СУББОТА, 23 СЕНТЯБРЯ 2017 ГОДА
1109 8-09-2017, 00:00

Мигрантофобия: экспаты отступают – проблемы остаются

Недавний конфликт, разгоревшийся на строительной площадке «Абу-Даби Плаза», наглядно показал, что несмотря на вроде бы внятную государственную политику в сфере трудовой миграции и сокращение количества экспатов на внутреннем рынке труда, иностранная рабочая сила по-прежнему действует на казахстанское общество как красная тряпка на быка.

Хроника конфликтов

Причин испытывать любовь к гастарбайтерам у наших граждан, понятное дело, нет. Особенно это очевидно на фоне конфликтов между казахстанскими и иностранными рабочими, которые трудятся на крупных совместных предприятиях. До словесных перепалок с угрозами, а нередко и до мордобоя доводят не только перекосы в кадровой политике и гипердифференцированная система оплаты и условий труда, но и различия в менталитете. За последние 15 лет в Казахстане произошло более десятка подобного рода столкновений, и все они вызвали широкий общественный резонанс.

В 2005 году на производственном объекте турецкой компании «Гате Иншаат», занятой реконструкцией Атырауского нефтеперерабатывающего завода, имели место массовые беспорядки. В конфликте участвовали около 500 человек. Стражам правопорядка с трудом удалось предотвратить кровавое побоище между турецкими и местными рабочими. Несколько человек пострадало, были разбиты полицейские автомашины. Поводом для стычки стало избиение турецким бригадиром 19-летнего местного рабочего.

Год спустя на нефтяном месторождении Тенгиз в той же Атырауской области произошла еще одна массовая драка между казахстанцами и турецко-подданными, пострадало около 140 человек, десять из которых госпитализированы с увечьями – порезами, сотрясениями и переломами. Сожжены несколько автомашин и контейнер со спецодеждой, подожжена местная подстанция и разгромлены служебные помещения. Еще через год там же произошел конфликт с рабочими из Филиппин и Индии. Его удалось разрешить мирным путем.
В 2010 году в Байганинском районе Актюбинской области на месторождении Северная Трува, которое разрабатывало «CNPC-Актобемунайгаз», произошли массовые столкновения между казахстанскими и китайскими рабочими. В результате были госпитализированы шесть граждан КНР, причем двое из них – с огнестрельным ранением, также пострадали трое наших соотечественников.
В 2012-м году на территории Атырауского нефтеперерабатывающего завода 50 китайцев избили группу казахстанских рабочих (оралманов из КНР) компании «Евразия Строй Капитал 2007». Столкновению предшествовала массовая забастовка оралманов, которые выражали недовольство тем, что получают меньшую зарплату, нежели иностранцы. В том же году на Кашагане вспыхнула драка между рабочими из Индии и местными. В качестве причины конфликта были названы массовые сокращения казахстанских рабочих при активном найме иностранной рабочей силы компанией «КазМунайСервис».
Подобных примеров много, все не перечислишь. И их не становится меньше, несмотря на заметное сокращение в последние годы экспатов, работающих на наших предприятиях.

