ПОНЕДЕЛЬНИК, 16 ИЮЛЯ 2018 ГОДА
2251 27-01-2017, 00:48

Нужна ли Казахстану государственная идеология? Если да, то какая?

KZ RUS ENG

Состояние идеологической работы в нашей стране часто подвергается критике, причем, как правило, небезосновательно. Мы не единожды обсуждали эту проблему на страницах нашей газеты, но время выдвигает все новые и новые вызовы, поэтому мы попросили известных казахстанских экспертов высказать свои соображения на сей счет. Им были заданы следующие вопросы:

  1. Какой должна быть идео­логическая работа в государстве? На каких принципах она должна выстраиваться? Какие методы должны лежать в ее основе?
  2. Если бы вас привлекли к такой работе, то что конкретно вы предложили бы для повышения эффективности идеологической работы? И на какие аспекты сделали бы упор?

Идеология должна иметь объединяющий смысл

Султанбек Султангалиев,

политолог

В 1990-х годах в демократическом порыве отказа от советского наследия мы решили, что государственная идеология является пережитком авторитарного прошлого. Это тот самый случай, когда вместе с водой выплеснули ребенка. На мой взгляд, это был неосознанный, но подсознательный акт власти, потому что любая идеология требует соответствия и ответственности. Ответственности власти перед народом в первую очередь. Именно такую ответственность власть не захотела на себя брать.

Идеология является фарватером, по которому движется корабль государственности. Куда движемся мы? Мы отринули социализм, но и капитализм в его удобоваримом формате так и не построили. То, что существует в казахстанской модели экономики и соответственно в обществе, – это феодализм чистой воды, приправленный видимой внешней формой рыночных отношений.

В данный момент, на мой взгляд, государственной идеологии Казахстана не существует. Есть какие-то робкие зачатки попыток понять, что мы из себя представляем как социум, как общность людей, но никакой осознанной, сформатированной и продвигаемой в сознание масс идеологической модели нет. На протяжении двадцати лет власть устраивает ежегодные ритуальные танцы с бубнами вокруг посланий президента – посланий, реализацию которых уже давно никто не отслеживает. Но это совсем не идеология…

Эксперты часто говорят о том, что Казахстан находится в информационном пространстве России. Но простите, так оно и будет продолжаться, и суть проблемы заключается не в русскоязычных СМИ и не в привлекательности российского информационного контента, а в том, что мы не смогли выработать свою качественную идеологическую модель.

Причина того, что казахстанское сообщество очень легко образует два или три непримиримых политических лагеря по любому поводу, заключается именно в отсутствии своей, казахстанской, государственной идеологии.

Что может сплотить нас всех?

Во-первых, на мой взгляд, необходимо выдвинуть четкий, не допускающий двояких толкований общий посыл: «Мы все – казахстанцы. Мы все – одна семья». Абсолютно неважно, как это обзовут - интернационализмом или толерантностью, главное – объединяющий смысл.

Во-вторых, необходимо все же уяснить для себя цель общественного развития: какое общество мы хотим построить на нашей земле?

Идеологические посылы должны быть адресными

Талгат Исмагамбетов,

политолог

  1. Функция любой идеологии – объединить или интегрировать часть общества на основе какой-либо политической философии. Скажем, социал-демократической, консервативной или какой-то еще. Вы подразумеваете общегосударственную идеологию. Но это уже явление прошлого, поскольку интеграция общества в условиях дня сегодняшнего возможна на основе консенсуса по выработке общих ценностей и новых правил политической и экономической игры. Поэтому, когда ставится вопрос о состоянии идеологической работы, происходит невольная подмена понятий. Есть некий центр, который имеет возможность влиять на объекты политики, то есть на какие-то социальные группы населения и граждан, и транслировать свои установки, свои цели, интересы и задачи.

Но тут есть достаточно специфичные моменты. Когда встает вопрос об идеологиях политических партий, проблем не возникает. Потому что они интегрируют свои сегменты общества (социальную базу своих политических установок), причем сугубо на добровольной основе. Но когда речь заходит о попытке интеграции со стороны государственной власти, то возникает сложность: обратный импульс, исходящий от общества в целом и отдельных социальных групп в частности, возвращается с некоторым опозданием. То есть обратная связь срабатывает не очень эффективно.

Поэтому иногда появляются проблемы, что, собственно, мы сейчас и наблюдаем в нашем обществе. Вроде бы какой-то закон принимается после обсуждения в узком кругу экспертов и представителей общественности, а когда он вступает в силу, то обнаруживаются его слабые места. Как это, например, произошло недавно с законом о временной регистрации, а ранее – с законами о дольщиках, женщинах-декретницах.

Поэтому вопрос должен стоять не столько о единой идеологии, сколько об идеологиях. Задача государственной власти – обеспечить условия для выработки общих норм и ценностей. Прежние советские ценности неизбежно размываются, а на их место приходят другие, причем самые разнообразные. Как традиционалистские, так и исламистские. В этих условиях действительно необходима даже не сама государственная идеология, а общий подход. И роль государственной власти в этом смысле гигантская. Я бы даже сказал – исключительная.

