СРЕДА, 19 ФЕВРАЛЯ 2020 ГОДА
27-02-2014, 22:32

Трудовая миграция: из тени на свет


Central Asia Monitor продолжает начатую в прошлом номере  тему трудовой миграции в Казахстане. Мы решили выяснить мнения отечественных и иностранных экспертов по поводу изменений, внесенных в миграционное законодательство нашей республики, адресовав им следующие вопросы:

1.         Как вы оцениваете новые поправки в миграционное законодательство, которые ужесточают требования к пребыванию в Казахстане трудовых мигрантов? Это поможет снизить уровень нелегальной трудовой миграции или же сделает ее еще более скрытой?

2.         Согласны ли вы с утверждением, что эти поправки не смогут кардинально изменить ситуацию на рынке нелегальной трудовой миграции?

3.         С вашей точки зрения, нужна ли Казахстану вообще рабочая сила извне? И если да, то какие трудовые мигранты нам нужны прежде всего? Как вы относитесь к утверждению, что трудовая иммиграция является фактором риска, поскольку оставляет без работы казахстанских граждан?

Работа - для наших людей

Нуртай Мустафаев, аналитический центр "Наше Дело":

1.На мой взгляд, расценивать недавние поправки как ужесточение миграционного законодательства и политики в отношении гастарбайтеров неверно, потому что просто нечего ужесточать. Парадокс в том, что все годы независимости подавляющее большинство их работало в Казахстане нелегально, поскольку в законах никак не упоминался труд гастарбайтеров на простых граждан республики, т.е. на так называемых физических лиц. Этих нелегалов как бы не было в природе. Но они всегда были и составляли 85-90% от всех трудовых иммигрантов. Мы с ними все время сталкивались в повседневной жизни, покупая товары на рынках, нанимая строителей при ремонте квартир, офисов, строительстве дач, найме грузчиков. Часто и не подозревая, что это иностранцы.

В СМИ, на телевидении всегда на виду трудовые иммигранты, занятые по найму у юридических лиц в нефтегазовом секторе, горнодобывающей, металлургической промышленности, строительстве элитных жилищных комплексов, деловых центров. Либо трудовые иммигранты, занятые на крупных объектах вроде трансевразийской магистрали "Западная Европа - Западный Китай". И почти все свое внимание правительство сконцентрировало на установлении и закреплении норм для трудовых иммигрантов, задействованных в крупных проектах с участием зарубежных компаний.

В 2013 году квота составляла 1,2% от экономически активного населения Казахстана, а это порядка 100 тысяч легальных гастарбайтеров. Много это или мало? Смотря как считать. Если сравнивать с 480 тысячами безработных казахстанцев (данные официальной статистики), то немало.

Надо четко разделять две группы трудовых иммигрантов - из ближнего и дальнего зарубежья. В первой группе 9/10 работников - гастарбайтеры из Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана, во второй группе примерно такой же удельный вес составляют приехавшие из Турции и Китая.

Нелегальные трудовые иммигранты - в основном из Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана, с которыми у Казахстана безвизовый режим. С Турцией у нас тоже безвизовый режим, китайским же гражданам необходима виза. Но Турция далеко, общих границ нет. Китай рядом, и граница с ним еще с советских времен вполне оснащена технически.

Большая часть турецких и китайских гастарбайтеров, за исключением мелких торговцев на вещевых рынках, прибывает организованно, их нанимают обычно еще до прибытия в Казахстан в странах исхода местные субподрядные фирмы. И именно они фигурируют в заявках на квотируемую иностранную рабочую силу от иностранных компаний.

Численность нелегальных гастарбайтеров снизится, но не кардинально - максимум на треть. Более скрытой нелегальная трудовая иммиграция не станет. Поправки в законодательные акты были приняты в декабре 2013-го, и было много шума в плане того, что Казахстан ужесточает политику в отношении гастарбайтеров. На деле же речь идет не об ужесточении, а наоборот, о создании условий для работы гастарбайтеров, занятых у физических лиц. А это почти вся подводная часть айсберга нелегальной иммиграции. В правовом поле была tabula rasa (лат. "чистая доска") для трудовой деятельности этой самой многочисленной группы иностранных рабочих. В tabula rasa миграционного законодательства впервые вписали простейшие нормы. Так что речь не идет об ужесточении.

 

2. Численность легальных трудовых иммигрантов по квоте в последние годы колеблется от 50 до 100 тысяч человек, из которых 3/4 - турки и китайцы. Неясна ситуация лишь с численностью китайских торговцев на рынках. Экспертная оценка легальных и нелегальных трудовых иммигрантов, находящихся в Казахстане, - от 500 до 700 тысяч человек, в зависимости от сезона: зимой - меньше, весной и особенно летом и осенью на стройках, полевых работах - больше. Если брать общее количество гастарбайтеров, то доля нелегальных трудовых иммигрантов составляет 80-85%. И подавляющее большинство их - одиночки либо мелкие бригады узбеков, кыргызов, таджиков из трех-семи человек, занятые строительством дач, ремонтом квартир, остеклением балконов и т.д. у физических лиц.