Иностранцев становится все меньше
В тучные годы, когда цены на углеводородное сырье росли как на дрожжах, в Казахстане насчитывалось до ста тысяч иностранных работников. И это только по официальным данным. С учетом нелегалов общее количество, по некоторым оценкам, доходило до миллиона. Но экономический кризис, девальвация национальной валюты, изменения, которые были внесены в отечественное законодательство, регулирующее вопросы трудовой миграции, существенно скорректировали ситуацию. Работать в Казахстане экспатам стало просто невыгодно. Время контрактов с фиксированными окладами в твердой валюте, что страховало иностранцев от резких колебаний валютных курсов, прошло. В частности, потерю интереса к нашему рынку труда зафиксировала аналитическая служба крупнейшего интернет-рекрутмента – компании «HeadHunter Казахстан». В результате проведенного ею исследования выяснилось, что в прошлом году иностранцев, желающих трудоустроиться в Казахстане, оказалось на четверть меньше, чем в 2015-м.
Согласно данным, озвученным компанией «PricewaterhouseCoopers Казахстан», в 2016 году местные исполнительные органы выдали работодателям 36,8 тысячи разрешений на привлечение иностранной рабочей силы для осуществления трудовой деятельности на территории Казахстана. В том числе порядка двух тысяч выдано по первой категории (руководители и их заместители), более 7 тысяч – по второй категории (руководители структурных подразделений). Основная же часть разрешений была выдана по третьей (специалисты) и четвертой (квалифицированные рабочие) категориям – 16,8 тысячи и 8,5 тысячи человек соответственно.
В большинстве своем гастарбайтеры – это граждане Китая, Турции, Узбекистана, Великобритании и Индии. В основном они работают в Атырауской, Павлодарской, Восточно-Казахстанской областях, а также в Астане.
Цифры текущего года еще скромнее. На 1 июля с.г. по трудовому разрешению на казахстанских предприятиях работали 27 тысяч иностранцев, или всего 0,4 процента от всей численности занятых на нашем рынке труда. Это при том, что квота, установленная правительством РК на нынешний год, предусматривала возможное привлечение 54-х тысяч иностранцев. По информации Министерства труда и социальной защиты населения, больше всего иностранных работников трудятся в сфере строительства — 16 183 человек, или 56,1 процента от общего количества экспатов. На втором месте горнодобывающая промышленность (2 282 человек, или 7,9 процента), на третьем – «предоставление прочих видов услуг» (2 254 человек, или 7,8 процента). Налицо продолжающееся сокращение численности иностранных работников: в первом квартале нынешнего года их насчитывалось 28,5 тысячи...
Впрочем, как считает большинство экспертов, это обстоятельство ничуть не снижает накала страстей. Как говорится, их мало, но они «в тельняшках». Если бы с исходом экспатов из нашей страны ушли и проблемы, связанные с их присутствием на казахстанском рынке труда, то был бы совсем иной коленкор. А проблемы эти хорошо известны, поскольку не раз озвучивались и депутатами с парламентской трибуны, и представителями надзорных органов. Занимая аналогичные позиции, казахстанские работники при том же уровне квалификации получают обычно в три раза меньшую зарплату, они лишены положенного иностранцам соцпакета, имеют куда худшие условия труда и к тому же не защищены от оскорблений, разного рода нападок, давления и необоснованных увольнений.
На эти проблемы субъективного характера накладывается объективная реальность. «Трудовые конфликты в Казахстане будут только нарастать», – таким выводом, комментируя на своем авторском сайте сложившуюся ситуацию, поделился политолог Казбек Бейсебаев. Спусковым крючком, по его мнению, могут стать непростая экономическая ситуация в стране и сопутствующее ей повсеместное сокращение расходов.
По мнению большинства экспертов, присутствие иностранной рабочей силы в Казахстане будет и дальше вызывать раздражение и возмущение. Причины на своей странице в «Фейсбуке» назвал руководитель центра социального партнерства при фонде «Самрук-Казына» Ербол Исмаилов: «Не за горами высвобождение персонала на многих казахстанских предприятиях. Это связано с мировой сырьевой конъюнктурой. Рабочих надо переобучать, переквалифицировать и трудоустраивать на тех объектах, на которых сейчас трудятся иностранцы». Но отдавая себе отчет в том, что по мановению волшебной палочки иностранцев разом не заменить местными кадрами, он добавил: «С иностранным персоналом нужно проводить адресную разъяснительную работу. Законы нашей страны они должны чтить, уважать и исполнять».

