ВТОРНИК, 20 АВГУСТА 2019 ГОДА
2862 17-08-2017, 19:21

Все чаще бывшие жены остаются без крыши над головой


Еще лет десять назад для мужчин, как утверждают в судах, было естественным оставлять квартиру или дом бывшей жене и материально обеспечивать их общих детей. Сейчас спор идет, образно говоря, из-за каждого гвоздика. Иногда юридическую защиту не обеспечивает даже штамп в паспорте. Мужья действуют по принципу: если прежняя жена надоела, то всего делов-то – можно выкинуть ее на улицу, как использованную тряпку.

«Эта женщина была моей квартиранткой, но сын у нас общий»

Лиза Шпак из Кокшетау состоит в гражданском браке с 1995-го года. Все эти годы муж ее бил. Устав однажды от побоев, она попросила отца своего сына обеспечить ее жильем и оставить в покое. А он снова избил женщину и попросил освободить его жилплощадь. Когда Лиза подала на раздел имущества, муж, сняв ее с прописки, заявил, что они просто знакомые.

– Когда мы стали жить вместе, мне было всего 15, а ему 26, – рассказывает Лиза. – Почему я, малолетка, поддалась на уговоры выйти замуж за взрослого? Этот вопрос я сама себе до сих пор задаю. Первое время жили у его родителей. Отец моего мужа, устав от бесконечных пьянок сына, выселил нас в недостроенный дом, где были готовы всего две комнатки. Сейчас я понимаю, что, оказывается, на каждую булку хлеба надо брать чек. А тогда полностью ему доверяла и не зацикливалась на штампе в паспорте. Он говорил «потом, потом», а я и не настаивала.

Дом мы достроили, сына родили, муж занялся бизнесом – открыл свое СТО и автомойку, но все равно продолжал пить. Когда я решила уйти окончательно с совсем еще маленьким ребенком, он закодировался. Лет шесть прожили нормально. Потом снова пошли запои, а мне надо было поднимать ребенка – не оставишь же его без отца. И опять муж бил, и опять я временами уходила из дому. Он когда угрозами, когда уговорами возвращал. Но сейчас все пошло по-другому. Сняв меня с прописки, он стал выгонять из дому. Однако теперь я уже не стала никуда уходить: дом, где прожила 22 года, построен ценой и моего здоровья тоже.

Сейчас идут судебные тяжбы. Муж заявляет, что мы не жили вместе, а просто дружили. А совместный ребенок, которому сегодня уже 21, получился нечаянно. В свой дом он перевез меня, тогда 16-летнюю девчонку, лишь затем, чтобы я не лишала его отцовства.

Из «фактов» у него только сфабрикованное (это доказано) от имени сына «заявление» на меня. На моей стороне – многочисленные свидетели, фотографии сватовства и свадьбы, чеки, квитанции…. Судья предложил мировую. Я ничего от совместно нажитого имущества – машины, СТО, мойки, – не требовала, просила лишь однокомнатную квартиру. Но муж встал горой: ему легче оплачивать адвокатов, чтобы защититься от моих «посягательств». Бить, правда, уже опасается, поскольку после моего искового заявления вспомнили его былые грехи – условное наказание по уголовной статье.

Теперь он оскорбляет меня исподтишка – словами. Свекровь встала на сторону сына: она ругается со свидетелями, если встречает их на улице. Может, отец поставил бы его на место, но свекра не стало, когда сынка несколько лет назад судили за хулиганство с нанесением тяжкого вреда здоровью человека.

«Ты нам больше не нужна»

Для матери троих детей Айгуль Ахметжановой даже штамп в паспорте не стал юридической защитой от произвола мужа: она тоже оказалась на улице. Поводом к серьезному разладу с мужем послужило избиение отцом старшего из детей. Когда мать вынесла сор из избы – написала заявление в полицию, отец в ответ подал на развод. И – понеслось как снежный ком. Очаг, где еще недавно собирались отец, мать, дети, дедушки, бабушки, дяди и тети, погас.