Нужна не столько государственная идеология, сколько, как я уже сказал, консенсус по общим ценностям и новым правилам экономической и политической игры.

В принципе, уже есть достаточно внушительная идеология у партии власти «Нур Отан» – социальный консерватизм. Однако если перевести ее на простой и понятный язык, то это означает, что мы придерживаемся ценностей существующего порядка, но в отношении социальной сферы мы действуем в зависимости от обстоятельств. Поэтому мы поддерживаем сокращение расходов на социальную сферу, когда денег не хватает. Получается так, что в отдельные моменты из этой идеологии выпадают интересы отдельных социальных групп.

Интерес государства заключается не в том, чтобы транслировать какую-то идеологию, а в том, чтобы все эти разнородные участники политического процесса двигались в рамках одной системы, по одним и тем же правилам и разделяли общие ценности. Но это вовсе не означает чего-то вроде консолидации вокруг одной партии или политической платформы (а-ля КПСС). Например, любители шахмат во всем мире играют по одним и тем же правилам, но каждая партия играется по-своему. Однако никто не создает новую игру. В рассматриваемом случае то же самое.

Государственная идеология не нужна, и ее быть не должно. Идеология может быть партийной, а поскольку государство стоит над партиями, то может быть только общенациональный консенсус. Казахстанский ученый-политолог Тлемис Мустафин сформулировал этот тезис еще на исходе 90-х годов прошлого века. Государство, используя свой авторитет, обращается к обществу и заинтересованным субъектам политики, которые, в свою очередь, тоже заинтересованы в такой роли государства, с предложением выработать общие правила и ценности. Для устойчивости политичес­кой системы и предсказуемости происходящих в ней процессов. Для того чтобы была ясность с прошлым, понимание того, как действовать в настоящем и чего ожидать в будущем, исходя из наших действий.

  1. Я бы учел разные мнения. Допустим, со стороны власти возможен запрос на идеологию, хотя, как я уже отмечал, само по себе выражение «государственная идеология» сегодня, в условиях вроде бы существующего плюрализма, звучит как нонсенс. В этих условиях важно знать, в чем нуждается каждая социальная группа, для того чтобы иметь уверенность в завтрашнем дне. Понятно, что для власти очень важно укрепить свои ресурсы. Особенно в плане предвосхищения реакции на свои действия со стороны граждан и социальных групп, на которые она воздействует.

Когда в нашем обществе возникают проблемные ситуации, как это было с вопросом о земле, власть вспоминает и начинает активно использовать консенсусные технологии, правда, в урезанном виде. Это приводит к ситуации, когда привычные нормы и ценности начинают размываться, например, под исламистским брендом или ввиду межпоколенческой разницы их восприятия. Встает вопрос: что лучше взять на вооружение, как это использовать и с какими ценностями идти в будущее? Поскольку на практике (особенно это заметно в бизнесе и социальной сфере) всем необходимы ясные правила игры, перманентный процесс пересмотра этих самих правил вносит некую сумятицу. С этой точки зрения было бы более рациональным строить идеологическую работу по методике адресного посыла конкретным социальным группам, с учетом их запросов. Дальше необходимо анализировать обратный отклик и в соответствии с этим выбирать дальнейшие варианты действий власти в этой сфере.

То есть необходим консенсус, выработка общих правил, чтобы система работала по ним в каждой точке. А в случае возникновения проблем их необходимо решать, используя экономические, финансовые и культурологические ресурсы, а когда потребуется, и просто рычаги власти.

К тому же необходимо помнить, что идеологические проблемы вырастают, как правило, на почве нерешенных проблем в данном обществе. Исламистские проблемы выросли на почве конфликта в мусульманских обществах между традицией и требованиями модернизации. Консерватизм, либерализм, социал-демократия, анархизм и коммунизм в Европе тоже выросли на почве внутренних нерешенных задач экономического и социального свойства. У нас тоже есть проблемы, которые не покрываются никакой идеологией.

Поэтому я бы сконцентрировался на поиске и анализе потенциально проблемных аспектов развития нашего общества. Никто не задумывается о них, пока они не выходят на поверхность. Но ведь, когда они начинают проявляться, может статься так, что время будет элементарно упущено. Да и вообще, никто пока еще не дал ответа, как должна работать система взглядов, идей и убеждений в условиях реально возникающих проблем, из которых отдельные могут вырасти до общенационального масштаба...

Идеологическая работа не есть что-то абстрактное

Ерлан Саиров,

политолог

  1. Казахстан не живет в каком-то замкнутом пространстве. Сейчас есть интернет и другие виды коммуникации, поэтому в идеологической работе нужно учитывать процессы, которые происходят в глобальном сообществе.

Сегодня во всем мире идет интенсивный поиск каких-то новых ценностей и новых направлений в сфере идеологии. А у нас до последнего времени многие отвергали саму необходимость идеологической работы. Я помню, как один очень высокопоставленный чиновник, который курировал эту сферу, рассуждал о том, что в Казахстане идеология не нужна. Такая постановка вопроса говорит о многом. Как следствие, сегодня у нас «штормит» во многих областях жизни: в социалке, в сфере этнополитики, в религиозном сегменте.

