ВТОРНИК, 21 ЯНВАРЯ 2020 ГОДА
7722 22-04-2015, 08:41

Сексоты или патриоты: культура доносительства по-казахстански


Интернет-слежкой, наверное, сегодня уже никого не удивишь. Впрочем, как и присутствием в Казнете стукачей. Вопросы возникают лишь тогда, когда взаимодействие спецслужб и пользователей сети перестает быть тайным и превращается в шоу. И если власти пытаются таким образом "закрутить потуже гайки", то роль самих осведомителей вызывает много споров. Кто они - сексоты или патриоты? Достойны ли они уважения или заслуживают осуждения? Действуют ли на благо государства или же преследуют иные цели?

 
Благодаря развитию соцсетей "стукачество" приобрело в Казахстане массовый и даже официально узаконенный характер. Не так давно в отечественном законодательстве появилась статья, которая предусматривает уголовную ответственность за распространение слухов через СМИ, включая интернет-ресурсы. То есть фактически каждый интернет-пользователь рискует быть по ней осужденным, и последние "показательные порки" - явное тому подтверждение. Конечно, мы не собираемся оправдывать или критиковать казахстанцев Татьяну Шевцову-Валову или Сакена Байкенова, которых недавно осудили за разжигание межнациональной розни. Но справедливости ради стоит отметить, что до статуса политических оппонентов они, мягко говоря, недотягивают, а в сети можно найти сотни комментариев с похожим содержанием. То есть выбор тут, скорее, был случайным, но при этом нес профилактический смысл - чтобы, как говорится, другим неповадно было.
А вот реальный интерес к этим судебным процессам вызывает то обстоятельство, что они якобы были инициированы самими интернет-активистами (кто-то открыто, а кто-то анонимно). Уж очень эффектно и неоднозначно выглядела подобная предприимчивость на фоне общей гражданской пассивности. Эксперты даже заговорили о растущем гражданском самосознании казахстанцев, обострении чувства долга, патриотизма. Правда, нашлось много и тех, кто скептически воспринял произошедшее и утверждает, что Казнет просто кишит блогерами-сексотами. Но главное - обе стороны сошлись во мнении, что последние инциденты еще больше сузили пространство для свободы слова в стране и ввели новую моду на публичные доносы. Ничего хорошего, конечно, эта тенденция нам не сулит. Очевидно, что она таит в себе больше рисков, нежели потенциальной пользы для граждан.

