СУББОТА, 4 АПРЕЛЯ 2020 ГОДА
1-03-2013, 03:46

Двойная дискриминация


Гастарбайтеры стали привычным атрибутом нашей повседневной     жизни. В основной своей массе они строят дома, кладут асфальт, подметают улицы. Кто они? Сколько их? Как они живут? Каково отношение к ним со стороны казахстанцев? Об этом мы беседуем с известным казахстанским экспертом, руководителем АЦ "Наше дело" Нуртаем Мустафаевым.

Неконтроли­руемая иммиграция

- Есть ли более или менее точная статистика по гастарбайтерам? Почему в этом вопросе наблюдается большой разброс мнений? Например, недавно в беседе с нами Данияр Ашимбаев назвал цифру 600 тысяч человек. При этом, как утверждает он же, практически всех их можно считать нелегалами, поскольку официальная квота привлечения рабочей иностранной силы составляет порядка 20-30 тысяч, и работают эти люди в основном в национальных горнорудных и нефтяных компаниях. Каково ваше мнение по этому поводу?

- Власти не знают даже общую картину масштабов трудовой иммиграции в Казахстане. Агентство РК по статистике (АРКС) не ведет учет численности иностранных рабочих в стране. В его изданиях "Демографический ежегодник Казахстана", квартальных и ежегодных бюллетенях представлены сведения лишь о постоянной эмиграции и иммиграции. То есть, вопреки известной фразе из романа Ильфа и Петрова "Двенадцать стульев", статистика знает далеко не все. Гастарбайтеры - не стулья, они постоянно в движении, абсолютно не горят желанием встретиться с сотрудником миграционной полиции, каким-либо чиновником, а потому не поддаются учету.

Обычно если почему-то нет сведений в изданиях общегосударственной статистической службы, то обращаются к данным ведомственной статистики. Но феномен миграции как сложного социального явления заключается в ее "распыленности" по разным министерствам и ведомствам. Даже ведомственная статистика отражает лишь верхушку айсберга.

Министерство труда и социальной защиты населения (МТСЗН) располагает неполной информацией лишь о численности иностранной рабочей силы (ИРС), прибывающей в Казахстан по утверждаемым ежегодно квотам. Последние формируются МТСЗН на основе заявок, подаваемых работодателями в региональные управления и департаменты занятости. В регионах предприниматели обычно либо завышают, либо, наоборот, недооценивают потребность в иностранной рабочей силе. Поэтому де-факто численность привлекаемых фирмами иностранных работников значительно отличается от утвержденной квоты.

В Казахстане квота на привлечение гастарбайтеров в 2000 году составляла 0,15% к численности экономически активного населения. В абсолютном выражении это было всего лишь 10,6 тыс. человек. С середины "нулевых" квота стала ежегодно расти и в 2007-м достигла 0,80%.

Но летом того года в США начался финансово-экономический кризис, переросший в мировой. Показательно, что на постсоветском пространстве в водоворот этого кризиса первым затянуло Казахстан. У нас "мыльный пузырь" запредельных цен на недвижимость лопнул уже к концу 2007-го, а уже весной следующего года потребовалось в пожарном порядке принимать антикризисные меры. Утвержденную на 2008-й квоту в 1,60% снизили в два с половиной раза - до 0,65% от экономически активного населения. В 2009-м снова произошло сокращение: официально с 2,40% до 0,75%, а по факту - до 0,37%.

Но затем квота вновь начинает расти - с 0,75% в 2010-м до 1,20% на 2013-й. Это связано с принятыми программами индустриального развития и масштабными проектами. Так, летом прошлого года правительство утвердило дополнительные квоты на привлечение рабочей силы для строительства газопровода "Казахстан - Китай", линейной части газопровода "Бейнеу - Бозой - Шымкент", второй и третьей очереди Жанажольского газоперерабатывающего завода.

Ведомственная статистика Минтруда отражает лишь потоки легальных гастарбайтеров, задействованных в крупных проектах нефтегазового сектора, на строительстве крупных административных объектов в Астане, офисов и торговых центров в Алматы, Атырау. Подавляющее большинство этих легальных гастарбайтеров из дальнего зарубежья - Турции, Китая и других стран.

Общую же картину масштабов легальной и нелегальной трудовой иммиграции позволяет выявить анализ ведомственной статистики МВД РК. С падением "железного занавеса" масштабы временной миграции в Казахстан стремительно нарастали. По данным МВД, за последние 13 лет численность временных иммигрантов в Казахстане возросла в 18 (!) раз: с 74 950 в 1998-м до 1 354 247 в позапрошлом году.

На деле около 80% всех гастарбайтеров в Казахстане - нелегальные трудовые иммигранты из стран ближнего зарубежья - Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана. Это стихийный, неорганизованный поток рабочей силы. Они приезжают не по набору крупных турецких, китайских и других компаний стран дальнего зарубежья, а сами по себе; строят не здания министерств, акиматов, офисы, бизнес-центры, а дачи, коттеджи, ремонтируют квартиры обычным гражданам Казахстана, возводят какие-то небольшие торговые пристройки, магазинчики, парикмахерские и т.д., торгуют на рынках, заняты на сезонных работах.

