ЧЕТВЕРГ, 24 СЕНТЯБРЯ 2020 ГОДА
146759 15-01-2020, 17:52

Новая волна эмиграции: в Казахстан они уже не вернутся…


Мы привыкли рассматривать эмиграцию как негативное явление и воспринимать болезненно любую статистику, касающуюся количества выбывших из страны. А если посмотреть на этот процесс с другой стороны: какую пользу могут принести экс-казахстанцы своей родине?  Сколько из них готово вернуться обратно? И вообще, насколько комфортно им живется за рубежом? Об этом и многом другом мы беседуем с известным отечественным историком Нуртаем Мустафаевым.

Новая волна эмиграции: в Казахстан они уже не вернутся…

- Нуртай Идиянович, бытует мнение, что из страны уезжает гораздо больше людей, чем учитывает статистика. Вы согласны с этим? И если да, то объясните, в чем тут дело?

- Да, официальная статистика эмиграции из Казахстана далеко не полная – в отличие от учета иммиграции, который более или менее близок к реальности. Это связано с тем, что люди, приезжающие в страну на длительный срок или навсегда, не могут долго жить в некоем параллельном пространстве и быть вне поля зрения органов власти. Речь идет даже не о контроле со стороны миграционной полиции в больших городах, где можно «затеряться» на некоторое время, и тем более со стороны участковых полицейских в селах, где каждый человек на виду. Сегодня в Казахстане неизбежны взаимодействия с государством, учреждениями, фирмами, а они, в свою очередь, невозможны без справки о регистрации. Имеются в виду доступ к детсадам, школам, поликлиникам, больницам, открытие банковских карт, получение водительских прав, обращение в социальные службы и т.д.

Кроме того, численность иммигрантов корректируется в ходе переписей населения, проводимых раз в десять лет. Плюс реализуется программа цифровизации, формируются базы данных – не только экономические, технические, управленческие, но и персональные в рамках Big Datа. Мы давно живем под всевидящим оком Большого Брата, изображенного в романе Джорджа Оруэлла «1984», и, видимо, это неизбежная обратная сторона медали технического прогресса и информационного общества.

А вот реальные масштабы эмиграции оценить достаточно сложно. Поскольку многие наши граждане выезжают в другие страны на учебу, стажировку, на работу по контракту, да и чтобы просто пожить у родственников, то они не считаются эмигрантами. К примеру, немало алматинцев еще с начала 1990-х на постоянной основе живет в Лондоне, Москве, Санкт-Петербурге, Праге, Стамбуле, Анкаре, а также в небольших городках-курортах на побережье Иссык-Куля. Там они работают, некоторые ведут бизнес, а здесь сдают свои квартиры в аренду (часто иностранцам) и при этом остаются гражданами Казахстана. То есть формально эти люди не являются эмигрантами.

Проблема тут в следующем. Вопреки тому, что в нашей стране исключено (запрещено) двойное гражданство, и это я считаю правильным, многие из тех, кто давно живет в России, США, Великобритании, Германии, Чехии и т.д., даже получив паспорта этих государств или вид на жительство, не выходят из казахстанского гражданства...

Мифы и реальность

 - А есть статистика, сколько человек возвращается из эмиграции? Много ли у нас таких примеров? И почему о них так мало говорят и пишут?

- Такие данные отсутствуют. Столь углубленным учетом Комитет по статистике РК не занимается, да и в других странах учет реэмиграции не ведется.

Отдельные редкие случаи возвращения семей казахстанских немцев из Германии отмечались в относительно благополучные для нас 2000–2007 годы, когда были высокие цены на нефть, газ, сталь, цветные металлы, то есть когда жизненный уровень казахстанцев заметно улучшился. И хотя вернулось мизерное количество людей, о них много трубили в СМИ.

Как известно, исход немцев из Казахстана начался еще на излете так называемой «перестройки». Их эмиграция имела беспрецедентный характер. С 1989-го по 2019-й численность немцев в стране сократилась с 957 518 до 178 029 человек, или в 5,3 раза! Эпизодический, ситуативный возврат нескольких сот немецких семей никак не восполнит утрату людского потенциала, этнического многообразия Казахстана. Ведь люди – это главное богатство страны.

- Наибольшее беспокойство в обществе вызывает интеллектуальная эмиграция. Считается, что в основном из Казахстана уезжают квалифицированные кадры и молодежь. От чего они, по-вашему, бегут?

- Многие молодые казахстанцы выезжают на учебу в российские, американские, британские вузы, чтобы впоследствии остаться в этих странах на постоянное место жительства. То есть они изначально ставят себе цель – обосноваться там навсегда, поскольку полагают, что здесь им не удастся себя реализовать. И во многом они правы. У нас продекларированы равные права, но нет равных возможностей...

Проще говоря, толковые ребята не видят для себя будущего в Казахстане. Они прекрасно понимают, что не смогут добиться карьерного роста ни во властных, ни в силовых структурах, включая полицию, ни в нацкомпаниях, ни даже в бюджетных организациях образования, здравоохранения, культуры, ни тем более в крупном и отчасти даже в среднем бизнесе. Пробиться талантливой молодежи можно разве что в спорте и искусстве, где по блату не победишь, не станешь настоящей «звездой».

