ВТОРНИК, 12 НОЯБРЯ 2019 ГОДА
3743 25-12-2015, 00:05

Девальвация раздвинула пропасть между бедными и богатыми


"Богатые стали богаче, бедные - беднее" - в уходящем году эта фраза обрела особую актуальность в Казахстане. Каскад девальваций и сложная экономическая ситуация ускорили и без того стремительный процесс поляризации нашего общества по материальному признаку. Причем эту тенденцию вряд ли уже можно повернуть вспять. Как считают эксперты, пропасть социального неравенства в Казахстане будет только расти.

Вычислить реальный коэффициент разрыва в доходах "верхов" и "низов" сегодня никто не берется, учитывая несовершенство официальной статистики, массовое сокрытие доходов и непредсказуемость курса тенге. Впрочем, за годы независимости лишь единицы предпринимали попытки сделать это.

Один из них - известный экономист Аманжол Кошанов, который весной 2012 года сообщил, что доходы наиболее обеспеченных казахстанцев почти в 30 раз превышают доходы малоимущих слоев населения, тогда как в развитых странах данный показатель равен 4,8 раза. Для сравнения: по данным официальной статистики (соответствующего агентства), разница в доходах богатых и бедных в Казахстане по состоянию на 2011 год составляла 5,72 раза.

Многие опрошенные нами тогда экономисты посчитали цифры своего коллеги несколько заниженными, а коэффициент, выведенный Агентством по статистике, - и вовсе мифическим. Они объясняли это в том числе и тем, что стоимость прожиточного минимума (ПМ) в стране искусственно занижается - ради того, чтобы чисто статистическими методами решить проблему преодоления бедности.

Поэтому если реальный ПМ определяет границу бедности, то официальный ПМ разделяет просто бедных и тех, кто живет в нищете. Все это помогает не только сократить нагрузку на бюджет (в частности, снизить размеры социальных выплат), но и в значительной степени "приукрасить социальную картину".

Напомним, что сегодня черта бедности в Казахстане определена в размере 40% от прожиточного минимума. Величина последнего в октябре составила 20 тыс. 442 тенге. То есть получается, что черта бедности - всего 8176 тенге?! Думаем, излишне говорить о несоответствии этой суммы сегодняшним реалиям, тем более что об этом сказано уже немало, в том числе и на страницах нашего издания.

К сожалению, нам не удалось найти специалиста, который с учетом девальвационных процессов смог бы точно рассчитать, во сколько раз доходы самых богатых казахстанцев сегодня превышают доходы самых бедных. Но бытует мнение, что реальный разрыв уже приближается к 100:1, а то и больше. И мы не считаем это преувеличением.

Ведь за несколько месяцев тенге потерял почти половину своего веса, соответственно, примерно на 50% похудели кошельки простых казахстанцев, а значит, и количество бедных людей автоматически возросло в несколько раз.

Даже при поверхностном рассмотрении ситуации становится очевидным, что большинство граждан сегодня имеют крайне низкие зарплаты, которые не соответствуют трудовому вкладу и не обеспечивают нормального жизненного уровня. В основном это работники бюджетной сферы, имеющие доходы ниже среднего по республике.

Данную категорию граждан еще до девальвации ряд казахстанских авторов причислял к числу базового, или нижнего, класса. И понятно, что даже обещанное со следующего месяца повышение заработных плат на 40% не спасет их почти бедственное положение.

В зоне риска оказались также пенсионеры и социально уязвимые слои населения, чьи доходы и до девальвации нельзя было назвать средними. Как считают эксперты, можно сколько угодно повышать социальные выплаты этой категории граждан, но итоговые суммы все равно не покроют всех их насущных потребностей.

Еще ниже упали зарплаты наемных работников в сельском хозяйстве. Серьезный удар по карманам получила и огромная армия самозанятых, большая часть которых перебивается случайными заработками. Девальвация достаточно негативно отразилась и на зарождавшемся среднем классе, на малом и среднем бизнесе, большей частью представленном в Алматы.

- Малый и средний бизнес в мегаполисе предоставляет 44,5% республиканского объема торговых услуг. Падение платежеспособности  населения, объективная необходимость повышения цен станут причиной их существенного сокращения.

Что касается села, то там девальвация не сказалась столь остро. Продукты натурального хозяйства, зачастую используемые сельчанами в качестве расчетной единицы, напротив, возросли в цене, - считает координатор проектов по социальным вопросам ИМЭП Айман Жусупова.

По ее словам, социальное неравенство сегодня проявляется наиболее остро в Алматы, чем в других городах республики. Впрочем, оно и раньше было наиболее отчетливым из-за широкого наплыва в город внутренних и внешних мигрантов, которые зачастую вовлекались здесь в нестандартную занятость.

"Понятно, что она (нестандартная занятость - прим. ред.) частично или полностью не подчинена формальным нормам хозяйствования, то есть не подкреплена контрактами и не фиксируется статистическим учетом. Мигранты, которые зачастую испытывают трудности социально-экономического характера, и до девальвации актуализировали проблему неравенства в городе, - уточнила политолог.

Причины столь резко выраженного социального неравенства в Алматы, по мнению Айман Жусуповой, связаны со сложностями в трудоустройстве и жилищными проблемами. Особенно четким, по ее словам, является расслоение местного населения в вопросах владения недвижимостью.

В этом плане Алматы сопоставим с Москвой, где городские власти бьют тревогу, будучи не в состоянии отследить теневые доходы граждан, получающих ренту со сдачи собственных квартир в аренду приезжим. Месторасположение недвижимости тоже является показателем социального неравенства.

Исследователи отмечают, что происходит усиление социально-территориальной дифференциации населения, которое выражается в появлении сегрегированных ареалов - закрытых зон элитного жилья, кварталов, заселенных преимущественно бедными группами населения, неформальных поселений. Разумеется, в депрессивных районах концентрируются и обостряются все социальные проблемы.

При этом в стране отсутствуют конкретные механизмы снижения социального неравенства среди населения, поэтому оно буквально на глазах расслаивается как пирог. Опасность этого Айман Жусупова продемонстрировала также на примере Алматы: "В первую очередь это опасно дальнейшим развитием нестандартной занятости.

Кроме того, социальное неравенство в Алматы напрямую влияет на уровень преступности. Согласно данным статистики, 90,3% преступлений в городе совершают безработные. Проблемы "самостроя", "жилищные конфликты", имевшие место в мегаполисе, тоже являются показателем социального неравенства.

Нельзя допустить образования неблагополучных в социальном плане кварталов и районов наподобие фавел в крупных мегаполисах Латинской Америки, где власти, будучи не в состоянии самостоятельно навести порядок, отдали эти вопросы на откуп местным криминальным авторитетам".

На взгляд автора исследования, избыточное социальное неравенство чревато даже более существенными рисками, нежели бедность как таковая. Его негативные последствия в крайнем своем проявлении могут привести к утрате социальной стабильности.

 

 

Комментарии