ЧЕТВЕРГ, 21 НОЯБРЯ 2019 ГОДА
10393 27-01-2015, 12:58

Какое отношение к спорту имеет Министерство культуры?


Менее полугода назад в Казахстане произошла реорганизация правительства. Тогда, в частности, было упразднено прежде самостоятельное Агентство по делам физической культуры и спорта, а курирование этой сферы передано Минкульту с изменением названия данного ведомства и созданием в его структуре соответствующего комитета. Интересно, какая логика лежала в основе решения впрячь в одну телегу коня (спорт) и трепетную лань (культуру)?

 

По остаточному принципу
Наверное, спортивная отрасль является рекордсменом (ну, может быть, наряду с информационной сферой) по степени частоты, с которой она после обретения Казахстаном независимости отфутболивалась от одного министерства к другому. Такое ощущение, что при каждой очередной реорганизации правительства о ней вспоминали в самую последнюю очередь, а затем спешно искали, куда бы пристроить. То есть решали ее судьбу, так сказать, по остаточному принципу. Хотя, надо признать, было одно исключение из этого правила. Но обо всем по порядку. Хронологическому.
Почти четверть века, с 1967-го по август 1991-го, то есть, захватив едва ли не всю брежневско-андроповско-черненковскую эпоху, а потом и весь перестроечный период, при Совете министров Казахской ССР незыблемо существовал Комитет физической культуры и спорта, и все эти годы его возглавляли лишь два человека – Каркен Ахметов и Аманча Акпаев. А теперь сравните: за такое же время, прошедшее после 19991-го, управленческая вертикаль в отечественном спорте пережила с десяток реорганизаций, и еще чаще менялась ее руководящая верхушка. Не станем ввязываться в дискуссию по поводу того, что лучше – постоянство или частые пертурбации. Скажем только, что в спорте достижение высоких результатов требует многих лет подготовки, а значит, более или менее стабильной системы управления.
Итак, в августе 1991-го в тогда еще Казахской ССР на базе упомянутого комитета было создано Министерство туризма, физической культуры и спорта. Через два года ему передали еще и курирование молодежной политики, что нашло отражение в его новом названии. В марте 1997-го, когда случилась масштабная перетряска правительства, физкультура и спорт были переданы в ведение Министерства образования и культуры, к которому спустя всего полгода добавили еще и здравоохранение, и в составе этого супер-ведомства рассматриваемая нами сегодня сфера совсем затерялась. Впрочем, так продолжалось недолго – в октябре 1999-го было образовано Агентство РК по туризму и спорту. Оно просуществовало почти пять лет, после чего туризм передали Министерству индустрии и торговли, а спорт – Министерству культуры и информации. Однако уже через полтора года, в марте 2006-го, их снова свели вместе, создав Министерство туризма и спорта, то есть, фактически вернувшись к ситуации 1991-го. Такое объединение с одновременным повышением статуса ведомства можно объяснить двумя причинами – началом подготовки к зимним Азиатским играм (решение о проведении их в Казахстане было принято двумя месяцами раньше) и «весом» нового министра Темирхана Досмухамбетова, входившего в «ближний круг» президента страны. Этот случай и есть то самое исключение из правила, о котором говорилось выше. Министерство просуществовало до января 2012-го, когда его статус понизили до агентства, заодно отобрав у него туризм. И, наконец, в августе прошлого года было создано Министерство культуры и спорта.
Как видно из этой краткой исторической справки, чаще других со спортивной отраслью паровали туристскую. Надо отметить, что в других странах мира такая практика довольно распространена. Но у нас подобный симбиоз не сработал. Например, в случае с проведением зимней Азиады-2011 наши чиновники явно переоценили ее туристский потенциал: они заявляли об ожидаемом приезде десятков тысяч иностранцев, а фактически их приехало меньше сотни (если не считать сами спортивные делегации). Хотя именно такой расклад прогнозировали трезвомыслящие люди, которые ранее бывали на зимних Азиадах и имели возможность убедиться в том, что даже на самом Желтом континенте, не говоря уже о прочих частях света, эти соревнования мало кого интересуют. А вот Олимпиада – это совершенно другое дело, и в случае победы казахстанской заявки на предстоящих выборах столицы зимних Игр 2022-го воссоздание Министерства спорта и туризма РК станет логичным шагом.
Но пока мы не знаем, чем закончится голосование членов МОК в Куала-Лумпуре 31 июля, поэтому будем исходить из той ситуации, которая существует сегодня.

