СУББОТА, 26 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДА
8725 25-02-2015, 09:35

Что возмутило Тимура Кулибаева?


Прозвучавшая на прошлой неделе из уст Тимура Кулибаева резкая критика в адрес глав регионов, которые «дарят чемпионам квартиры и джипы», но при этом «не вкладывают в развитие бокса ни тиына» и тратят бюджетные средства на второсортных футбольных легионеров, вызвала весьма оживленную реакцию в среде спортивной общественности страны. Как нам представляется, эта тема заслуживает более обстоятельного разговора, поскольку в конечном итоге вопрос упирается в серьезную системную проблему.

«Игра миллионов» и все остальные
Обычно деликатный на публике Тимур Кулибаев в этот раз решил не миндальничать и высказал все, что думает, используя весьма жесткие формулировки: «Во многих областях на бокс не выделяется ни копейки из бюджета – это же нонсенс! А смотрите, как они потом бегают за спортсменами, которые победили, и квартиры у них находятся, чапаны, джипы. Какие бессовестные люди!… Основную сумму они тратят на футбол. Если бы там еще были результаты, мы бы тихо сидели, а то мы видим, что приглашают каких-то легионеров беспонтовых… Они должны развивать инфраструктуру, должны удерживать своих спортсменов и не только один футбол развивать, но разные виды спорта». Столь резкую тональность выступления, скорее всего, можно объяснить одним словом – накипело!
Хотя Кулибаев как президент Казахстанской федерации бокса (КФБ) говорил в основном от имени своего вида спорта, сказанное им следует спроецировать и на многие другие – прежде всего, те, которые входят в олимпийскую программу и в которых проблем с финансированием куда больше.
Безусловно, футбол в силу своей чрезвычайной популярности на планете, вращающихся в нем огромных сумм и высочайшего уровня мировой конкуренции стоит особняком ото всех других. И приклеившийся к нему эпитет «игра миллионов» (сегодня правильнее будет сказать «игра миллиардов», если учесть и количество так или иначе вовлеченных в нее людей, и денежные потоки) – это отнюдь не только образное выражение. Добиться в футболе серьезных успехов на международной арене гораздо труднее, чем в других видах спорта, включая тот же любительский бокс, поэтому сравнивать результаты в них казахстанцев, как часто делают и журналисты, и некоторые общественные деятели, не совсем корректно.
Однако тут есть один принципиальный момент: если в большинстве стран мира профессиональные футбольные клубы являются частными, то в Казахстане они практически полностью содержатся на бюджетные средства. Причем в последние годы руководители многих из них требуют выделения все более и более значительных сумм, мотивируя это тем, что только при увеличении финансирования они смогут бороться за высокие места в чемпионате страны, участвовать в еврокубковых турнирах. И акимы областей попустительствуют этому – часто в ущерб другим видам спорта.
Конечно, можно стыдить их, призывать к более рациональному и разумному расходованию средств. Но, как мы неоднократно убеждались, слова в подобных случаях мало помогают. Чтобы изменить ситуацию, нужны системные меры.