Более наглядно временное пребывание иностранцев по целям отражают не абсолютные, а относительные показатели в процентах.

В ноябре 2012-го заместитель министра внутренних дел РК Кайрат Тыныбеков, представляя законопроект в мажилисе парламента, отмечал, что за последние два года в Казахстане временно находились свыше двух миллионов прибывших в страну иностранцев. "При этом менее одного процента из них целью приезда указали трудовую деятельность, 96 процентов назвали частную цель пребывания", - сообщил он.

Ведомственная статистика МВД за 2009 год показывает, что по частным делам прибывают в Казахстан 88,3% от всех иностранцев, в том числе: до 94,9% из стран СНГ и до 36,5% из стран дальнего зарубежья. Общий объем временного пребывания иностранцев в РК за последние два-три года мало изменился. С учетом маятниковой миграции в приграничных районах, повторной в течение одного года сезонной и иной миграции, абсолютные показатели въезда по частным делам снижаются. Специальные методики расчета нелегальной иммиграции на основе данных, полученных по итогам пяти-шести оперативно-профилактических меро­прия­тий "Мигрант", "Правопорядок", и введение коэффициентов позволяют предположить, что численность нелегальных трудовых иммигрантов составляет ориентировочно 600-700 тысяч человек.

 

Нежданный сосед хуже…

- Как вы оцениваете проводимую нашим государством политику в отношении иностранной рабочей силы?

- Скорее критично. Да, есть плюсы, но минусы перевешивают. Много метаний: власти так и не определились четко как по целям и задачам политики в сфере трудовой иммиграции, так и с координирующим центром. В эту сферу включены и МВД, и МИД, и Минтруда (МТСЗН), и новое Министерство экономики и бюджетного планирования, которому передаются функции и полномочия формирования государственной политики в сфере миграции населения, закрепленные прежде за МВД. Видимо, включится сюда и новое Министерство регионального развития.

Подавляющее большинство т.н. нелегальных иммигрантов, а точнее иммигрантов с неузаконенным статусом - это гастарбайтеры из ближнего зарубежья (Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан). Они составляют около 80% от численности всех гастарбайтеров и заняты не в крупных компаниях, а работают без всяких трудовых договоров на простых граждан - т.е. физических лиц, либо торгуют на рынках: узбеки - фруктами, овощами, кыргызы - одеждой кыргызского, китайского и иного (благо они входят в ВТО) производства, другими товарами. Всех их надо как-то легализовать, и тогда они будут платить налоги. Например, как в России, где ввели для мигрантов патенты: купил патент - и торгуй, ремонтируй квартиры и т.д. Ведь не пойдут же они в офисы "Тенгизшевройла" или "Карачаганака", где их даже на порог не пустят.

В ноябре правительство направило в парламент проект закона "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам трудовой миграции". Казалось бы, лед тронулся. Поправки предусматривают найм не у крупных и средних компаний, а у физических лиц по индивидуальному трудовому договору. Заплатил за патент ИП (индивидуального предпринимателя) и работай. Но нет, одна норма проекта закона ставит непреодолимый барьер: мигрант должен иметь "регистрацию по месту жительства либо временного проживания". То есть выписаться у себя на родине и прописаться к кому-то в Казахстане. Однако возникает вопрос: к кому?! Хотя прописка (регистрация) уже ничего не значит в плане прав на недвижимость, прежняя психология крепко сидит в головах большинства чиновников. Не то что какого-то гастарбайтера, невесть откуда взявшегося, но даже родственников сейчас не прописывают. Вот так, как в вечном романе, опять "квартирный вопрос испортил" все.

Ясно, что снова начнут гонять торговцев-кыргызов на рынках, а строители-ремонтники из Узбекистана так и останутся "нелегалами в тени". Значит, исчезнут с наших рынков недорогие товары кыргызских "челноков", привозимые с крупнейшего в Центральной Азии вещевого рынка "Дордой"; уедут на заработки в Россию, где нужен лишь патент и гарантированы более высокие заработки, узбекские строители-ремонт­ники и торговцы недорогими фруктами. Никому - ни казахстанцам, ни узбекским и кыргызским гастарбайтерам - от этого лучше не будет.

 

Гастарбайтер гастарбайтеру рознь

- Из сообщений ТВ и из Интернета можно узнать немало интересного о том, как живут гастарбайтеры в России. А каковы условия их жизни у нас?

- Гастарбайтеры в Казахстане по правовому статусу, оплате труда, условиям жизни, культуре и характеру взаимодействия с казахстанцами четко подразделяются на две группы.

Первая группа - легальные трудовые иммигранты из стран дальнего зарубежья (Китай, Турция и другие), занятые в нефтегазовом секторе, горнорудной промышленности, на строительстве крупных торговых и бизнес-центров, офисов, стадионов и т.д. Оплата их труда примерно в два раза превышает оплату за труд казахстанских работников за аналогичную по интенсивности и сложности работу. Культура, стереотипы поведения турецких, китайских и других гастарбайтеров из стран дальнего зарубежья резко отличаются от культуры и образа жизни казахстанцев.