Данил БЕКТУРГАНОВ,
президент ОФ "Гражданская экспертиза":
"В деле Байкенова я имею полное право подозревать наличие стукачества"
- Данил, в последнее время участились случаи, когда бдительные граждане, сидящие в соцсетях, "стучат" в правоохранительные органы на своих оппонентов (дело Байкенова, дело Шевцовой-Валовой). Как вы считаете, можно ли назвать это патриотизмом, государственным подходом?
- Если честно, в указанных вами случаях я никакого особого сексотства, а уж тем более патриотизма не вижу. Вот если бы мы с вами взялись обсуждать доклады Муратбека Кетебаева "Кто стоит за Казнетом", то да, там и сексотство в чистом виде, и патриотизм фонтанами. А тут…
Давайте спокойно разберемся. Есть Всеобщая декларация прав человека. В ней есть статья 19, которая гласит (дословно): "Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ". Это и есть формулировка той самой "свободы слова", которую у нас в стране, давайте уж будем откровенными, не особо жалуют. И если придерживаться такой трактовки, то ни Байкенов, ни Шевцова-Валова не сделали ничего, за что их стоило бы судить. Но это в идеале, а идеала не бывает. Ведь моя свобода заканчивается там, где начинается ваша свобода. И если моя точка зрения не совпадает с вашей, то мы, по идее, должны бы цивилизованно спорить до тех пор, пока не придем к некоему компромиссу - опять-таки в идеале. В реальности же есть куча других вариантов, в том числе и суд. Самый же радикальный выход - это как в случае с "Шарли Эбдо", когда последним аргументом стал автомат. И в этом плане можно только радоваться тому, что мы в Казахстане все-таки идем в суд, а не хватаемся за оружие.
Теперь про "бдительных граждан". Я не могу сказать, насколько бдительными являются члены Альянса блогеров Казахстана (АБК), которые инициировали дело против Шевцовой-Валовой. Однако я знаю пофамильно тех, кто подал заявление. Я видел скрины, на основании которых было составлено заявление в суд. Я имел возможность следить за процессом. Я знаю приговор, видел по телевизору его оглашение и реакцию сторон на него. Отрадно и приятно, что дело, назовем его условно "АБК против ТШВ", было достаточно прозрачным, о нем много писали в прессе, в социальных медиа, и вопросов относительно мотивации обеих сторон нет. А вот про "бдительных граждан", которые инициировали "процесс Байкенова", мне сказать нечего. Потому что информация о них отсутствует. И это, если честно, очень и очень серьезно напрягает, поскольку откровенно пахнет полицейским произволом и посягательством на ту самую свободу слова.
Видите, два дела - два разных подхода. Некоторые сегодня делают акцент на том, что "счет в противостоянии пророссийской и проказахской позиций сравнялся". Но, на мой взгляд, это из раздела конспирологических бредней в стиле желтой прессы. Тем не менее, именно здесь - с разницы в подходах к тому и другому делу - и начинается та самая этическая сторона вопроса.
- И как же это стыкуется с морально-этическими принципами, тем более учитывая традиционно негативное отношение в нашем обществе к любым видам стукачества?
- Я не вижу ничего неэтичного в деле ТШВ. Цивилизованные люди цивилизованно собрались, цивилизованно возмутились и цивилизованно подали в суд. Где здесь стукачество? Может, кто-то другой видит его, а я нет. А вот в деле Байкенова я имею полное право подозревать наличие стукачества, поскольку непонятно, откуда взялось дело, кто персонально подал иск в суд - то есть, вообще ничего не понятно. А когда такая вот "непонятка", значит, тут без доноса не обошлось. Этот вывод нельзя назвать логическим, в нем, скорее, как раз-таки проявляется то самое негативное отношение общества к стукачеству. Но часто ли мы мыслим логически? Как правило, нами правят стереотипы. И то самое пресловутое "общественное мнение" строится, главным образом, именно на стереотипах…
А если отодвинуть и этическую, и юридическую стороны этих дел, то вывод напрашивается такой. Обществу недвусмысленно подан сигнал, что государство готово и будет беспощадно карать любые проявления межнациональных разногласий. Это и есть государственный подход к проблеме - мягко, как с ТШВ, жестко, как с Байкеновым. Государству все равно, ему важен результат. А результат должен быть такой - никаких межнациональных трений, у нас все хорошо. Почему - это тема отдельного интервью…

Галым АГЕЛЕУОВ,
президент общественного фонда "Liberty":
"Мы рискуем погрузиться в бесконечные склоки"
- Дискуссии в свободном обществе могут быть самыми разными, здесь идет речь о саморегуляции. Люди свободны и сами выбирают, какие темы и проблемы им обсуждать и озвучивать. Что же касается обращений граждан в компетентные органы и их призывов наказать кого-то за "разжигание межэтнической розни", то здесь нужна профессиональная консультация юристов. Проблема в том, что статья 174 УК РК "вражда и рознь" не детализирована и, по сути, является карательной и ущемляющей свободу слова. Нет четкого определения, что подразумевается, к примеру, под родовой или этнической, религиозной или сословной рознью? Эти понятия не сужены в четком определении, а даются в максимально широкой трактовке, что позволяет привести в суд любого человека, активно пишущего на острые социальные и политические темы. А это недопустимо, так как ущемляет право на свободу слова и выражения мнения.
То есть сами профессионалы в лице представителей правоохранительных органов не могут предложить обществу четкие критерии того, что есть преступление, а что нет. По сути, закон вершится "на глазок", вследствие чего мы рискуем погрузиться в бесконечные склоки, где каждый будет призывать своего оппонента к уголовной ответственности. А сроки по этой статье доходят до 20 лет заключения. Возьмем последний случай, когда активист Канагат Такеева (я уверен, с подачи исполнительной власти) написала заявление на Есенбека Уктешбаева - по-моему, это вообще маразм и беззаконие. Властям, организующим провокации одних против других, не следует опускаться до такого уровня и дискредитировать себя. Нельзя так низко падать.
Выход здесь такой - надо дать узкое определение в 174-й статье и перестать оказывать давление на граждан, реализующих свое право на свободу слова и выражения мнения. Надо сделать так, чтобы каждый человек понимал, что он имеет право делать, а где ему грозит гражданская и уголовная ответственность. Как только власти это сделают, общественные активисты начнут грамотно подходить к тому, что является "языком ненависти" и за что можно привлечь того или иного злобного тролля, пытающегося посеять рознь в обществе, к ответственности. Люди, пишущие законы, и депутаты, принимающие их, должны очень ответственно подходить к этой работе.