 

Родом из детства…
Понятно, что в условиях укрупнения министерств сохранение отдельного центрального госоргана, ведающего только физкультурой и спортом, – слишком большая роскошь. Но почему спорт «пристегнули» именно к культуре? (Надеюсь, не потому что купились на словосочетание «физическая культура»). Что есть общего между ними? То, что и спортсмены, и артисты выступают перед публикой, что кое-кого из тех и других привычно называют «звездами»? Какие еще существуют точки соприкосновения между двумя этими сферами общественной жизни? Честно говоря, затрудняюсь ответить. Поэтому волей-неволей возникает резонный вопрос: того ли «партнера» (или «партнершу») выбрали для спорта?
… Год назад, анализируя итоги выступлений казахстанских атлетов на Олимпиаде-2014 в Сочи, автор этих строк пришел к следующему выводу: «В отличие от многих других «снежных» стран, мы ни в одном зимнем виде спорта не имеем даже короткой скамейки запасных и потому вынуждены надеяться лишь на отдельных уникумов. Такая ситуация делает нас весьма уязвимыми. Ведь стоит кому-то из лидеров получить травму, случайно упасть, оказаться в функциональной или психологической «яме» — и все, никаких надежд на высокие места не остается, поскольку других близких к ним по уровню спортсменов в Казахстане попросту нет. …Закон перехода количества в качество применительно к спорту нам больше известен по знаменитому советскому лозунгу «от массовости — к мастерству», который будет сохранять свою актуальность всегда, при любых общественно-экономических формациях. Мы же эту массовость за последние двадцать лет растеряли» («Проснувшись после Сочи…» — Central Asia Monitor от 27 февраля 2014-го).
Аналогичная ситуация сложилась и во многих летних видах спорта, поэтому в последнее время тренеры национальных сборных Казахстана все чаще делают ставку на приглашение иностранных атлетов, о чем мы тоже подробно писали в начале прошлого года («Операция натурализация» — Central Asia Monitor от 9 января 2014-го). Кроме того, неудовлетворительно решаются и другие важнейшие задачи в этой сфере – речь, в первую очередь, идет о необходимости развития детско-юношеского и массового спорта, оздоровления нации через регулярные занятия физкультурой.
Между тем, все эти проблемы уходят корнями в сферу образования. Почему СССР считался сильнейшей спортивной державой в мире, почему конкуренция на чемпионатах Союза была порой выше, чем на мировых первенствах (кстати, сегодня подобным в отдельных видах спорта может похвастать Китай)? В том числе и прежде всего потому, что существовала стройная система подготовки спортсменов, которая отличалась массовостью и начиналась с уроков физкультуры и школьных секций, откуда наиболее талантливых затем отбирали в ДЮСШ.
Конечно, сейчас другие времена, у детей иные приоритеты, и скопировать тот опыт не получится. Но кое-какие его элементы можно использовать. И с этой точки зрения наиболее оптимальным было бы объединение образования и спорта в рамках одного ведомства. В таком случае появится возможность совместно и более эффективно решать вопросы, связанные с образовательными стандартами применительно к урокам физкультуры, разработкой и сдачей различных нормативов (типа комплекса ГТО или так называемого президентского многоборья), работой спортивных секций, рациональным использованием существующей спортивной инфраструктуры, а также ее улучшением и т.д. Понятно, что все это должно делаться в координации с главами регионов, которым подотчетны соответствующие областные управления.
Велика зависимость спортивной сферы от системы образования и в плане обеспечения кадрами. Учителей физкультуры готовят, главным образом, государственные университеты, тренеров – Академия туризма и спорта. И все эти вузы находятся в подчинении у Минобра. Кстати, не забывайте о студенческом спорте, который сейчас, к сожалению, во многих казахстанских вузах находится «ниже плинтуса», но когда-то играл очень важную роль в спортивной жизни республики. Как сейчас играет в Америке, где университетские клубы активно подпитывают своими воспитанниками не только олимпийские сборные США, но и такие всемирно известные профессиональные лиги, как NBA (баскетбол), NFL (американский футбол), MLB (бейсбол), NHL (хоккей). И возрождение студенческого спорта в Казахстане (а такая задача тоже значится в соответствующей государственной программе), думается, пошло бы быстрее, если бы им внутри одного ведомства занялись как менеджеры от образования, так и спортивные функционеры.
Плюс стоит напомнить о существовании в стране пяти республиканских и одиннадцати региональных спортинтернатов, в которых занимаются около пяти тысяч наиболее одаренных детей – потенциально это будущие олимпийцы. Там ведь тоже спорт и образование тесно переплетены. Можно привести также ряд других аргументов в пользу их объединения под крышей одного министерства.
А что мы видим сегодня? Каждый год в правительстве, парламенте проводятся заседания, посвященные состоянию дел в сфере физической культуры и спорта. И говоря о проблемах, выступающие всегда так или иначе апеллируют к системе образования, после чего выносятся решения и постановления, многие пункты которых адресуются Минобру. То же самое происходит при разработке законодательных актов и государственных программ, касающихся развития спорта в стране. Так, может, будет гораздо лучше, если устранить эту ведомственную разобщенность?

Комментарии