Поскольку безвизовый режим с Узбекистаном, Кыргызстаном и Таджикистаном сохраняется, гастарбайтерам из этих стран невыгодно легализоваться - бегать по инстанциям за разрешением на работу, заключать индивидуальные трудовые договора с тем или иным гражданином Казахстана, пожелавшим сделать ремонт квартиры, построить дачу и т.д. Нет особого резона идти в налоговую службу, оформляться там и платить пусть и небольшой индивидуальный подоходный налог.

Повторюсь, нелегальная трудовая иммиграция может сократиться примерно на треть, что несколько упорядочит и сократит работу сотрудникам миграционной полиции по линии выявления и депортации гастарбайтеров-нелегалов. К тому же, согласно поправкам в законодательство, пожелавшие легализоваться гастарбайтеры смогут получить доступ к определенному социальному пакету - медуслугам в поликлиниках, учебе детей в школах.

 

3. В прежних, неоправданно больших масштабах трудовая иммиграция нам не нужна. Поток гастарбайтеров в Казахстан начал стремительно возрастать с 2000 года, когда цены на углеводороды и металлы пошли вверх, вследствие чего обозначился экономический подъем в стране. В "тучные" годы наступила эйфория от нефтедолларов, принималось множество помпезных программ, и казалось, что все развивается поступательно и все это надолго. В правительстве были иллюзии: если в экономике все хорошо, если ВВП бурно растет, то и в сфере занятости все неплохо, и скоро тоже будут решены все задачи. А раз так, раз мы впереди всего остального постсоветского пространства, если не впереди планеты всей, то нужны новые и новые, подчас неоправданно амбициозные программы. И следовательно, нужны сотни тысяч рабочих рук.

В правительстве всегда доминировали либеральные, монетаристские подходы, пиетет в отношении зарубежных менеджеров - Григорий Явлинский, Алекс Москович, Чан Йан Бэнг т.д. Всегда был заметен приоритет в отношении иностранных топ-менеджеров, в целом в отношении зарубежных спецов, работников. О наших соотечественниках всегда думали в последнюю очередь, руководствуясь максимой "нет пророка в своем Отечестве".

В свое время многих экспертов удивило мнение Кайрата Келимбетова (он тогда возглавлял Фонд "Казына"), приведенное в статье журналиста Ирины Нос: "Привлечение иностранной рабочей силы для осуществления программ диверсификации экономики - уже неизбежность… В "Казыне" говорят о численности в миллион гастарбайтеров".

Не спорю, вполне возможно, что экономике нашей страны нужен один миллион высококвалифицированных рабочих. Но только не гастарбайтеров, а наших казахстанских работников. Неужели трудно подготовить квалифицированные кадры из наших граждан? Неужели казахстанцы не обучаемы, и мы полностью загубили и не можем возродить систему профтехобразования?

Нам вовсе не нужен миллион гастарбайтеров, хотя уже сейчас их в стране порядка 500-700 тысяч человек. Даже по официальным каналам в рамках утверждаемых квот в объеме 60-100 тысяч иностранных работников и по отдельным межправительственным соглашениям нам не надо привлекать столь огромную армию гастарбайтеров.

В квотируемой трудовой иммиграции сплошной клубок проблем. По квотам долж­ны привлекаться иностранные работники четырех категорий: 1) руководители; 2) руководители структурных подразделений; 3) специалисты; 4) квалифицированные рабочие. При этом, согласно постановлению правительства, наши граждане должны составлять не менее 70% списочной численности руководства компаний и их структурных подразделений (работников первой и второй категорий) и не менее 90% специалистов и рядовых рабочих в компаниях с иностранным участием. Но на деле все обстоит далеко не так.

Почти все руководители компаний, топ-менеджеры и специалисты - иностранцы. Даже в части рядового персонала (простых рабочих) требуемый законом баланс казахстанских и иностранных работников не соблюдается. Кроме того, в большинстве компаний с иностранным участием, действующих на территории Казахстана, огромный, в разы (!), дисбаланс в оплате труда казахстанцев и иностранцев за одинаковую по объему и квалификацию работу. В большинстве субподрядных организаций дисбаланс в 3-4 раза, а в некоторых иностранных компаниях эта разница в 7-10 раз!