Еще процессы в судах не закончились, а отец, быстренько оформив новый брак, уже привел в дом, где росли трое его детей, другую женщину. А чтобы ни они, ни прежняя жена не могли проникнуть в родные стены, врезал новые замки

– Мы с Акбаром, мужем, прожили под одной крышей 18 лет, – рассказывает Айгуль. – Были чувства, уважение, взаимопонимание. Я родила одного за другим троих сыновей. Он работал, я была домохозяйкой. Воспитывала детей, собирала их в школу, учила с ними уроки, возила их в разные кружки. Когда мальчики подросли, муж вдруг стал сильно жалеть деньги, выдавал по 5-10 тысяч в неделю. Он и до этого относился к детям не очень ласково. Набрасываясь за малейший проступок с ремнем, говорил, что его самого так воспитывала мать – и вот, мол, не пропал же.

Если наш старший сын приходил домой в 9 вечера, отец указывал на порог: уходи! Другой сын накопил со стипендии деньги на смартфон, который давно уже есть у всех его сверстников, – отец был в ярости. Держал нас, прямо скажу, в черном теле. Я, как могла, пыталась экономить, чтобы в доме все было. Незадолго до развода вышла на работу – санитаркой в больницу.

8 марта прошлого года, когда я была на дежурстве, муж избил старшего сына шнуром от компьютера, а у того и так здоровье слабое – гепатит С. Я написала заявление в полицию, а муж ответное – на развод. До этого я как-то не интересовалась документами на дом, а тут он заявил, что тот достался ему по дарственной. Судья подтвердила, что на адвоката тратиться мне не стоит. Не делится, мол, такая жилплощадь. Я поверила и подписала мировое соглашение, в котором добровольно признала отца своих детей единоличным хозяином. А он обещал мне снять жилье, но так ничего нам и не предоставил, и мы продолжали жить в своем доме.

В октябре прошлого года бывший муж ушел из дому с какой-то женщиной. 9 декабря отрезал нам газ. А узнав, что я подала на апелляцию, он сломал что-то в системе водоснабжения и оставил нас без воды. Когда выставил окна, я вызвала полицию.

Потом он подал иск на принудительное выселение меня и детей. После суда я спросила судью: «Ваша честь, мы можем продолжать жить в оспариваемом доме?». Ответ был утвердительный. Это было 29 июня 2017 года, а на следующий день мой бывший поменял замки. Сейчас он привел в дом, где родились наши с ним сыновья, новую жену, а мы оказались на улице. Теперь я с младшим, 9-летним, болтаюсь по родственникам и знакомым, а двоих старших пригласили пожить у себя в Астане родители бывшего мужа.

О его родственниках ничего плохого сказать не могу. Это я из простой семьи, а они люди представительные, из рода кожа. Отец, Толенды Ахметжанов, – известный в прошлом волейболист, играл за сборную Казахстана, мать – педиатр. Брат работает в аппарате президента. Он, кстати, человек очень порядочный, как может, поддерживает меня и племянников. Говорит, что я должна отстаивать свои права. Но с Акбаром, отцом моих детей, невозможно ни о чем договориться. Только крики и истерики.

Когда младший сын решил забрать велосипед, я написала бывшему мужу СМС-ку. Он не отреагировал, но мы все равно поехали в чужой теперь для нас дом. Во дворе ходили новая жена и ее родители, они нам не открыли ворота. Тогда сынок перелез через забор и представился жене своего отца: «Я сын вашего мужа. Отдайте мне мой велосипед». «Мы все ваши вещи продали, сейчас я вызову полицию», – ответила женщина. Скоро приехал Акбар. Не один – с полицией. И опять скандал на глазах у ребенка.

«Мои дети требуют половину моего(!) дома! Какие наглецы!»

– Все вранье! – с ходу начал кипятиться Акбар Ахметжанов на просьбу прокомментировать ситуацию, в которую попали его бывшая жена и дети. – Не надо верить ее словам. Дом, во-первых, был построен до моей женитьбы. Во-вторых, его мне подарила моя бабушка. В апреле этого года, согласно мировому соглашению, я ей предоставлял арендное жилье. Но она не переселилась. Требовала от меня половину моего, моего (!) дома. Суд на моей стороне, у меня все документы в порядке.

– А вам своих детей не жалко?

– Старшие находятся на попечении моих родителей, а младшего мне жалко. Он – под ее влиянием, и суд ничего не может сделать. Пока я ничего не писал, но теперь могу написать заявление на бывшую жену за провокацию и ложь, а вас могу привлечь к ответственности!