Идеологическая работа должна основываться на традиционных ценностях коренного народа. Ведь номадическая культура внесла большой вклад в сокровищницу человеческой цивилизации. Другой вопрос, что многие связанные с этим моменты замалчиваются. Поэтому необходима цельная, глубоко проработанная система деятельности.

Чтобы достичь реальных результатов, необходимо создать государственный совет по вопросам идеологии. В него должны войти авторитетные экономисты, социологи, политологи, культурологи, историки. Перед ними нужно поставить задачу, связанную с подготовкой стройной концепции идеологичес­кой работы в контексте современных вызовов и угроз.

За последние пять лет у нас в данной сфере не было разработано ни одной сколь-нибудь существенной и востребованной концепции или программы. Это говорит о том, что сегодня идеология в нашем государстве задвинута на второй, а то и третий план. Не исключаю, что это было сделано преднамеренно. Особенно с учетом тех отдельных процессов, которые мы сейчас наблюдаем. Возможно, кто-то хотел создать в стране некое подобие социального и идеологического хаоса.

Поэтому очень важно наверстать все эти упущения в идеологической сфере. Все-таки она является краеугольным камнем внутренней стабильности и скрепом государственного устройства.

Идеологическую работу следует начинать с детского сада. Объясню, почему.

Мы все видим, что в казахстанском обществе буйным цветом расцвел нигилизм. С моей точки зрения, эта тенденция даже гораздо опаснее, чем радикальный ислам. Когда граждане государства ни во что и никому не верят, когда для них не существует никаких базовых ценностей, это чревато далеко идущими последствиями негативного свойства. Чтобы убедиться в этом, не требуется специальных социологических исследований – достаточно зай­ти в социальные сети и почитать, что там пишут.

Эти факты свидетельствуют о том, что в дошкольных и школьных учреждениях отсутствует продуманная и системная идеологическая работа. Министерство образования и науки и Министерство культуры действуют вразнобой. Каждое из них двигается само по себе. Нет единого плана, нет единой цели. А чтобы они появились, необходим единый координирующий центр – тот самый государственный совет, о котором говорилось выше.

Если продолжить тему, касающуюся образования и воспитания, то очень важным представляется такой момент. Сегодня в погоне за дипломами мы напрочь забыли про понятие «просвещение». На чем оно зиждется? На пропаганде важнейших национальных ценностей, на культурных воззрениях, которые базируются на традициях, выработанных обществом. В то же время в каждом человеке должен быть механизм самоограничения, что-то вроде морально-нравственных табу. Этому нужно учить, это необходимо воспитывать, на это важно ориентировать наших граждан сызмальства. Пока же, к сожалению, всего этого мы не наблюдаем.

Важную роль в идеологической работе могли бы и должны были бы играть учителя, работники культуры и даже врачи. Однако все эти категории граждан сегодня являются, если использовать известное выражение, социальными аутсайдерами. И виновато в этом прежде всего само государство, которое загнало их в такие условия. Естественно, что в сложившейся ситуации трудно говорить о какой-то эффективной идеологической работе.  

  1. Повторюсь: во-первых, необходимо создать государственный совет по идеологии. Во-вторых, нужна межведомственная комиссия для координации работы Минобра и Минкультуры. Потому что именно эти ведомства несут главную нагрузку и ответственность в сфере идеологии. В-третьих, центр тяжести идеологической работы следует переместить в регионы. Казахстан – это не только Астана и Алматы, но и вся остальная страна. Важно, что называется, ногами дойти до каждого села и аула, до каждого районного центра.

Также считаю необходимым создать некую структуру, наподобие существовавшего в советские годы общества «Знание», чтобы представители гуманитарной сферы – учителя и работники культуры – совместно, в кооперации несли дух просвещения в массы. Пока же все они как бы варятся в собственном соку, а их усилия уходят в пустоту. Как следствие, духовные ценности и их носители существуют сами по себе, а народ живет со своими проблемами.

Так продолжаться не может. Нужна система, которая объединила бы на местах всех потенциальных работников идео­логической сферы для повсеместного охвата идеологической работой всех граждан страны – не только в крупных городах, но и в дальних аулах, на отгонах, разъездах… Необходимо воспитывать в отдельных гражданах и обществе в целом ощущение причастности к единому социуму, чувство консолидации.

Идеологическая работа не есть что-то абстрактное и отвлеченное. Например, обсуждение тех же проблем местного сообщества, проблем морально-нравственного свойства тоже является важнейшим аспектом такой работы. Однако сегодня наши граждане остаются один на один со всеми этими проблемами и как бы предоставлены сами себе. А это неправильно. Отсюда и проистекает лавиноообразное нарастание общественно-политических проблем.

Идеологическая сфера сегодня испытывает не просто кризис – она, можно сказать, выпала из государственной жизни. С этим необходимо что-то делать, и чем быстрее, тем лучше…

Автор: Кенже Татиля

Комментарии

Нет комментариев

Комментарии к данной статье отсутствуют. Напишите первым!

Оставить мнение