ВТОРНИК, 11 АВГУСТА 2020 ГОДА
5918 27-02-2020, 10:42

Больше партий – хороших и разных...


Транзит власти в Казахстане вызвал к жизни рост политической активности населения, который виден, как говорится, невооруженным глазом. Очевидно, что и для государства, и для общества крайне важно облечь эту  разбуженную пассионарность в цивилизованные, конструктивные формы, ведь в противном случае может возникнуть угроза стабильному развитию страны. И в этом смысле особую значимость приобретает создание такой партийной системы, которая бы, с одной стороны, максимально полно отражала различные политические взгляды, а с другой, была достаточно устойчивой и отсекала радикализм в любых его проявлениях. 

На сегодня в Казахстане официально зарегистрированы шесть партий. Три из них имеют свои фракции в мажилисе парламента, который, как известно, формируется на основе результатов выборов по партийным спискам. Роль центристской силы выполняет «Нур Отан», самая многочисленная в стране политическая организация, насчитывающая в своих рядах порядка 900 тысяч членов. На левом фланге находится КНПК, в программе которой главными являются принципы народовластия, справедливого распределения общественных благ, расширения социальных гарантий, интернационализма, тесной  интеграции с Россией и другими странами СНГ. Правый фланг политического спектра занимает «Акжол» с идеологией либерализма, гражданского национализма и всемерной поддержки частного бизнеса. «Акжоловцы» называют себя преемниками идей национально-освободительного движения «Алаш», и уже в этом заключается их коренное отличие от «народных коммунистов», которые призывают использовать лучшее из советской практики. При этом и те, и другие позиционируют себя как конструктивную оппозицию. 

Три другие зарегистрированные партии, к сожалению, не проявляют должной активности. ОСДП, вроде бы оппонирующая власти, раздираема серьезными внутренними противоречиями, которые особенно проявились осенью прошлого года. А «Ауыл» и «Бирлик» напоминают о себе только во время избирательных кампаний, тогда как в межэлекторальный период о них мало что слышно. Поэтому неудивительно, что, например, «Бирлик» на последних парламентских выборах получил всего 0,29 % голосов. Мало того, за эту партию в целом по республике проголосовали лишь 21,8 тысячи казахстанцев, хотя в ней должны состоять не менее 40 тысяч членов. 

Поэтому в обществе зреет запрос на появление новых политических сил, которые бы активно выражали интересы самых разных слоев населения. Только в прошлом 2019 году прозвучали заявления о намерении создать партии «зеленых» (экологическая направленность), «Наше право» (либерально-демократическая ориентация), ХАК (аббревиатура означает «Халыкка адал кызмет» - «Честное служение народу»), демократической (выступающей за радикальные политические реформы), интернационалистов (название говорит само за себя) и т.д. Прощупывается почва на предмет формирования даже партии исламского толка, хотя в пункте 6 статьи 5 соответствующего закона четко прописано, что «на территории Республики Казахстан не допускается деятельность партий на религиозной основе».   

Понятно, что от озвучивания какого-либо намерения до его практического воплощения в жизнь – дистанция огромного размера, как сказал известный персонаж пьесы «Горе от ума». К тому же многие из заявленных инициаторами программных установок пока достаточно «сырые». Их предстоит довести до ума, оформить в привлекательные для потенциальных сторонников девизы и лозунги. Это уже не говоря о кропотливой и даже рутинной организационной работе, особенно в регионах, популяризации создаваемых партий среди масс, поиске спонсоров (без хотя бы минимального финансирования тоже не обойтись) и т.д. 

Впрочем, это заботы самих инициаторов и их сподвижников. А задача государства – убрать лишние препоны, чтобы облегчить им процесс создания новых политических сил. В частности, многие считают сложно выполнимым пункт 6 статьи 10 соответствующего закона, который гласит: «Для государственной регистрации политической партии в ее составе должно быть не менее сорока тысяч членов партии, представляющих структурные подразделения (филиалы и представительства) партии во всех областях, городах республиканского значения и столице, численностью не менее шестисот членов партии в каждой из них». 

