ПОНЕДЕЛЬНИК, 27 ЯНВАРЯ 2020 ГОДА
12-06-2014, 22:45

Новые законы усиливают карательные меры в отношении правозащитников


По праву сильного

Новое уголовное и уголовно-процессуальное законодательство Казахстана уже прошло стадию обсуждения и практически принято парламентом. Его разработчики неоднократно утверждали, что по сравнению с предыдущим оно является намного более либеральным и гуманным. Однако, по мнению представителей гражданского сектора, новое законодательство, став более снисходительным к криминалитету, усилило карательные меры в отношении правозащитников и протестной части общества. Против кого воюем? Несколько месяцев назад, презентуя новые Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, первый заместитель генерального прокурора Иоганн Меркель особо выделил такое нововведение, как создание двухзвенной системы уголовно-наказуемых деяний. Грубо говоря, правонарушения предполагается поделить на преступления (как раньше) и уголовные проступки. (К последним отнесен ряд правонарушений "перекочевавший" в новый документ из Административного кодекса). Это деяния, посягающие на личность, права несовершеннолетних, общественную безопасность и общественный порядок, а также преступления небольшой тяжести, за которые в настоящее время не применяется наказание в виде лишения свободы. За уголовные проступки предусматривается широкий спектр мягких видов наказаний - в первую очередь, общественные и исправительные работы. Часть преступлений переквалифицирована из категории особо тяжких - в тяжкие, а тяжкие - в средней тяжести. Новыми кодексами предполагается и запрет на лишение свободы по "экономическим" основаниям. Конечно, если речь идет не о рейдерстве, а нарушитель добровольно и в полном объеме возместил нанесенный ущерб. Параллельно с этим кодексы ужесточают наказание "современным" преступникам, орудующим в кибер-пространстве. Усилится ответственность за распространение информации оскорбительного или клеветнического характера. По словам Иоганна Меркеля, учтено пожелание главы государства усилить ответственность за провоцирование трудовых конфликтов. Наказание за данные виды преступлений, вопреки всем утверждениям разработчиков, отнюдь не мягкое - от одного до трех лет лишения свободы.   И кто после этого провокатор? Странноватое получается у нас законодательство. То есть можно смело украсть миллион, а потом вернуть его и сделать вид, что ничего не было. Возмещать нанесенный ущерб во имя условно-досрочного освобождения Иоганн Меркель вообще предложил даже не самим заключенным, а их родственникам. - Если родственники осужденного захотят, чтобы человек вышел из мест лишения свободы, они постараются что-то найти, - заявил он. В то же время за публичное выражение недовольства действиями или бездействием чиновников (которое, как правило, приравнивается у нас к клевете и оскорблению) или за возмущение незаконными решениями работодателя вполне может наступить реальная ответственность. - Провоцирование тру­довых конфликтов - один из новых видов преступлений, по которым предусмотрено уголовное наказание, - отметила в ходе презентации законопроектов исполнительный директор общественного фонда "Хартия за права человека" Жемис Турмагамбетова. - Но в международном пакте об экономических и социальных правах, который ратифицировал Казахстан, и в конвенциях МОТ есть такая норма - "право на забастовку". Что значит провоцирование трудовых конфликтов? Ведь получается, что ответственность, например, за забастовку, случившуюся на крупном предприятии, перекладывается с его руководства, не сумевшего обеспечить стабильную работу и необходимые социальные условия, на людей доведенных до отчаяния! - В Уголовном кодексе мы никак не ущемляем ни одного предпринимателя, ни одного рабочего, - туманно объяснил тогда Меркель. - Мы не ущемляем их права на проведение забастовок. В кодексе речь идет о другом. Уголовное дело по 400-й статье будет возбуждаться лишь тогда, когда эта забастовка была запрещена судом. Только в этом случае. Все остальные - вне сферы уголовного преследования. Механизм понятен - придравшись к процедурным моментам, любой работодатель легко может признать через суд забастовку незаконной. И вместо того, чтобы самому отвечать за нарушение прав трудового коллектива, отправит на скамью подсудимых неугодных ему работяг. Чем может закончиться трудовой конфликт, если власть и законы будут потакать работодателю, игнорируя при этом права рабочих, мы уже видели на примере трагедии в Жанаозене.   