СУББОТА, 16 ЯНВАРЯ 2021 ГОДА
8144 23-12-2015, 12:07

Почему падает интеллектуальный потенциал страны?


Если бы власть прислушивалась к оценкам и рекомендациям мозговых центров и отдельных казахстанских экспертов, то нынешней критической ситуации в социально-экономической сфере можно было бы избежать. К такому выводу пришли участники недавнего экспертного опроса о недостатках казахстанских think tanks, организованного  на страницах нашего издания. В продолжение этой дискуссии мы беседуем с аналитиком Кайнаром Капановым, вместе с которым попытаемся копнуть еще глубже и понять, что же привело страну к кризису мысли и идей.

- Кайнар Хисметович, давайте начнем с причин отсутствия спроса на "продукт" казахстанских мозговых центров…

- Наша власть, пытаясь наладить сотрудничество с интеллектуалами, не понимает, как нужно действовать в условиях свободного общества, где приказывать нельзя. И совершенно очевидно, что это самая главная проблема в отношениях между ними.  Тот, кто не желает признавать необходимость взаимодействия с интеллектуальной элитой,  рискует вовсе ее лишиться. А наша самоуверенная власть не хочет признавать центральное место знания и его носителей в институциональной системе.  

«Распил» в науке, который сейчас происходит, ведет к полной деградации страны, расслабленности государственной мысли. А потому нет ни понимания ситуации, ни представления о том, какими могут быть пути выхода из нее.  

Сейчас, к примеру, довольно активно развиваются формы «антрепренерской науки». Речь идет о формировании клана приближенных к власти экспертов, аналитиков, политологов. Это выражается в создании соответствующих институтов, фондов, исследовательских центров. Расцвели пышным цветом околонаучная деятельность и псевдоаналитика, связанная с решением любых исследовательских задач, тем более если это сулит материальные выгоды. Результаты научных исследований искажаются в угоду заказчикам, что приводит к самым печальным последствиям.

Отсутствие по-настоящему независимых экспертов, аналитиков – фактор, предопределяющий низкое качество государственных решений. Нельзя управлять страной, не предвидя возможных последствий. Например, что мешало сделать ставку не на нефть и газ, а на сельское хозяйство, создать лучшее в мире сельхозмашиностроение или завезти в страну все, что хорошо пашет, сеет, убирает, доит, взбивает, хранит, и на основе это организовать собственное производство всей этой продукции?

Наша система управления – это смесь госпиара и метода тыка. Мы не видим решений, мало того, мы не видим проблемы, существующие на всех уровнях власти. Пора уже выглянуть из своей юрты, обратиться к мировому опыту. Причем для этого вовсе необязательно мотаться по всему миру на бюджетные деньги...

- Опыт каких мировых think tanks вы бы посоветовали применить в Казахстане?

- Возьмите, например, Индию, где связь между обществом и государством обеспечивается не только благодаря политическим партиям. Важную роль в ее поддержании играют интеллектуальная элита страны и система социально-гуманитарных наук. Особенность последних - их социально-критический пафос, опирающийся на высокий профессиональный уровень исследования.

Социальные науки в Индии являются одним из важнейших элементов системы обратных связей. Это особенно важно в условиях незавершенной институционализации партийной системы. Они разрабатывают альтернативные модели и стратегии развития общества, тем самым объективно укрепляя демократический механизм. Кроме того, ученые-гуманитарии привлекаются к участию в работе государственных органов. Это предотвращает деградацию и авторитаризацию политической системы.

Еще пример. В США негосударственные аналитические сообщества соединили корпорации и государство в единое целое. Такое сращивание происходит на базе не узкокорыстных интересов корпораций, а совместного осознания стратегических задач. С помощью аналитического сообщества там изначально сформулированы национальные интересы как единые для бизнеса и государства. И я считаю, что этот механизм давно пора перенести в Казахстан. Только те национальные школы, которые смогут выйти на уровень задач глобальной аналитики, смогут обеспечить преимущества своим государствам и народам в процессе выхода на достойные позиции в мире.  