Разный подход
Как известно, все познается в сравнении. Причем сравнение, повторюсь, должно быть корректным. Исходя из этого, рассмотрим несколько примеров.
В прошлом году аким Актюбинской области Архимед Мухамбетов, достойный преемник предыдущего главы региона с точки зрения заботы о местной футбольной команде (именно при Елеусине Сагиндыкове клуб «Актобе» стал самым богатым в республике), сообщил, что на ее финансирование в 2014-м выделено более двух миллиардов тенге. А в начале 2015-го появилась информация, которую затем подтвердил начальник регионального управления физической культуры и спорта, что «Актобе» получит на новый сезон уже 3,1 миллиарда тенге (примерно 17 миллионов долларов). Это из 3,8 миллиарда, заложенных в областном бюджете в целом на весь спорт. Зафиксируем: 3,1 миллиарда на футбол и 0,7 миллиарда на все остальные виды.
Такое или примерно такое соотношение сохраняется около десяти лет, на протяжении которых «Актобе» неизменно занимал в первенстве РК призовые места, пять раз становился чемпионом, постоянно участвовал в еврокубковых турнирах, правда, так ни разу и не пробившись в групповой раунд. И в течение этого же периода неуклонно сокращалось количество уроженцев области, добившихся права поехать на Олимпийские игры: если на ОИ-2000 и 2004 отправились по три таких спортсмена, то на ОИ-2008 – двое, а на ОИ-2012 – 0 (ноль). Да, на последней Олимпиаде регион был представлен двумя атлетами, но оба они (экс-россиянин и экс-китаец) являются натурализованными.
А вот в соседней области, Кызылординской, местный футбольный клуб почти все последнее десятилетие испытывал серьезные финансовые проблемы, даже оказывался на грани банкротства и ликвидации. Как следствие, он то барахтался в самом низу турнирной таблицы премьер-лиги, то вовсе терял прописку в ней и лишь в прошлом сезоне поднялся более или менее высоко. Зато в других видах спорта кызылординцы добились ощутимого прогресса. Например, на ОИ-2000 область не была представлена вообще, на ОИ-2004 поехал один атлет, на ОИ-2008 – трое (не считая гандболисток), на ОИ-2012 – четверо. И какие это спортсмены! Ныне двукратный олимпийский чемпион Илья Ильин, призеры взрослых чемпионатов мира штангист Алмас Утешов и борец Даулет Ниязбеков, легкоатлет Виктор Лептиков… Сюда нужно добавить и пятую – бронзовую медалистку ОИ-2012 в боксе Марину Вольнову, которая, хотя и представляет Астану, все же родилась и состоялась как сильная спортсменка именно на берегах Сырдарьи. Это при том, что Кызылординская область и по численности населения, и по своему экономическому потенциалу (а значит, и по финансовым возможностям) уступает Актюбинской.
Но, может, столь явный крен в сторону «спорта №1», наблюдаемый в Актобе, положительно сказался на подготовке доморощенных футболистов? Да нет, как был в основном составе клуба с 2006 года единственный собственный воспитанник (Юрий Логвиненко), так и остался. А из тех казахстанцев, которые заиграли в «Актобе» в последнее время, можно назвать только Асхата Тагыбергена и Абата Айымбетова, но оба они выросли в …Кызылординской области.
Еще один очень примечательный факт. В «самом футбольном регионе» страны, как привыкли называть Актюбинскую область, данным видом спорта занимаются лишь 5,07 процента детей. Это едва ли не самый низкий показатель в республике. Для сравнения: в Кызылординской он составляет 6,35, в соседней ЗКО – 7,32, в еще одной соседней области, Атырауской, – и вовсе 12,9. Такова статистика, предоставленная Федерацией футбола Казахстана, и, по словам президента ФФК Ерлана Кожагапанова, все цифры являются «выверенными».
То есть получается, что актюбинцы, тратя на «игру миллионов» 70-80 процентов всего спортивного бюджета области, практически не развивают ее – все средства уходят на решение сиюминутных задач и прежде всего на привлечение дорогостоящих легионеров. О подготовке собственного резерва, о работе на перспективу речи почти не идет. Иначе говоря, огромные деньги ежегодно улетучиваются, не оставляя после себя ничего. А ведь даже на 10 процентов от суммы, «съеденной» клубом «Актобе» за последние десять лет (по самым скромным подсчетам, на его содержание за этот период затрачено порядка 15 миллиардов тенге, что превышает весь годовой бюджет областного центра), можно было создать футбольную инфраструктуру и детские футбольные центры, не уступающие европейским.

Для полноты картины сравним еще два региона, граничащие друг с другом и сходные по экономическому потенциалу (оба являются главными хлебными житницами страны), – Костанайскую и Северо-Казахстанскую области. В первой есть футбольный клуб «Тобол», который в период, когда акимом был Сергей Кулагин (2004-2012), мог позволить себе пригласить дорогостоящих игроков, благодаря чему боролся с «Актобе» за звание сильнейшего в стране, выигрывал чемпионат РК. Тогда как петропавловский «Кызылжар» был едва ли не самым нищим в премьер-лиге, а сезоны 2010-2014 провел во втором дивизионе, поскольку получал скудное, по казахстанским футбольным меркам, финансирование. Зато в других видах спорта ситуация прямо противоположная: Костанайская область делегировала на три последние летние Олимпиады в общей сложности трех атлетов, тогда как СКО – 12, то есть в четыре раза больше. Хотя в СКО население в полтора раза меньше, чем на Костанайщине. При этом «Тобол» не раз попадал в скандалы, связанные с выдачей казахстанских паспортов иностранным футболистам. Кроме того, из-за отсутствия собственного качественного резерва клуб в прошлом сезоне отдал роль главного «лимитчика» (согласно регламенту, в составе каждой команды на поле должен находиться хотя бы один молодой игрок) воспитаннику кыргызского футбола, предварительно оформив ему наше гражданство.