Большинство экспертов, соглашаясь с такой постановкой вопроса, в то же время считает, что слишком занижать численный порог нецелесообразно, поскольку это может привести к появлению партий-«однодневок», а в таких условиях трудно будет ожидать устойчивости партийно-политической системы в стране, создания сильных, пользующихся широкой народной поддержкой и влиятельных организаций. Да и норма об обязательном наличии филиалов во всех регионах является более чем оправданной – в противном случае вправе ли партия иметь статус общереспубликанской? К тому же теперь выборы не только в мажилис, но и в маслихаты будут проводиться по партийным спискам, а значит, чтобы пройти в местные органы представительной власти, нужно иметь разветвленную сеть «боеспособных» филиалов. 

Словом, как и во многих других случаях, здесь следует искать и находить «золотую середину». И на втором заседании Национального совета общественного доверия (НСОД), которое состоялось пару месяцев назад, президент страны Касым-Жомарт Токаев заявил о необходимости снизить порог количественного состава партии для ее регистрации в Минюсте вдвое – с 40 тысяч до 20 тысяч. Если учесть, что взрослого населения (от 18 лет и старше) в Казахстане насчитывается около 12 миллионов, то это 0,16 процента от общей численности электората. Иными словами, налицо серьезное послабление для желающих создать и зарегистрировать новые партии. Теперь это предложение должно быть оформлено в виде изменения в законодательстве.

Кстати, на том заседании НСОД глава государства озвучил и ряд других инициатив, касающихся политических партий. В частности, он заявил о необходимости предусмотреть в избирательных списках, с которыми партии идут на выборы, 30-процентную квоту для женщин и молодежи, что позволит активнее вовлекать эти категории граждан и в политическую деятельность, и в процесс принятия государственных решений. А еще Касым-Жомарт Токаев предложил законодательно закрепить права малочисленных партийных фракций, заняться формированием института парламентской оппозиции. Поимо всего прочего, речь идет и о том, что во главе профильных комитетов мажилиса должны стоять представители не только правящей партии, но и других, представленных в парламенте. Это будет способствовать плюрализму мнений в стенах законодательного органа, учету самых разных позиций при принятии важнейших решений.  

Между тем, сегодня нередко, особенно из стана оппозиции, звучат призывы вернуться к мажоритарной системе формирования депутатского корпуса: мол, она является более справедливой и в большей степени соответствующей казахстанским условиям. Насчет справедливости и соответствия спорить можно долго и безрезультатно (приводя доводы как «за», так и «против»), но одно очевидно: возврат к выборам в одномандатных округах крайне негативно скажется на партийном строительстве в Казахстане. Ведь для любой из политических партий главным стимулом и, даже можно сказать, смыслом существования является прохождение в парламент (а теперь еще и в маслихаты). И что будет, если их лишить этого стимула? Вопрос, как говорится, риторический. 

Кроме того, нужно иметь в виду, что пропорциональная система (то есть, голосование по партийным спискам) избрания в парламент давно применяется в подавляющем большинстве демократических стран, особенно европейских. Конечно, есть и такие, где предпочтение отдают мажоритарной или смешанной системе (например, США, Канада и ряд других), но преимущественно это государства либо с федеративным устройством, либо с многочисленным и очень разнородным населением, где возникает необходимость соблюсти баланс между общенациональными интересами и интересами местных сообществ. Казахстан же, как известно, является унитарным государством с ярко выраженной централизованной системой госуправления и относительно небольшой численностью жителей.   

То, что сегодня делается в нашей стране для создания и становления новых партий, формирования многополюсного партийного поля, на котором могут находиться представители самых  разных идеологических направлений, – только начало и только один из элементов (хотя и важнейших) политической модернизации, заявленной президентом Касым-Жомартом Токаевым. Этот процесс будет продолжаться, но поэтапно и постепенно, с тем, чтобы после каждого сделанного шага трезво и всесторонне оценить его результаты, а перед каждым следующим шагом проанализировать и просчитать возможные последствия. Тут должен главенствовать тот же принцип, что и у врачей, – «не навреди».  Не навреди общественной стабильности, суверенитету страны, будущему Казахстана…

 

Комментарии