Без гастарбайтеров пока не обойтись
Но пока ситуация такова, что государство вынуждено мириться со всеми издержками, вызванными присутствием иностранной рабочей силы в Казахстане. Правила игры диктует нехватка квалифицированных отечественных кадров, которая стала еще более ощутимой в условиях реализации различных государственных программ, в частности, индустриально-инновационного развития. И речь идет далеко не только о специалистах редких профессий. Как тут не посетовать на резкое снижение качества профессионально-технического образования в стране, на падение престижа рабочих профессий… Впрочем, существуют и другие причины.
Не так давно министр труда и социальной защиты населения Тамара Дуйсенова откровенно обрисовала ситуацию: «В прошлом году не удалось заполнить 26 тысяч вакансий, заявленных работодателями. В текущем году совместно с акимами областей определено 635 тысяч рабочих мест, которые должны быть заняты. А что нам предлагает рынок труда? Сегодня на него выходят лица, родившиеся в 1990-е годы – время, когда у нас была чрезвычайно неблагоприятная демографическая ситуация. В этой связи до 2023 года чистый прирост экономически активного населения будет намного меньше, чем в прежние годы. В предстоящие пять лет пополнение трудовых ресурсов будет идти за счет безработных и самозанятого населения. А более половины самозанятых и около 29 процентов безработных имеют лишь школьное образование».
Конечно, правительство принимает меры, чтобы нормализовать ситуацию на рынке труда. В частности, в этом году стартовал проект «Бесплатное профессионально-техническое образование для всех» в рамках реализации Модернизации 3.0. Основные его бенефициары – безработная и самозанятая молодежь. В рамках проекта определено 160 приоритетных технических, технологических и сельскохозяйственных специальностей. Но понятно, что эффект от этой программы начнет ощущаться не сегодня и даже не завтра, тем более что сама молодежь явно не спешит реализовывать себя в направлениях, обозначенных государством.
Сегодня в Казахстане насчитывается около двух миллионов трудоспособного населения в возрасте до 28 лет. И статистика последнего времени убедительно свидетельствует о том, что доля молодежи в общем объеме трудовых ресурсах медленно, но верно сокращается. Особенно это касается сферы наемного труда. За минувший год присутствие молодых в этой сфере уменьшилось на 9,1 процента, а в абсолютном выражении – на 153,5 тысячи человек.
Вот и получается, что без экспатов нам пока не обойтись. И винить государство в том, что оно дает «зеленый свет» их заходу на внутренний рынок труда, нелогично и неуместно. С учетом сокращения количества гастарбайтеров пришлось даже отменить ранее действовавшие особые условия, которые должны были выполнять работодатели, привлекающие иностранную рабочую силу. Согласно этим условиям, казахстанские компании, доказав, что им действительно нужны такие сотрудники, обязаны были либо создать дополнительные рабочие места для граждан РК, либо организовать профессиональную подготовку или переподготовку местных кадров, в том числе по специальностям, по которым привлекается иностранная рабочая сила.
С января текущего года в Казахстане стали действовать новые правила, которые существенно отличаются от прежних. Вместо особых условий для работодателей введен налоговый сбор. Его ставки устанавливаются в коридоре от 137 до 250 МРП в зависимости от категории иностранной рабочей силы и отрасли, эти средства уплачиваются в местные бюджеты. Но в части соблюдения условий по местному содержанию в кадровой сфере требования все же сохранились: по руководителям и их заместителям – не менее 70 процентов; по специалистам и квалифицированным рабочим – не менее 90 процентов. А вот принцип выдачи квот на привлечение иностранной рабочей силы изменился: если раньше исходили из процентного соотношения к экономически активному населению страны, то теперь эти квоты устанавливаются отдельно по каждой сфере, отрасли или видам экономической деятельности. Они рассчитываются региональными комиссиями на основе заявок работодателей с учетом комплексного анализа спроса на рабочую силу, прогноза численности безработных, а также потребностей, связанных с реализацией стратегических проектов, таких, например, как программа индустриально-инновационного развития.
Куда важнее сейчас вести речь о другом – о необходимости появления в общественном поле модераторов, способных предотвращать или гасить конфликты, возникающие между казахстанскими и иностранными рабочими. В течение последних лет на эту роль пробовались многие, но, увы, пока что безуспешно…

Автор: Юлия Кисткина

Комментарии

Author Uleke
Редактировать / Удалить/ Цитировать
10-сен-2017, 13:52

"Правила игры диктует нехватка квалифицированных отечественных кадров, которая стала еще более ощутимой в условиях реализации различных государственных программ, в частности, индустриально-инновационного развития" - ne nado vse valit na narod - vlast sama sozdala takuyu nervoznuyu obstanovku, ni v odnoi strane mire, a osobenno v arabskih stranah, Kitaie - expaty ne mogut I piknut, lyuboi konflikt s mestnymi - v etih stranah apriori vinoven inostranets, I daje mestnye uverenye v svoei neprikosnavennosti daje nagleeyut. A nas malo togo chto priglashayut expatov - zavskladom, elektrikom, svarshikom - na kotoryh mog by spokoino rabotat mestny, tak eshe I narod ne doveryayet svoemu gosudarsvu.

Оставить мнение