Безусловно, в Казахстане необходимо развивать научно-политическое сообщество. Ведь у нас есть (в том числе и среди тех соотечественников, которые живут и работают за пределами страны) суперспециалисты, которые, как правильно говорит Ермек Турсунов, переросли родину. Это люди мысли и дела - чрезвычайно редкое сочетание, но оно-то и дает взрывной эффект.

На парижской конференции нобелевских лауреатов говорилось о том, что научные знания - одна из форм власти, поэтому как отдельные люди, так и народы должны иметь равный к ним доступ, а потому «ретрансляторы» нужны и власти, и обществу.

Сегодня в Казахстане существует серьезное противоречие между интеллектуальным потенциалом и невозможностью его реализовать. Но я уверен: уже через 15-20 лет яркие интеллектуалы, их компетенция и личные качества возрастут в цене.

- Почему же в Казахстане интеллектуальный потенциал так слабо развивается и раскрывается?

- Произошло очевидное падение интеллектуального уровня во всех сферах: ТВ, кино, литература, наука, образование, идеология… В стране возник интеллектуальный голод. По сути, за последние годы произошло отделение интеллигенции, интеллекта от власти, в результате чего мы сегодня пожинаем плоды интеллектуального и гражданского  банкротства.

Общество задыхается без новых идей в политике, бизнесе… Нет культуры мышления о сложных вещах, нет мобилизующих идей. Правильно говорят, что знания – это кусок, а идея – это дверь, дверь в новый мир или в новую сферу. Она возникает в результате диалога, взаимодействия, высокой концентрации интеллекта. Идеи управляют и переворачивают мир. Большие идеи доминируют над событиями. А пока их нет, не будет и больших людей.

На мой взгляд, главная проблема заключается в повсеместной некомпетентности и безответственности. При этом важно осознавать, что компетенция – это не столько обладание информацией, сколько умение построить аргументацию. Грустно, но факт: некомпетентность сотрудников сегодня стала важнейшей характеристикой иерархической управленческой системы.

В управленческий аппарат приходят люди, плохо или ничего не смыслящие в той сфере, которой они призваны руководить. Им все равно, чем руководить  - наукой, производством или искусством. Такая вот вакханалия функциональной неграмотности.

Кроме того, сейчас расплодились фальшивые спецы, обладающие дипломами, но не знаниями. Страну накрыла "диссертационная ловушка" - теневая система защиты ученых степеней. Но истина в том, что никакие чины и звания не в силах передать масштаб личности, ума. Состояние самодостаточности достигается благодаря каждодневной, ежечасной работе над собой. Это работа на полипарадигмальном, многовекторном, междисциплинарном уровне. Это проектное мышление. Все это могут выдержать только «тягловые люди».

Сегодня надо уметь переносить знания из одной области в другую, как при глобализации: государств двести, а рынок один. При таком раскладе, конечно, узкий специалист не успешен. Мир давно живет по формуле: "Мысль локальна, а действие ее глобально".

-  А откуда взять таких универсальных специалистов?

- Интеллектуалы должны исследовать реальность, а не декларировать желаемое. Их ключевая функция заключается в критическом сопровождении происходящего. Суперспециалист (а сейчас мало быть просто специалистом) должен перерабатывать гигантский объем информации. Отбор и оценка самого необходимого – это главное. Желательно еще и мониторить весь мир вширь и вглубь.

К сожалению, для многих заработок оказался важнее профессионального достоинства. Не удивляйтесь, но страна сейчас обходится без профессионалов. Она использует механизм консервации общественного развития и блокировки интеллектуального развития.

Ясно, что профессионал - это всегда нечто неприятное для непрофессионала. Поэтому власть боится профессионалов. Кстати, тому, кто пошел во власть, депрофессионализация гарантирована. Потому и нельзя сливать в одно "ведро" политическую и интеллектуальную элиту.

Впрочем, не все заспешили дорого продаться... Еще остались личности, которые не дают нашему цеху скатиться в плебейство мысли, для них важны интеллектуальная честность, интеллектуальная свобода.

Интеллектуалы – всегда плохие патриоты. Их задача –  "судить, а не млеть в чувствах". Наука работающая, ищущая действительно влияет на политику. В Казахстане сегодня этого нет. Кроме того, в самой политике нет силы, которая бы формировала мысли.

Комментарии