Ермек НАРЫМБАЕВ,
общественный деятель и судебный защитник:
"Когда речь идет о политических дискуссиях, то стукачество приобретает грязный смысл"
- По большому счету, стукачество - это хорошо, если целью является упреждение чьих-то криминальных действий или поимка преступников. Например, если человек становится свидетелем ограбления соседнего коттеджа, драки на улице иди получения взятки, то почему бы ему не сообщить об этом в полицию? Что в этом плохого? Он, таким образом, предотвращает расширение масштабов преступности. Во многих странах мира это поощряется, за такие доносы люди даже деньги получают от государства.
Однако когда речь идет о политических дискуссиях, то тут стукачество приобретает грязный смысл. Допустим, в правоохранительные органы поступает сто заявлений от пользователей соцсетей с жалобами на своих интернет-обидчиков. Понятно, что большинство их отклонят из-за отсутствия состава преступления (на самом деле потому, что они носят бытовой характер, и никто не хочет в них копаться). А вот если спор касается каких-то острых политических вопросов, то сразу же заводят дело. В таких случаях оппонентам власти бывает очень трудно защитить себя.
К слову, в "деле Байкенова" явно прослеживается российский след. Впрочем, сейчас все дискуссии, ущемляющие российские интересы, будут пресекаться. Например, споры вокруг Украины, космодрома Байконур, ядерных технологий в Усть-Каменогорске. Мы еще не понимаем, насколько зависим от Москвы. Мы вступили не только в евразийский экономический союз, автоматически мы оказались и в евразийском политическом союзе, и в евразийском военном союзе и т.д.
Благодаря известной поправке "о распространении слухов" сегодня можно осудить любого. Налицо ангажированность правосудия, зависимость судов от исполнительной власти. Считаю, что ситуацию может исправить появление суда присяжных, в частности, по политическим делам, где присутствуют крупные интересы и столкновения. К сожалению, сегодня он распространяется только на особо тяжкие преступления, а в идеале должен охватывать все категории, в том числе тяжкие, средние и легкие. Только тогда судьи почувствуют себя действительно судьями.

 

Комментарии

Author Жандос
Редактировать / Удалить/ Цитировать
22-апр-2015, 11:21

Государство как может, защищает страну от межнациональных склоков и розней. Это все надо в начале пресекать. Было бы гораздо хуже если бы оно не вмешивалось, и пустило все на самотек.

Author ВЕДЬ НЕуМмЕСТНАЯ я
Редактировать / Удалить/ Цитировать
22-апр-2015, 15:22

Теперь, давай, САЖАЙТЕ
!СТАЛА ИЗВЕСТНАЯ Я!
ВЕДЬ НЕумМЕСТНАЯ Я!
И НЕ ВТОМ МЕСТЕ Я
И НЕОБ (В) ТОМ ТЕСТЕ Я…

Author Саша
Редактировать / Удалить/ Цитировать
23-апр-2015, 11:21

в Турции вообще большая часть соц.сетей закрыта и это правильно, а то что ведут слежку то пусть, нужно быть в курсе и владеть ситуацией.