ВТОРНИК, 22 ЯНВАРЯ 2019 ГОДА
2235 28-12-2018, 06:00

Какая из электоральных кампаний предстоит в 2019-м, и зачем она нужна?


Прогнозы – дело неблагодарное, а политические тем более. И все же хочется знать, что ждет страну и общество в ближайшем будущем. Тем более что в наступающем году, судя по некоторым косвенным признакам, политическая жизнь в Казахстане заметно оживится. Мы попросили известных отечественных экспертов высказать свои соображения на этот счет, адресовав им следующие вопросы:

  1. Самое ожидаемое, на ваш взгляд, политическое событие 2019 года?
  2. Положит ли оно начало процессу политических реформ, которых общество явно заждалось, или же все ограничится рамками так называемого транзита власти?
  3. Можно ли предположить, что кто-то из представителей отечественного политического истеблишмента выйдет в следующем году на первый план?
  4. Какой вам видится в ближайшей перспективе роль парламента и правительства? Их влияние на внутриполитические процессы возрастет или же останется прежним?

Максим Казначеев, политолог: Прорыва не будет

1. Самым ожидаемым политическим событием 2019 года станет начало нового избирательного цикла. Акорда пока публично не озвучивала, какие именно выборы пройдут досрочно – президентские или парламентские. Пока наблюдается только подготовка общественного мнения к самой возможности проведения досрочных выборов.

У обоих сценарных планов есть свои преимущества:

С одной стороны, президентские выборы состоялись в 2015 году, а потому хронологически необходимо проводить «очередные внеочередные» выборы главы государства. Кроме того, они обладают более существенным мобилизационным и консолидирующим общество потенциалом, что с точки зрения власти может быть важным в условиях текущего экономического кризиса.

С другой стороны, внеочередные выборы в парламент позволят на практике реализовать конституционные инициативы 2017 года, связанные с наделением его большим набором полномочий в вопросах формирования и контроля за деятельностью правительства, повышения ответственности министров перед парламентом за реализацию стратегий развития подконтрольных им ведомств. Что, в свою очередь, даст пусть и небольшой, но все-таки шанс на перезагрузку работы правительства.

При этом внешний фон выборов (как внешнеполитический, так и экономический) будет оставаться неблагоприятным. Геополитическое напряжение будет нарастать, колебания цен на казахстанское сырье останутся слабо предсказуемыми. Мы можем столкнуться как с ростом, так и с резким падением цен на углеводороды: последнее сразу усложнит задачу правительства в плане поддержания социальной стабильности.

С субъективной точки зрения я считаю более перспективным проведение именно парламентской избирательной кампании. Президентские выборы не будут содержать в себе большой интриги, их результат можно прогнозировать уже сегодня. А вот парламентские могут дать детальное представление о текущем внутриэлитном балансе, возможностях групп влияния, стоящих за политическими партиями.

2. Новый избирательный цикл не станет прорывным в смысле ожидаемых политических реформ, равно как и не приведет к транзиту власти. Особенно, если выбор будет сделан в пользу досрочной президентской избирательной кампании. В течение последних двух лет власти предприняли неоднозначные шаги, радикально изменившие принципы функционирования в пространстве публичной политики. Мы стали свидетелями существенного отката в политическом реформировании с точки зрения демократизации институтов представительной власти. В частности:

  • введено требование об обязательном 5-летнем стаже госслужбы либо
  • пребывании на выборной должности для кандидатов на пост президента страны;
  • решено отказаться от введения прямых выборов акимов первичного звена (сел, сельских округов и т.п.);
  • принято решение о переходе к выборам депутатов маслихатов по пропорциональной системе с одновременной отменой возможности выдвигать свои кандидатуры самовыдвиженцам.

Поэтому ожидать политических прорывов от нового избирательного цикла не стоит. Предстоящая избирательная кампания обозначит новую конфигурацию сил в элите, новые тактические союзы и, напротив, новые линии разлома между политическими тяжеловесами. Но судьбоносной в плане политического реформирования или транзита власти она не станет.

3. Новые требования к выдвижению кандидатов на президентский пост предполагают участие в возможных выборах главы государства только чиновников высшего ранга либо депутатов парламента. То есть Нурсултан Назарбаев будет побеждать не неизвестных никому общественных деятелей, а соперников из бюрократической элиты.

В случае проведения внеочередных парламентских выборов мы можем увидеть новую конфигурацию влияния внутриэлитных групп. Возможно, с новыми выборами в депутатский корпус придет «свежая» кровь. Будет интересно оценить степень поддержки министров, представляющих различные группы влияния, партийными фракциями нового парламента.

Акорда в 2019 году сохранит курс на омоложение элиты, будет предоставлять возможность работы в публичном пространстве ранее малоизвестным бюрократическим функционерам. В целом это положительная тенденция, однако, не меняющая базовой политической и социальноэкономической стратегии власти.