Существует также политическое измерение процесса эмиграции. У реальных и потенциальных эмигрантов сохраняются устойчивые мифы о значительном превосходстве западных политических систем по сравнению с казахстанской. Но формально это не так. Продекларированных прав, принципов в РК много. Наши проблемы связаны не с политико-правовой системой как таковой, а с правоприменительной практикой и системой ценностей.

- А что не так с нашей системой ценностей?

- Законы, постановления, направленные на реформирование правовой, политической, экономической, культурной и других сфер, могут приниматься достаточно быстро. Вспомните, как в марте–декабре 1995 года были приняты 134 указа президента, имевшие  силу закона, в том числе конституционные законы обо всех ветвях власти, о выборах и т.д., которые по сей день определяют архитектонику политической и правовой системы. А вот система ценностей инерционна и меняется медленно. Это нашло образное отражение в библейской притче о пророке Моисее, который 40 лет водил по пустыне свой народ, прежде чем он стал свободным. Как отмечают социологи, для трансформации системы ценностей требуется смена двух-трех поколений...

Стоит также сказать о том, что у реальных и потенциальных эмигрантов, особенно из числа молодежи, много мифов о якобы ущербности Казахстана, отсталости Советского Союза и совершенстве западной демократии. Но вот вам простое сравнение: мы избираем президента непосредственно (прямым голосованием), а в тех же США выборы являются  двухступенчатыми, и окончательное решение принимает Коллегия выборщиков от каждого из штатов. Да и присутствие иностранных наблюдателей на избирательных участках в США крайне ограничено – я бы даже сказал, минимально. Или возьмите Великобританию с ее парламентом, состоящим из палаты общин и палаты лордов, причем последняя вообще не избирается, и многие из ее членов попросту наследуют власть. Чем не сословное общество, чем не архаика?! И подобных заблуждений, ложных стереотипов – не счесть!

Много мифов и о восточных странах – Китае, Сингапуре, других государствах Юго-Восточной Азии. Хотя там действуют очень жесткие законы. К примеру, контрабанда наркотиков карается смертной казнью, пожизненным лишением свободы, либо очень длительным сроком заключения. Причем на таможне в основном попадаются девушки, реже женщины. А потом нашим дипломатам приходится предпринимать невероятные усилия, чтобы вызволить их обратно в Казахстан и судить по своим, не столь суровым законам...

Билет в один конец

- Но, может, в эмиграции нет никакой трагедии, и это естественный процесс? Например, так считает президент Касым-Жомарт Токаев. По его словам, «мы не теряем тех людей, которые получают образование и устраиваются на работу где-то на Западе, поскольку они все равно будут стремиться внести свой вклад в развитие экономики, процветание страны»…

- Эмиграция казахстанцев в США, Великобританию, Канаду, Австралию, страны Западной Европы – почти всегда «билет в один конец». Подавляющее большинство их не вернется на родину и не внесет свой вклад в ее «процветание». Случаи возвращения в Казахстан – редкие, я бы даже сказал, единичные. Это исключения, лишь подтверждающие правило, а еще точнее - реалии. Слишком разнятся условия в наиболее развитых государствах мира и в Казахстане. К примеру, в англо-саксонских странах существует жесткая конкуренция, зато там у всех равные возможности, минимум преград в бизнесе, других сферах. Главное – чтобы у человека были способности. А в Западной и Северной Европе - сильная социальная политика, поэтому эмигрантам живется там очень комфортно.  

Кроме того, в современном мире налицо жесткая конкуренция за талантливые, высокопрофессиональные кадры. Не случайно крупнейшая российская рекрутинговая компания именуется «Head Hunter» – «Охотники за головами». Выпускники школ и вузов, талантливые математики из России, Беларуси, Украины, Казахстана сегодня весьма востребованы в США, Канаде, Австралии.

Кстати, каждый третий из наших эмигрантов имеет высшее образование, каждый четвертый – среднее специальное.  И многие из них ценятся…

- Насчет охоты за головами. Буквально вчера Российский центр науки и культуры в Нур-Султане открыл очередной прием заявок от казахстанцев на получение образования за счет бюджетных ассигнований, выделяемых правительством РФ. Как можно объяснить столь повышенную заинтересованность северного соседа в нашей молодежи?

- Российские власти действительно заинтересованы в привлечении талантливых выпускников школ из Казахстана, в том числе в рамках образовательных программ. По численности иностранных студентов в РФ казахстанцы занимают первое место – их там, согласно последним данным, свыше 70 тысяч. Об этом официально сообщил российский посол в РК. Студенты из КНР – лишь на втором месте...

Причины такого интереса очевидны. России нужны образованные юноши и девушки в репродуктивном возрасте, отлично знающие ее язык и культуру. И наша молодежь в максимальной степени соответствует этим параметры. То есть в РФ человеческий капитал считается одним из важнейших стратегических ресурсов.