 – А меня за что?

 – А за то, что лезете не в свое дело.

Айгуль, услышав о «предоставленном» 1 апреля жилье, выразилась точно так же, как и бывший муж: «Вранье!».

 – Когда пришел судебный пристав, я не стала съезжать, потому что никаких документов – доказательств – о снятом арендном жилье не было, – сказала она. – Я же говорю: готова на любой компромисс, но с моим бывшим очень тяжело о чем-то договориться.

Бывшая свекровь Айгуль – Нагима Нугмановна, в отличие от сына, охотно пошла на контакт. По ее словам, он поступил совершенно правильно, выставив бывшую жену на улицу, поскольку та плохо смотрела за домом.

– Позвонила сыну, он сказал, что снял бывшей жене квартиру, но она не захотела съезжать. Но посудите сами: как могут две жены – бывшая и настоящая – жить в одном доме? Ей снимают квартиру, она туда не хочет, хотя ей вообще жилплощадь не положена. Она в мой дом пришла раздетой. Всю одежду покупала ей я.

– А как же дети, ваши внуки?

 – Никто их на улицу не выгоняет. Двое внуков у меня живут. Старшего мы устроили на работу, сейчас поступает в университет. У нас в Астане есть дом. Дед сказал, что перепишет его на внуков, и они потом сами решат, где жить – в Астане или в Алматы. А Айгульке не надо хай-вай устраивать, ей следует деликатно-культурно подойти к этому вопросу. Перепишем на внуков дом, потом они хоть мать берут к себе, хоть ее мужа, если она выйдет замуж. Но ей же все надо сию минуту. Столько лет была моей снохой, но ни грамма не вложила в мой дом по-женски. А теперь чего за него цепляется? Нет, она хорошая, красивая, стройная женщина, но ленивая. Не умеет вести хозяйство, быть матерью. Суд принял правильное решение. Как говорится, мужики на дороге не валяются, его другая женщина окрутила за один месяц. Пусть и не красавица, зато смотрит за моим сыном. Теперь он у меня чистенький и накормленный. Я рада.

– Почему все время меня обвиняют? – недоумевает Айгуль. – Спасибо свекрови, конечно, что не оставила моих детей на улице, но почему забыты мои заслуги? Почему им запомнилось только то, что я красивая и стройная? Почему никто не хочет говорить о том, что в школе учителя знают только меня, а отца у детей вроде бы и нет? Да, этот дом, пока там жили родители мужа, был конфеткой, потому что они все вместе ухаживали за ним. Но мой бывший супруг, он IT-шник по профессии, все возложил на мои плечи. Я старалась, как могла, но не успевала, да и мужская рука там нужна.

Комментарий врача-психотерапевта высшей категории Жибек Жолдасовой:

– То, что мужчины отказываются от своих жен и детей, – неудивительно. Такое происходит довольно часто из-за неудовлетворенности на работе, из-за того, что карьера идет плохо, в коллективе не уважают, отношения с друзьями разладились. А на ком сорвать злость? Только на самых близких, особенно если те зависят от него. Начинаются ссоры, рукоприкладство, унижения и оскорбления. И чем дальше муж и отец заходит в своей агрессии, тем сложнее его остановить. Даже дети перестают вызывать у него в такие минуты родительские чувства. Только злость, нет, даже злобу из-за якобы неподчинения. И тут встречается другая. Она не пилит из-за денег, не навешивает проблемы, связанные с детьми. Дом у нее безупречный, потому что нет детей. Не то что у неряхи-жены, которая вечно ничего не успевает. В общем, отец семейства легко и быстро отрекается от своей семьи, попав в лапы ласковой хищницы. Сняв с себя ответственность за воспитание детей, он умудряется переложить вину за разлад в семье не только на бывшую жену, но и на детей. Последние после этого годами мучаются чувством вины за развод родителей.

Очень часто бывает так, что новая жена уговаривает его переписать недвижимость на нее. Мол, таким образом она обезопасит его от бывшей жены и детей. А дальше – как карты лягут. Вполне возможно, что и он сам тоже окажется ненужным в этом доме. Это, уверяю всех, сценарий, проверенный временем.

Комментарии