленцев? Пора бы уже разочароваться в горе- консультантах из-за бугра и начать, наконец, кормить своих интеллектуaлов, а не чужих.

Комментарии