При этом учеба в российском вузе – самый простой путь к получению гражданства РФ. Большинство поехавших туда учиться обратно уже не возвращаются. По окончании вузов они пополняют ряды молодых и образованных граждан России, попутно решая и весьма актуальную (хотя и не столь острую, как для других европейских государств) демографическую проблему огромной соседней страны. В период обучения многие казахстанские студенты, а это по большей части этнические русские, заключают браки с россиянами. Для них и в целом для русскоязычных граждан из РК это весьма естественный вид эмиграции в РФ.

Другим категориям, в отличие от студентов, необходимо проходить долгий путь: сначала получить РВП (разрешение на временное проживание), затем ВНЖ (вид на постоянное жительство) и только спустя пять лет подавать заявление на гражданство. Естественно, все это сопровождается множеством изматывающих бюрократических проволочек. То же самое касается Госпрограммы содействия добровольному переселению в РФ соотечественников,  проживающих за рубежом, - там также множество трудностей, препон, кабальных условий в тех регионах, куда людей определяют на жительство.

Разумеется, не все наши студенты принимают российское гражданство. Часть их, в основном казахской национальности, имеющая возможности для самореализации в  Казахстане, возвращается. Но и это очень выгодно России, поскольку обучение иностранных студентов – одна из самых действенных форм «soft power» («мягкой силы»). Ведь именно в молодости человек быстро и прочно впитывает в себя не только знания, но и культуру, систему ценностей той страны, в которую он попадает. При этом вспомните опыт и США, и СССР: молодежь, прошедшая там вузовское обучение, по возвращении на родину занимала ключевые позиции во власти, экономике, культуре своих стран. В частности, это касается Китая, Индии, Египта, Сирии, ЮАР и т.д. – перечислять можно долго.

Почему-то бытует мнение, что советское образование значительно уступало западному. Я с этим не соглашусь. В начале 1960-х президент США Джон Кеннеди признал: «Советское образование – лучшее в мире. Мы должны многое из него взять. СССР выиграл космическую гонку за школьной партой». Именно тогда в США резко возросли расходы на школьное образование, возникло множество международных программ обмена для обучения иностранных студентов в американских университетах. Можно также вспомнить создание правительственной образовательной организации «Peace Corps» («Корпус мира»), сотни тысяч волонтеров которой наряду с гуманитарной деятельностью содействуют формированию позитивного  имиджа США во всех уголках мира.

Пик эмиграции впереди

- Каковы ваши прогнозы:  мы уже прошли пик эмиграции или он еще впереди?

- В постсоветскую эпоху были три этапа. В 1991-2003-х годах эмиграция превышала иммиграцию. В период с 2004-го по 2011-й, наоборот, в Казахстан людей больше приезжало, чем уезжало. Но затем снова началось усиление эмиграции. Причем отток населения продолжает нарастать. Хотя, конечно, его не сравнить с беспрецедентными масштабами первой волны. На ее пике в 1994-м из Казахстана уехали почти полмиллиона, а, если точнее, 477 068 человек. Тогда как в 2012-2018-х ежегодное количество эмигрантов составляло 32,5 тысячи.  

Внешняя миграция населения РК: 2012 – 2018 гг.* (чел.)

 

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

Иммигранты

28 296

24 105

16 784

16 581

13 755

15 595

12 747

Эмигранты

29 722

24 384

28 946

30 047

34 900

37 725

41 868

Сальдо миграции

-1 426

-279

-12 162

-13 466

-21 145

-22 130

-29 121

* Источник: Данные Комитета по статистике РК

Сводных итоговых данных о внешней миграции за прошлый год пока нет. Но известно, что за три квартала 2019-го из Казахстана выехали 34,2 тысячи человек – на 8,3 процента больше, чем за соответствующий период 2018-го (31,6 тыс.). И если линейно экстраполировать, то за весь 2019-й эмиграция должна составить 45,3 тыс. человек – на 3,5 тыс. больше, чем в 2018-м. Но надо учитывать, что эмиграционное поведение – не линейный процесс. Вероятно некоторое расхождение, хотя и незначительное.

На мой взгляд, пик нынешней волны эмиграции мы еще не прошли. Очевидно, что она и дальше будет, пусть и медленно, но нарастать, поскольку ничего принципиально нового ни в реализуемой властями этнополитике, ни в плане создания цивилизованных социальных лифтов не происходит. А усиливающееся напряжение в языковом вопросе способно лишь приумножить миграционные настроения.

- Как можно остановить утечку мозгов или сделать так, чтобы уехавшие граждане стремились вернуться обратно?

- Для этого надо не только декларировать равенство прав, но и создавать по примеру англо-саксонских стран общество равных возможностей. Плюс наполнять написанное в статье 1 Конституции («Республика Казахстан утверждает себя социальным государством») реальным содержанием, то есть становиться действительно социальным государством, каким был в плане социальной политики Советский Союз и каким в той или иной степени пытается оставаться современная Россия.

 

 

Комментарии