4. По логике конституционных изменений 2017 года, досрочные выборы в парламент должны будут привести к определенному росту его влияния на социально-экономические процессы. Ведь правительство теперь будет подотчетно одновременно и ему, и президенту. Ответственность министров за реализацию программ социального и экономического развития перед парламентом вводит в казахстанскую политическую практику некоторые элементы прозрачности при выработке отраслевых стратегий развития. Тогда как до сих пор правительство просто представляло законопроекты на утверждение только лишь с указанием на то, что они одобрены президентом. В новых условиях каждый свой шаг в социальной и экономической сферах представители правительства должны будут обосновывать в парламенте.

Но совокупное влияние и парламента, и правительства именно на внутриполитические процессы (государственная идеология, регулирование отношений в межконфессиональной и межэтнической сферах, выборное законодательство, информационная политика и т.д.) возрастет незначительно.

Здесь мы должны учитывать такой фактор, как рост влияния Совета безопасности во внутриполитической жизни страны через придание ему дополнительных политических функций. Усиление Совбеза ведет к очень широкому перераспределению формальных и неформальных статусов в бюрократической элите. В частности, вместе с инициативами по повышению роли парламента в плане контроля над социальноэкономическим блоком правительства все это делает статус будущего второго президента постом без полномочий.

Поэтому усиление одних функций мажилиса и правительства будет параллельно компенсировано усилением других государственных институтов.

Толганай Умбеталиева, политолог, гендиректор Центрально­ азиатского фонда развития демократии: Искушение властью

1. Наверное, самое ожидаемое – это предстоящие президентские и парламентские выборы. Хотя, согласно установленным в Конституции срокам, они должны состояться в 2020-м, казахстанские реалии и политические традиции позволяют предположить, что эти электоральные

кампании могут пройти в следующем году.

2. К сожалению, нет. Предпосылок к тому, что в стране грядут политические реформы, не просматривается. Возможно, их проведение будет перенесено в повестку уже будущего политического руководства. Впрочем, ныне существующее распределение полномочий вполне может устроить и тех, кто придет к власти в будущем, поэтому нельзя исключать того, что реформы и вовсе могут быть отложены в долгий ящик.

В идеале, конечно, власть должна быть равномерно распределена между всеми субъектами внутри государства, да и общество должно получить свою долю. Более того, общество может само стать инициатором реформ. Ведь, если взглянуть на мировую историю, то в основном так и происходило. И сегодня, если судить по результатам исследований, высказываниям в социальных сетях, казахстанское общество созрело для этого.

Что касается транзита власти, то и в экспертной среде, и в обществе много раз обсуждались его возможные сценарии, кандидатуры возможных преемников. Поэтому не стану повторяться и выделю только один аспект, которому в таких дискуссиях, на мой взгляд, уделяется мало внимания. Это то, какие пути и способы транзита должны отсекаться как неприемлемые. Например, вариант передачи власти по наследству. Если Астана собирается двигаться в сторону прогресса и действительно хочет видеть Казахстан в числе 30 наиболее цивилизованных стран мира, то она должна навсегда отказаться от такого варианта. Члены семьи действующего главы государства не должны участвовать в президентских выборах сразу после его ухода – такое право им может быть предоставлено, скажем, через два срока (десять лет). Какими бы гениальными они ни были, династийная смена власти неприемлема в принципе. Мы были свидетелями того, как другие страны центральноазиатского региона, где уже произошла смена власти, смогли справиться с этим вызовом.

3. Думаю, что выходить на первый план, выделяться никто не захочет, поскольку в наших условиях это сопряжено с определенным риском. Как всем известно, отношение может очень быстро измениться, причем достаточно непредсказуемо. Поэтому поддержку властей предпочтительнее использовать для других целей: например, для продвижения своей программы, своей инициативы, своего человека, либо для того, чтобы самому занять тот или иной пост, получить доступ к тем или иным ресурсам. Судя по действиям представителям казахстанской элиты, они так и поступают.

4. Прежде чем говорить о роли парламента и правительства, следует обратить внимание на сложившуюся в стране избирательную систему, посредством которой и формируется тот же депутатский корпус. Она, скорее, лишает граждан избирательных прав, нежели обеспечивает их. Политическая элита использует довольно изощренные методы отстранения электората от участия в выборах, в результате чего многие граждане добровольно и достаточно демонстративно самоустраняются от них. Тем более что они прекрасно понимают: результаты голосования заранее предопределены. «Неважно как проголосуют, важно как посчитают» – к этому наши люди уже давно привыкли.

Центральная избирательная комиссия никак не реагирует на многочисленные сигналы о нарушениях в ходе выборов, хотя они подкрепляются убедительными доказательствами. Что еще больше отвращает граждан от участия в голосовании. Не исключаю, что это тоже делается намеренно.