 

Кто построит пирамиду?
Итак, в условиях Казахстана, где спорт финансируется фактически только государством (либо напрямую, либо через национальные компании), слишком сильный крен в сторону какого-то одного из видов крайне негативно отражается на всех прочих. Иначе говоря, действует принцип: если в одном месте прибыло, то в другом убыло. К слову, если бы у нас, как в развитых странах, инвестированием в спорт занимались преимущественно негосударственные структуры, то этой проблемы бы не существовало.
Другой важный момент – это то, что дисбаланс, о котором идет речь, происходит, главным образом, на уровне региональных властей. Ведь именно они решают, какие направления, касающиеся развития спорта, и в каком объеме нужно финансировать. При этом общереспубликанские, общегосударственные интересы ими могут вообще не учитываться.
Такая ситуация стала следствием не совсем правильного устройства системы управления этой отраслью в нашей стране. Есть профильный комитет (прежнее агентство) в составе Министерства культуры и спорта, который традиционно уделяет основное внимание спорту высших достижений. Массовым же и детским спортом, по идее, должны заниматься соответствующие региональные управления, подчиненные акиматам. Однако руководители многих из них тоже думают больше о сиюминутных достижениях (которые принесут им почести, возможности для карьерного роста, определенные финансовые дивиденды), нежели о кропотливой и рутинной работе по подготовке спортивного резерва. Отсюда и увлечение натурализацией иностранных атлетов; и попытки переманить из других областей сильных спортсменов, посулив им высокие зарплаты, вместо того, чтобы растить собственных; и стремление (часто поддерживаемое, а иногда даже инициируемое самими акимами) к наращиванию бюджетов футбольных клубов. А уполномоченный центральный орган ограничен в своих возможностях повлиять на ситуацию, поскольку это вотчина глав регионов.
Надо сказать, что спортивная отрасль имеет свою специфику, поэтому традиционная для других сфер жизнедеятельности система управления здесь может быть неэффективной. Специфика же заключается в теснейшей взаимозависимости между всеми звеньями системы. В идеале она должна выглядеть как пирамида, в основе которой – массовый и детский спорт, а на вершине – спорт высших достижений. И второй без первого просто умрет (или будет вынужден массово привлекать иностранных наемников). Значит, соответствующим образом следует выстроить и управленческую пирамиду – так, чтобы каждый ее субъект в центре и на местах имел четко очерченную зону ответственности. Это возможно при создании жесткой вертикали сверху донизу и сосредоточении всех финансовых ресурсов, выделяемых государством на эту отрасль, в центральном уполномоченном органе, который будет распределять их между регионами, исходя из общереспубликанских интересов и определенных нормативов: такой-то процент – на развитие детско-юношеского спорта, такой-то – на содержание атлетов-профессионалов и т.д. Это, так сказать, радикальный вариант – возможно, труднореализуемый. Но есть и другой, более простой – прописать в бюджетном законодательстве или в соответствующих нормативных актах положение, запрещающее местным исполнительным органам финансировать профессиональный спорт и обязывающее их сконцентрироваться на поддержке массового и детско-юношеского.
А если акимы на местах хотят непременно иметь свои футбольные, хоккейные и прочие клубы, то пусть ищут спонсоров, привлекают руководителей крупных, в том числе иностранных, компаний. При этом требуя от руководителей клубов, чтобы они не просто ходили с протянутой рукой и «осваивали бюджеты», но и сами что-то зарабатывали. В конце концов, во всем остальном мире тот же футбол – это не только спорт, но и бизнес. Очень прибыльный, надо заметить…

Комментарии