Вторая группа - большей частью нелегальные трудовые иммигранты из Узбеки­стана, Кыргызстана и Таджикистана, занятые строительством дач, ремонтом квартир, торговлей на рынках. Согласно результатам опросов, проведенных среди этих гастарбайтеров, им платят на 30-50% ниже, чем казахстанцам за аналогичный труд. При этом казахстанцы вообще не воспринимают их как иностранцев, поскольку культура, привычки, ментальность и многое другое очень близки к нам. Казахи, русские, узбеки, кыргызы и таджики давным-давно знают друг друга. Сказывается опыт общения, взаимодействия не только на протяжении 70 лет в составе одного государства, но и в гораздо более ранний период. Да и вообще, среди граждан Казахстана много узбеков, немало таджиков, кыргызов.

Складывается парадоксальная ситуация: дальние иностранцы дискриминируют нас, мы в свою очередь - ближних "иностранцев". Гастарбайтеры-турки дискриминирую казахстанцев, мы - гастарбайтеров узбеков, кыргызов, таджиков.

Дискриминация в оплате труда казахстанских работников в сравнении с иммигрантами из дальнего зарубежья и сильно отличающиеся стереотипы поведения обуславливают конфликты между гастарбайтерами дальнего зарубежья и казахстанскими рабочими.

Правда, динамика этих конфликтов тоже разная. За все годы независимости было всего 2-3 конфликта между казахстанскими рабочими и гастарбайтерами-китайцами. Большинство конфликтов казахстанских рабочих с трудовыми иммигрантами происходило с турецкими гастарбайтерами. 1990-е годы - столкновение на турецких предприятиях компании "Бехтел Энка" на Тенгизе, 2000-2001 годы - трудовые конфликты казахстан­ских рабочих с руководством, персоналом турецких компаний "Зафер Иншаат", "Финтрако-Тепе". Февраль 2005 года - конфликт в Атырау, в результате которого около 200 турецких граждан были отправлены на родину. Апрель 2005 года - очередной конфликт между казахстан­скими и турецкими рабочими уже в известной компании "Сенiмдi курылыс". Несколько сотен казахстанских рабочих разгромили помещения "СК", в ходе этих событий несколько человек пострадало.

Самый масштабный конфликт - столкновение в Тенгизе 20 октября 2006 года. В беспорядках приняли участие более 400 казахстанских рабочих и порядка 150 гастарбайтеров. К 24 октября стройки Тенгиза, а затем Казахстан покинули около тысячи турецких рабочих. Погромы на Тенгизе в то время стали ведущей новостью СМИ Турции. Тогда с заявлением по поводу инцидента выступил посол Турции в Казахстане Танер Себен.

 

Привечая чужих, забываем своих

- Вам не кажется парадоксальным присутствие такого количества трудовых мигрантов из-за рубежа при наличии ощутимого уровня внутренней безработицы? Не будет ли это способствовать росту социальной напряженности в Казахстане?

- Безработица есть, и масштабы ее в стране очень значительны. У нас 2 млн 720 тысяч самозанятых. И если называть вещи своими именами, то значительная их часть фактически являются безработными. Половина выпускников вузов годами мыкаются, не имея возможности трудоустроиться, и через 3-5 лет утрачивают даже те неглубокие знания, которые дают нынешние казахстанские вузы. Ведь сейчас в любой маленькой или большой компании, организации, учреждении "железное правило": стаж работы по специальности не менее пяти лет. Поколение 50-летних фактически тоже выброшено за борт. Во всех рекрутинговых центрах, в объявлениях о наборе на работу непосредственно в компаниях существует жесткий ценз - до 45 лет. А в это время слуги народа, такие как, например, депутат мажилиса Талгат Ергалиев заявляют, что безработицы нет, но есть бездельники, которые не хотят работать и портят статистику.

За все отрасли говорить не следует, но совершенно очевидно, что потребности в строителях из-за бугра нет никакой. А между тем очень много гастарбайтеров занято именно в строительстве. Но ведь гастарбайтеры-турки строят отнюдь не коллайдеры, центры искусств Помпиду или Эмпайр-стейт билдинг, а стандартные административные здания и жилые комплексы. К тому же далеко не факт, что строящиеся их руками здания соответствуют современным стандартам качества. Достаточно вспомнить торговые цент­ры в Стамбуле и другие здания, которые у них падали, судя по репортажам. Может, в Казахстане нет крупных строительных компаний? Да полно! Необходимо, чтобы у нас (и в первую очередь это касается органов власти - министерства, акиматы) заказывали строительство своих офисных зданий, театров, дворцов искусств, стадио­нов казахстанским строительным компаниям, и тогда тысячи наших соотечественников получат реальную возможность зарабатывать себе на достойную жизнь.

 Вопросы задавал Кенже ТАТИЛЯ

 

Комментарии