А если парламент избирается в подобных условиях, то о какой его самостоятельной роли в политической жизни страны может идти речь? Поэтому сегодня в первую очередь нужно сформировать в стране прозрачную, справедливую и пользующуюся доверием у граждан избирательную систему.

Эдуард Полетаев, политолог: Выборы для стабильности

В Казахстане политическая жизнь носит эволюционный характер, и в политическом календаре на 2019 год громких и масштабных событий не предусмотрено. Хотя я бы выделил ожидаемое проведение в Астане юбилейного саммита ЕАЭС, посвященного 5-летию подписания Договора о ЕАЭС и 25-летию идее Нурсултана Назарбаева о евразийской интеграции. С учетом хотя бы статусности мероприятия на нем можно услышать какие-то значимые заявления.

Однако во второй половине 2018-го в публичном поле появилось немало предположений, связанных с возможными внеочередными выборами. Сначала говорили, что это будут досрочные выборы в мажилис и маслихаты, затем об этом забыли и начали рассуждать о досрочных выборах президента. Согласно календарю, их проведение в ближайшее время представляется более вероятным (очередные выборы в мажилис должны состояться только в 2021 году).

Такие предположения возникли не на пустом месте – звенели звоночки. Среди них принятие Закона «О Совете безопасности РК», внесение изменений в Закон «О выборах в РК» (среди которых запрет на самовыдвижение: кандидат может идти только от партий или общественных объединений), перестановки в системе исполнительной власти, социальная направленность Послания главы государства, меры по снижению и сдерживанию цен и тарифов, повышение минимальных заработных плат и т.п.

С этой точки зрения намеки вроде бы понятны. Фактор выборов всегда делает власти более осторожными, вынуждает их воздерживаться от каких-то радикальных и непопулярных шагов. И социальные инициативы с этой точки зрения хорошо ложатся в электоральную канву. Однако в то же время 2018 год характеризовался ужесточением налогового администрирования, а с 1 января 2020-го планируется введение всеобщего декларирования – это довольно-таки существенное событие для карманов казахстанских граждан, и ему надо уделить особое внимание, чтобы не возникли всякие перекосы, недопонимание и нарушения законов.

Важным фактором, влияющим на электоральное поведение, всегда было и остается состояние экономики на момент выборов. А также сформировавшийся естественный оптимизм избирателя, голосующего по принципу «лишь бы не было войны». Зондирование на предмет ожидаемого электорального поведения избирателей идет постоянно.

В общем, нельзя забывать, что согласно политической реальности и Конституции (статья 41), внеочередные президентские выборы назначаются только решением главы государства. А Нурсултан Назарбаев – искушенный политик, и его ходы просчитать непросто. Хотя еще в марте 2017-го на встрече с представителями СМИ он говорил о том, что перспективы его дальнейшего избрания зависят от времени и степени доверия народа.

Впрочем, по отношению к любому времени можно констатировать, что в целом в Казахстане сформировано необходимое качество институциональной структуры электоральных кампаний. При том что подготовка и проведение их – это большая ответственность, достаточно сложное и многостороннее мероприятие, тем более если выборы внеочередные и для организации всего процесса необходимо время. Практика показала (а проведение внеочередных выборов стало у нас чуть ли не традицией), что каких-то системных сложностей в организационном плане не возникает.

Можно вспомнить, например, аргументы, связанные с внеочередными выборами главы государства в 2015 году, – технические (необходимо было разнести по времени выборы президента и депутатов мажилиса) и идеологические (сложные процессы в мировой экономике, геополитическая неопределенность, необходимость сплочения граждан страны в данных условиях).

Инициатива досрочных выборов тогда исходила от АНК. А какие аргументы могут быть озвучены теперь? Непонятно. Во всяком случае, явно они не видны. На евразийском пространстве в 2018-м были два примера проведения досрочных президентских выборов – в Азербайджане и Турции, но там внутрии внешнеполитическая конъюнктура была совсем иной, чем в Казахстане.

Пока я бы не торопился говорить о транзите власти. Да и планы относительно возможных досрочных выборов всегда могут быть скорректированы. Зато ясно, что внешние обстоятельства для страны становятся достаточно сложными. Глобализм переживает кризис. Цена на нефть сейчас ниже той, что заложена в трехлетний бюджет РК на 2019-2021 гг., хотя, возможно, и вернется к прежним значениям. В конце концов, в Казахстане электоральную динамику всегда можно было определить как перетекание конкретных моделей «выборы» и «стабильность» в одну единую модель «выборы для дальнейшей стабильности». Именно обеспечение последней есть главный постулат актуальной политической жизни страны, к чему надо стремиться.

 

Комментарии