Гражданский сектор - против! Представители неправительственных организаций обратились к президенту страны Нурсултану Назарбаеву с просьбой наложить вето на принятые народными избранниками кодексы. Они, по мнению общественников, в значительной степени ограничивают и ущемляют права человека, противоречат Конституции РК и ратифицированным международным договорам. "В новом Уголовном кодексе РК прямо нарушается право граждан на свободу объединения, - говорится в обращении. - В него добавляется новая дискриминационная формулировка - понятие "лидер общественного объединения" как специальный субъект преступления. Это может привести к преследованию любых членов общественных объединений, особенно их активистов, на основании произвольных предположений об их лидерстве…". Еще одной причиной для возмущения стала статья "Незаконное вмешательство членов общественных объединений в деятельность государственных органов". "В связи с отсутствием ясного и недвусмысленного толкования понятий, содержащихся в этой статье (воспрепятствование законной деятельности, присвоение функций), - отмечают правозащитники, - это даст недобросовестным чиновникам возможность трактовать любое справедливое требование общественности как незаконное вмешательство в их деятельность и сведет на нет общественный контроль в стране". Направленность законодательства против общественных объединений, уверены представители гражданского сектора, приведет лишь к подавлению любой критики в адрес государства. Законы в их нынешнем виде позволят легко поставить крест на любом НПО, приостановить и даже прекратить его деятельность за любое незначительное нарушение технического характера. И более того - позволит наказывать общественные организации за любую законную деятельность, не определенную в уставе организации. В Уголовном кодексе расширены основания и сохранена санкция в виде трех лет лишения свободы за клевету, предусмотрена, как и прежде, особая защита личных неимущественных прав государственных служащих высокого ранга. Более того, введена новая статья "Распространение заведомо ложной информации", предусматривающая наказание до десяти лет лишения свободы и не исключающая возможность привлечения к ответственности за распространение мнений, взглядов, убеждений и предположений. "В Кодексе об административных правонарушениях РК сохранены все чрезмерные санкции в виде приостановления и закрытия СМИ за нарушения технического порядка, - отмечают правозащитники. - Вопреки статье 16 Конституции РК, гласящей: "каждый имеет право на личную свободу", теперь согласно нормам нового УПК РК, задержанные подозреваемые не смогут в срочном порядке беспрепятственно быть заслушанными судом по поводу законности их задержания, как того требуют международные стандарты. В принятом парламентом УПК РК остаются противоречия между правом задержанных подозреваемых на немедленное и самостоятельное оповещение близких и положением, уполномочивающим следователя самому уведомить близких задержанного. При этом допускается отсрочка оповещения до 12 часов…. Сообщения участников уголовного процесса о пытках, согласно новому УПК РК, расцениваются не как заявления о преступлении, а как жалобы "на действия и решения лиц, осуществляющих досудебное расследование". Нет независимого механизма расследования". По словам подписантов, это лишь небольшая часть норм, не соответствующих международным стандартам. На всех стадиях работы над названными законопроектами представители гражданского общества пытались убедить разработчиков в их неправоте, однако их усилия оказались безрезультатными.   Исправить ошибку никогда не поздно По словам правозащитницы, лидера "Общественного фонда парламентаризма в Казахстане" Зауреш Батталовой, такие законодательные нормы лишают граждан любой возможности влиять на решения, принимаемые госаппаратом. Критику признают клеветой, обращения - вмешательством в деятельность госорганов. - Сегодня общественные объединения казахстанскими новеллами признаются как особо опасный вид юридических лиц, - говорит правозащитница. - Это противоречит Конституции. Налицо дискриминация. Очень многие общественные объединения продвигают социально-экономические права граждан, право на жилье, права инвалидов, права детей. Но теперь любые их акции, любые их действия, направленные на защиту вышеназванных категорий граждан, могут быть использованы для того, чтобы эта правозащитная деятельность была признана незаконной, а лидеры и активисты - привлечены к ответственности. Получается, граждане страны не будут иметь механизм продвижения, защиты своих прав. Это чревато серьезными последствиями. По словам Батталовой, власти намеренно хотят ограничить правозащитную деятельность в Казахстане. Доводы же о том, что такие меры вводятся в рамках борьбы с террористическими организациями, она считает несостоятельными. - Я думаю, что ни одна организация в своем уставе не будет прописывать намерение заниматься террористической деятельностью, - иронизирует она. - Все согласуют свои уставы с законодательством. И отслеживать их деятельность - это дело правоохранительных органов, которым нужно не законодательными ограничениями заниматься, а правильно осуществлять надзор! Правозащитница надеется, что если обращение получит серьезный резонанс, то глава государства прислушается к мнению гражданского общества.   Меруерт КАСЫМОВА, Астана  

Комментарии