Непонятна природа экспансии турецких строительных компаний на нашем рынке. В самых прибыльных проектах, как правило, субподрядчиками являются турецкие компании. Это и на месторождениях компании "Тенгизшевройл", и на других нефтегазовых месторождениях. Это и при строительстве правительственных зданий, крупнейших жилых и бизнес-центров в Астане, Алматы. Хотя речь идет не о сложных технических сооружениях промышленного назначения, а элементарно о жилых зданиях, бизнес-центрах и офисах. Мы что, не умеем строить дома? Разве у нас нет своих крупных строительных компаний, своих рабочих, прорабов, инженеров? Не думаю, что турки строят лучше нас. Возможно, внешне броско. Зато не столь уж качественно и не всегда с учетом наших суровых климатических условий. Фактически не соблюдаются наши СНИПы.

В Астане в январе 2007 года турецкая компания завершала строительство здания Национального архива РК. И уже в преддверии сдачи объекта обнаружились крупные недоделки - купол стал протекать, температурный режим внутри здания никак не соответствовал требованиям - всего 8 градусов.

Иностранные работники нам нужны, но в самых ограниченных количествах, когда у нас нет каких-то узких специалистов, рабочих очень редких специальностей. Поэтому надо думать, прежде всего, о работе для наших людей.

Казахстан демонстрирует государственный подход

Деян Кесерович, глава миссии МОМ в Центральной Азии и Казахстане:

1.Новые поправки в миграционное законодательство направлены на урегулирование миграционных потоков мигрантов, прибывающих из стран СНГ для работы в домашнем хозяйстве. Для трудящихся мигрантов, которые уже работают или решили работать в этом секторе, это возможность работать легально, а значит, они будут защищены законодательно. Доля такой группы мигрантов незначительна, поскольку не каждой казахстанской семье нужны пять домашних работников. Официальная статистика по итогам года покажет, сколько мигрантов получили такие разрешения и сколько действительно трудятся в этих семьях.

Речь же идет о тех, кто прибывает на заработки в другие секторы экономики. По результатам исследования "Доступ мигрантов к социальным услугам", проведенного МОМ, трудящиеся мигранты из Центральной Азии - это в основном люди молодого возраста (27-32 лет) и семейные. 70% трудящихся мигрантов имеют детей. По сведениям, полученным на основе социологических исследований, только 4,7% временно пребывающих мигрантов из Кыргызстана и Таджикистана трудятся на основе официально выданного разрешения на работу. Причем 37% из них работают по менее квалифицированным и 29% по низкоквалифицированным специальностям. Основные секторы экономики, в которых задействованы трудящиеся-мигранты из Кыргызстана и Таджикистана, - это торговля, общепит и услуги (72,8%), строительство (14,3 %), сельское, лесное хозяйство (7,1%). На эту основную долю трудящихся мигрантов законодательные изменения не распространяются. Это значит, что законодательно стране придется урегулировать трудящихся мигрантов с неурегулированным статусом.

Международный опыт показывает, что чем жестче меры миграционного регулирования, тем выше поток нелегальной миграции. Что касается Казахстана, то проанализировать миграционные тенденции этого года мы сможем после спада пика сезонных работ.

 

2-3. Казахстан регулирует доступ иностранных граждан на рынок труда при помощи механизма квотирования - он определяет максимальное число иностранных граждан, которые могут трудоустраиваться в республике по четырем основным укрупненным видам занятий: первые руководители, руководители и специалисты, квалифицированные рабочие и рабочие, занятые на сезонных сельскохозяйственных работах. Однако требуется разработка активных мер привлечения иностранной рабочей силы (ИРС) на рынок труда.

Касательно потребности в ИРС на сегодня нет однозначного согласия среди государственных структур, а также в обществе по поводу существования такой потребности. Так, по мнению национальных экспертов, потребность существует только в некоторых областях экономики и по некоторым специальностям: сезонные рабочие для привлечения в сельское хозяйство и домашние работники.

Существуют самые различные оценки количества иностранных граждан, работающих в Республике Казахстан, что еще раз говорит о необходимости постоянного анализа рынка труда на основе механизма спроса и предложения. Следует учесть при этом, что неформальная занятость иностранных граждан не может рассматриваться вне контекста общей неформальной занятости всего населения Казахстана, которая, согласно официальным данным, составляет 26 % и тесно связана с уровнем образования населения.

С целью прогнозирования  и мониторинга рынка труда представляется важным наличие сильной аналитической структуры с четким определением полномочий и функций. Она должна иметь доступ ко всей имеющейся в стране информации по рынку труда и отвечать за анализ рынка труда с целью выявления имеющегося дефицита рабочей силы, а также постоянного совершенствования методологии по оценке дефицита.

Трудящиеся мигранты заменяют казахстанцев в секторах, в которых требуется низкоквалифицированная рабочая сила - в строительстве, в качестве подсобных рабочих на рынках, на отдельных видах сельскохозяйственных работ. Поэтому, устранение трудящихся- мигрантов не приведет к автоматическому и быстрому заполнению этих рынков труда казахстанцами. Низкоквалифицированные рабочие места в краткосрочной перспективе не станут привлекательными для казахстанцев.

Подготовил Кенже ТАТИЛЯ

Комментарии